У высоких берегов Амура…

Однажды Ангела Меркель призналась журналистам, что мечтает проехать по Транссибирской магистрали. Мечту канцлера удалось осуществить мне – хотя и несколько в усеченном виде…

Путешествие в поезде от Тюмени до Хабаровска занимает почти пять суток и позволяет вдоволь поразмышлять о смысле жизни. Омск –Новосибирск – Красноярск – Иркутск – Чита — Благовещенск, а между ними – Сибирь-матушка и Дальний Восток-батюшка. Богатейшие и нищие, удивительные и ужасающие, молящиеся и пьяные.

И – пустые. Иногда на десятки верст не увидишь свежих следов жизнедеятельности человека, одни только руины и пожарища, труха и тлен, дрова и металлолом. Заросли березняком бывшие колхозные поля, провалились крыши скотных ферм, корявые деревеньки уныло смотрят на проносящиеся мимо составы. Если бы не линии электропередач и спутниковые тарелки на избах, то они мало чем отличались бы от тех, что стояли здесь в XVII веке.

А красоты вокруг открываются потрясающие, особенно в Забайкалье и Приамурье. Высокие пологие сопки, покрытые редкой щетиной листвяжника, крутые каменистые осыпи, кипение воды в быстрых горных речках – все это сразу оживляет в памяти книги Седых, Черкасова, Федосеева, Арсеньева, Задорнова.

Мало что изменилось за последние десятилетия и внутри поездов. Нет, конечно обновляется подвижный состав и теперь даже в туалетах плацкартных вагонов появились – внимание! – освежители воздуха. Но вот менталитет народа изменить невозможно, а потому все прелести плацкартной жизни остались неизменными: копченые куры на столиках, дырявые носки в проходах, повсеместная инородная речь, детский плач, спертый воздух. Романтика. Меркель бы понравилось.

Будь неладно государство с его хлорированной заботой о «благе народном», за которой чаще всего стоит банальное лоббирование чьих-то бизнес-интересов. Чего добилось оно, запретив
«ручную» торговлю на железнодорожных станциях? Во-первых, лишила заработка тысячи станционных бабушек, во-вторых, оставила проезжий люд без горячих пирожков, семечек и яблок, а в-третьих обогатила нескольких толстосумов, держащих в руках все придорожные магазины.

На территории РЖД стало заметно больше порядка. Наряды полиции и ведомственной службы безопасности, бдительно зыркая по сторонам, регулярно обходят вагоны и станции. Не знаю, каковы шансы этих парней уберечь объекты от злых террористов, но вот пьяных компаний и агрессивных дебоширов в пути нет вообще. Вывели их как класс.

Их нишу «раздражающего фактора» по степени надоедливости заняли вездесущие узбеки, масса которых передвигается по Транссибу. И вот вроде бы эти малограмотные и трудолюбивые дехкане не совершают ничего дурного, но само их количество, громкая речь, одуряющая музыка из дрянных телефонов, ряды голых мозолистых пяток в проходах и одновременное заваривание десятков «дошираков» как оружие массового поражения – все это не способствует росту к ним симпатии со стороны остальных пассажиров.

На всем тысячеверстном пути от Иртыша до Амура не заметно других следов промышленного производства кроме лесопиления. Вот с этой «отраслью» все в порядке, особенно в Забайкалье и Приамурье. День и ночь сотни больших и малых лесопилок шмурыгают лес, потом пиломатериал упаковывают и большей частью отправляют в бездонное и прожорливое китайское чрево. Тысячи кубометров некогда девственного сибирского леса, превращенного в доски и брус, направляются в сторону границы, оставляя после себя бесстыдно оголенные сопки. Того и гляди вчерашнее «зеленое море тайги» превратиться в жалкую, заболоченную пустошь.

О степени благосостояния среднестатистического сибирско-дальневосточного жителя можно судить по его личному автотранспорту. Здесь я увидел вполне себе успешно бегающие по дорогам «шишигу», «копейку», «Верховину», ЛУАЗ, «Москвич-412», ЗИЛ-130 – те «рабочие лошадки» советского автопрома, которых днем с огнем не сыщешь на территории Югры. А вот на просторах остальной России ветераны до сих пор служат верой и правдой.

Ладно, за разговорами мы заболтались и не заметили, как наш поезд неспешно вполз на «пятитысячерублевый» мост через Амур, и на горизонте появилась столица края. «Хабар» по-старому «удача», а я в Хабаровске живу…»

Окончание следует…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика