О «Югре» — с любовью

Осенью следующего года у регионального журнала «Югра» будет юбилей — 10 лет с момента выхода первого номера. Большой и тернистый путь выпал на долю этого издания.

У него было три главных редактора, редакция путешествовала из Ханты-Мансийска в Сургут и обратно, одна за другой рождались и умирали концепции, направления, разделы и темы. На сегодняшний день «Югра» превратилась в шикарный «толстый» журнал, вобравший в себя все возможности современной полиграфии и в полной мере отвечающий новому имиджу округа, преуспевающего и яркого. Но вместе со многими ненужными и обременительными мелочами, закономерно исчезающими в прошлом, уходит что-то очень важное, необходимое. Иногда теряя на первый взгляд малозначимую вещь, потом всю жизнь укоряешь себя за рассеянность и близорукость…

С сентября 1991 года по 1994-й «Югра» мало напоминала журнал как таковой. Это была 64-страничная брошюрка формата А-5, блёклая и непритязательная на вид. И вместе с тем именно эти «тетрадочки», аккуратно подклеенные и бережно сохраняемые, я видел в домах многих людей. С этих серых мягких страниц шагнули в югорский читательский мир Х. Лопарев и А. Дунин-Горкавич, Н. Ядринцев и Г. Бардин, Ф. Штильмарк и К. Гарновский. Здесь, среди мелких строчек и примитивных рисунков, встречались произведения столь разных личностей, как Горький, Флоренский, Ганди и Рерих. Каждый очередной номер порой захватывал почище импортных бестселлеров, хотелось возвращаться к нему вновь и вновь, словно к старому другу.

Редактор журнала Валерий Константинович Белобородов смог объять необъятное — не просто втиснуть на шестьдесят четыре странички абсолютно разноплановые произведения, но создать совершенную, стройную систему историко-культурного издания в его классическом понимании. Если брать в расчёт не полиграфию, а содержание, то он мне напомнил «Отечественные записки» 60-70-х годов XIX века — тот же высокопрофессиональный конгломерат публицистики, критики, художественной литературы. И свой, неповторимый, стиль.

А потом наступил 1995 год, редакция переехала в Cypгут, возглавил её В.В. Киселёв. В два раза увеличился формат журнала, он наконец-то воплотился в цвете. В целом в нём сохранился заложенный отцами-основателями импульс. Развивалось краеведческое направление, появлялись работы на историческую тему, значительно возросло количество публикаций о доморощенной культуре. Раз за разом удивлял нас Ю. Надточий, радовал Н. Патрикеев, появлялись новые яркие имена вроде натуралистов — супругов Сыжко или поэтессы З. Катаниной.

С января 2000 года «Югра» вернулась в столицу округа, уже под руководство Н. Филимонова. Теперь она кардинально изменилась, объединив в себе историко-культурного «предка» и общественно-политический журнал «Югра: Дела и Люди», выходивший с 1997 года. Не узнать стало того «гадкого утёнка», которым он был некогда, улетучился налёт провинциальности.

И вместе с тем практически исчезли с его страниц стихи и рассказы, теперь не увидишь здесь орнитологические зарисовки Ю. Гордеева или ихтиологические изыскания Г. Никонова, ушли в прошлое полезные советы о том, как изготовить птичьи кормушки, посуду из бересты или лодку-долблёнку, отсутствуют такие некогда постоянные рубрики, как русско-мансийский разговорник, топонимика Югры, образцы национальных орнаментов, схемы ловли уток перевесами — да мало ли иного, чуть наивного, трогательного и полезного было в «Югре»-1 и 2! Теперь «внучке» приходится «держать марку», соответствовать имиджу «лицевого» издания. Получилось так, что «Югру» практически поглотила «Югра: Дела и Люди». На её страницах прочно обосновались длиннющие очерки, статьи о первых лицах округа, интервью с руководителями комитетов и департаментов, здесь стало престижно печататься для искусствоведов и критиков.

Многие статьи настолько утяжелены пустыми словесами, что за этими нагромождениями теряется рациональное зерно. По сравнению с материалами многих титулованных авторов гораздо милее непритязательный язык И.Н. Каскина, чья повесть «У родного Чугаса» увидела свет на страницах журнала в 1992 году.

Разумеется, в новой редакции у «Югры» появилась масса новых достоинств. Во-первых, оригинальный дизайн, замечательные фотографии Л. Березницкого, И. Дементьева, А. Пашука, содержательные публикации В. Князева, П. Косинцева, А. Сургутскова. Довольно подробно освещается позиция правительства и думы округа по множеству вопросов, подробно рассказывается о городах и весях сибирской глубинки, с охотой выступают в красочном издании различного рода заведующие, ректоры и директоры. Обновлённую «Югру» не стыдно показать на любой выставке прессы, её можно с удовольствием полистать, полюбоваться иллюстрациями, отыскать знакомые фамилии, А вот бережно хранить и перечитывать почему-то не тянет. Слишком мало там простого и увлекательного, скрыты эти крупицы под шикарным асфальтовым покрытием, официально наведённым глянцем…

У «Югры» большой потенциал, немалые творческие возможности, желание и опыт. На мой взгляд, все направления в прессе необходимы, все концепции имеют право на жизнь. Вот только жаль, что безвозвратно уходит в замечательном журнале то, первое, с чего всё начиналось. Придёт ли лучшее — кто знает?

2000

P.S. Прошло 18 лет с момента подготовки этой заметки. Журнала «Югра» больше нет – краеведческое издание с богатейшим опытом, архивом, имиджем, собственной историей оказалось не нужным Ханты-Мансийскому автономному округу. Раз в год, к дню рождения региона, выходит в свет глянцевый альманах под одноименным названием, и в малой степени не отвечающий чаяниям читателей.

Не вписалась ветхозаветная «Югра» в технократическую эпоху инноваций. Увы…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика