«Двойка» по здравому смыслу

Я – в ахере.

Простите меня, интеллигентные и высоконравственные, но я не могу подобрать менее вульгарного и в то же время более ёмкого слова, определяющего то состояние, в котором я нахожусь после знакомства с циклопическим объемом знаний наших школьников. И требую немедленно объявить сбор средств на конную статую Ливанова, на которой бы славный экс-министр попирал поверженные фигуры Знаний и Здравого Смысла.

Но обо всем по порядку.

Вчера мне в качестве эксперта довелось принимать участие в городском квесте, призванном продемонстрировать миру уровень познаний ханты-мансийских детей в различных областях жизни. Не знаю, каков он в химии, русском языке и астрономии, но вот что касается местной истории и географии, то глубина этих самых познаний сравнима с Марианской впадиной. В том смысле, что увидеть их без батискафа немыслимо.

На «историческом» этапе перед командами всех школ города выкладывали фотографии десяти людей, внесших большой вклад в развитие Ханты-Мансийского автономного округа – и яркие, креативные, позитивные команды моментально превращались в стада трогательных овечек, испуганно разглядывающих новые чугунные ворота.

Нет, у меня и в мыслях нет желания ругать детей, дети у нас хорошие и где-то даже замечательные. Они не виноваты в том, что родителям некогда почитать с ними сказки народов Севера, что в воскресенье папа хочет посидеть в соцсетях, а не сходить с ребенком в музей, что мама сама ничего не смыслит в местной топонимике и сибирской истории. И не виноваты в том, что их преподаватель краеведения приехала пару лет назад с «большой земли», в глаза не видела урман и не отличит чебака от Чебурашки. И тем более не виновны в том, что в системе образования России воцарилось идолище поганое – ЕГЭ.

А результаты такого отношения налицо.

— Ну, ребята, напрягитесь! Кто это? Подсказываю: ученый, исследователь, написал книгу «Самарово», памятник ему стоит на площади Свободы, в городе есть улица его имени, зовут Хрисанф Мефодьевич, первая буква фамилии — «Л»…

— Лермонтов? Ломоносов? А-а-а, знаю, Ленин!

— А этого человека узнаете? Известный художник, в городе есть его галерея-мастерская, фамилия начинается на букву «Р»…

— Да фиг его знает…

— Давайте попробуем еще раз. Это – ученый, лесовод, краевед, его именем названа одна из улиц Ханты-Мансийска. Внимание! Фамилия у него состоит из двух частей.

— Карл Маркс! Нет?! Ну, тогда Патрис Лумумба!

Твою ж дивизию…

Следующий этап: надо на контурной карте Ханты-Мансийского округа указать названия девяти районов. Лишь одна(!) из команд целиком справилась с этим эпически сложным заданием. Виват преподавателям Гимназии №1! Все остальные плавали по географии со смелостью Колумба и упертостью Вовки из Тридевятого царства, запросто учреждая на территории Югры такие районы, как «ЯНАО», «Камчатский» и даже загадочный «Боярский». А уж с какой легкостью Кондинский район вдруг оказывался Нижневартовским, а Октябрьский – Березовским! Привет всем учителям географии!

Как же так?

Каждый год в округе выпускаются десятки книг по краеведению, всяческие там энциклопедии, справочники и тэ дэ и тэ пэ. Лет двадцать, как историю края изучают как обязательный предмет либо как факультатив в школах. То и дело на бюджетные средства производятся мультики на местную тематику, баннеры, настольные игры, ролики, фестивали, викторины, ранцы с, прости, Господи, «Югоркой», вскорости обещают забацать фундаментальный и многотомный исторический труд.

Можно важно надувать щеки, кивать на тонны макулатуры и сотни миллионов потраченных рублей, хвалить самих себя и хвастаться, как мы здорово изучили каждый камушек нашей истории. А между тем югорские детишки – наши детишки, плоть от плоти и кровь от крови! – не могут отличить Салманова от Ашапатова, Конькову от Слепцовой, Филипенко от Айпина. Не представляют, какая река течет за окном, и будут долго размышлять, где именно произошла решающая битва между войсками Ермака и польско-гвинейским ополчением.

И это мы сделали их такими, мы – педагоги, родители, чиновники. Произвели на свет орду не помнящих родства иванов – умных, симпатичных, добрых, но абсолютно беспамятных.

Не потому ли так стремятся сбежать повзрослевшие дети с югорского «корабля», что не чувствуют к нему особой привязанности? От понимания и узнавания возникает симпатия, из которой в свою очередь рождается любовь. Нельзя любить то, что является для тебя ЧУЖИМ.

И вот поэтому я – в полном ахере.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика