Опыт рассуждений о региональной идентичности

Фото автора

У всех есть свои особенности, у нации – национальные, у города – городские, у отдельно взятого двора – дворовые, оказывающие влияние на формирование менталитета целых поколений. А есть ли свои уникальные особенности у Региона-86?

В 2007 году вышла в свет любопытная книжка «Пространство, люди, экономика Югры. Социально-экономическая трансформация Ханты-Мансийского автономного округа». Авторы, ученые из Института географии РАН и МГУ, в частности рассмотрели «Проблемы формирования региональной идентичности», в рамках которых выделили и обосновали некоторые из особенностей, присущих югорчанам.

На мой взгляд, некоторые из этих утверждений справедливы, некоторые – весьма спорны. Так, например, ученые посчитали, что у нас с вами сильны «неукорененность и синдром переселенцев», «высокая мобильность», «чувство собственного превосходства», «чрезвычайная реактивность поведения» и т.д. и т.п. Со стороны, особенно из Москвы, это, конечно, виднее.

А я бы выделил другую черту общего югорского характера – чувство самоуважения. Оно зиждется на внутренней убежденности современного жителя Ханты-Мансийского округа – «я все могу». И речь идет не только об умении работать при минус пятьдесят, терпеть и находить особую прелесть в преодолении трудностей, что было свойственно в большей степени людям старшего поколения. Но именно эти люди посредством своего титанического труда, неуемной энергии и – будем объективны! – удачному стечению обстоятельств заложили фундамент этого самого самоуважения в самом начале 90-х годов.

Югра тогда стала самостоятельным и полноправным субъектом Федерации, в котором было больше денег и справедливости, и гораздо меньше нищеты и бесправия, чем в других российских регионах. В стране все рушилось, закрывалось, зарастало, спивалось, уезжало и делало аборты. В Югре упрямо работало, строилось и рождалось.

Особый статус югорчанина имел в те времена и внешние признаки. Помните, с какой гордостью ваши глаза вычленяли в московской или сочинской толпе людей в одинаковых с вашей заграничных «бартерных» курточках? Наши идут! Помните те плохо скрытые нотки зависти в глазах юмористов, рассказывающих о ханты-мансийцах, «на вес» покупающих «галстуки от Версаче»? А мы и не то могем!

На рубеже тысячелетий югорчане жили чуточку лучше, чем остальное население России, а потому в нас формировалось — не превосходство! – чувство собственного достоинства. По большому счету жители округа никогда не знали, что такое безработица, ведь здесь количество вакансий всегда превышало число стоящих на учете в службе занятости.

Старшее поколение сумело сохранить чувство уважения к любому труду, который по их мнению априори благороден и благодарен, востребован и по достоинству оценен. Вы посмотрите на наших пенсионеров-дачников, которые несмотря на все свои недуги и болячки упрямо копошатся в земле! С какой самоотверженностью борются они за урожай, с каким упорством волокут на остановку тяжеленные мешки! Что заставляет их идти на такие жертвы – голод и нищета? Отнюдь. Чаще всего в основе лежит привычка к труду и утверждение, что «без работы помрешь».

Правда, в самоотверженности подобного рода таится и скрытая опасность. Пока родители надрывали пупки сначала на «стройках века», а потом на личном подворье, их дети (а тем более внуки) привыкали к комфорту и благополучию. Имея все среднестатистические европейские блага и возможности, привыкнув к стабильности и порядку, югорская молодежь в своей массе не переняла родительской страсти к труду.

Сегодня редко увидишь сильных, умных и успешных детей на стариковской даче. Чаще всего они приезжают лишь на шашлыки либо «крышу поправить». При этом они снисходительно укоряют своих бабушек: чего ты на этом огороде костьми ложишься? Отдыхай лучше дома, мы тебе любые фрукты-овощи купим и привезем! И очень удивляются, услышав отказ.

Я бы выделил еще одну, не оригинальную, но ярко проявляющуюся особенность югорского характера – любовь к родной земле. Это чувство имеет множество разных проявлений. Например, в стремлении оставить чистоту после своего выезда на природу (это случается все чаще и чаще, но далеко не всегда). Или в интересе к прошлому своего края, реализуемом в социальных сетях. Или в массовой поддержке «своих» спортсменов на состязаниях. Или даже в излишней политизированности значительной доли населения, стремящейся принять активное участие в формировании своего будущего.

…Надо бы подводить свои размышления к каким-то выводам, а их почему-то нет. Не родились они еще или не созрели. Давайте вместе с вами задумаемся: а кто мы такие, югорчане? Только ли полтора миллиона «гомо сапиенс», волею случая оказавшихся на одном таежно-болотном участке, или некий конгломерат разных людей, тем не менее имеющих несомненные общие черты, наклонности и стремления?

Так кто мы – югорчане?

2014

«Под грустное мычание…»

Фото Олега Холодилова Люди, которые нас кормят – как они живут? Перебиваются с хлеба на квас или катаются как сыр в масле? […]

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика