Юрты Терешкинские

Светлана Тюлина 

Юрты Терешкинские в 1904 г. упоминаются в книге Дунина-Горкавича «Тобольский Север» как песок и ямка, жилых строений там не было.

В «Списке населенных мест Тюменской области, возникших с 1908 г. (по старому административному делению Тобольской губернии) значатся под № 576 юрты Терешкины – при протоке Назым, на проселочной дороге. Хозяйств 3, число жителей 5.

В «Краткой характеристике Самаровского района Остяко-Вогульского округа 1928-1929 гг.» значится земельное общество Терешкинское, где хозяйств 2, едоков 8.

13 декабря 1929 г. смотритель рыболовства по Самаровскому району П.П. Харитонов и уполномоченный Терешкинского земельного общества Самаровского района В.П. Новоселов составили акт «О пользовании землей с/х значения и землепользования других видов, исключая рыбугодья», в котором они описывают данные юрты: «Юрты Терешкинские расположены на левом берегу реки Назым в расстоянии от него в 150 саженей, а от близлежащего населенного пункта (близ реки Назым) юрт Кышиковских 22 версты. Юрты расположены на гриве, занимая в длину 50 саженей, шириной 30 саженей, весенним разливом водой не заливаются, в редкие годы, может быть в десять лет, юрты бывают и в воде, последней около домов бывает на 1 вершок. Жители в юртах поселились в 1927 г., до 1927 г. место поселка пустовало, не жил никто. Картофель и репу, морковь пробовали высаживать в 1929 г., родится хорошо. В дальнейшем огородничеством заниматься думают, место под огороды есть около домов. Скотоводством не занимаются, не имеется мест под выгон, и нет мест, где бы можно было косить и ставить сено, кругом лес и болота».

Юрты Терешкинские были основаны как населенный пункт в 1929 г., ввиду наплыва пришлого русского населения. Было всего 2 хозяйства, в которых проживало 8 чел., все по национальности русские.

На 1 января 1934 г. в д. Терешка было 7 единоличных хозяйств с численным составом 29 чел., из них 14 мужчин, 15 женщин, по национальности все русские.

В 1936 г. в деревне числилось 2 хозяйства с населением 7 чел., в 1937 г. 4 хозяйства с населением 13 чел.. В 1939 г. в деревне проживало 3 человека в 2-х хозяйствах. В 1941 г. в «Экономической и географической характеристиках сельских Советов Самаровского района» деревня Терешка не значится.

На месте деревни Терешка был организован рыбоприемный пункт гослова. Напротив, по правому берегу реки Назым, был построен поселок Новый Назым.

Из воспоминаний Елены Николаевны Спасенниковой (Волдиной):

«1951 год – очередной переезд, в связи с укрупнением колхозов: власти приказали жителям Красной горки и всем жителям маленьких деревень – Сын-Вар, Большой Вар, Вершина, Кузнецы, Репь-егом – ехать на слияние двух рек – Ить-Ях и Назым, указали место рядом с маленькой деревней Терешка, в которой жило русское население.

Решено было организовать общий колхоз для жителей, живущих вдоль этих рек. В деревне Терешка был один только магазин – ни школы, ни медпункта не было».

Из воспоминаний Серебрянниковой (Кауртаевой) Глафиры Филипповны:

«На берегу крутого яра показалась крыша избы. Подходим ближе, показался сам домик, такой аккуратный, был срублен не для большой семьи. Недалеко от домика банька, сарай для дров. Все это сделано умелыми руками, аккуратно, по-хозяйски. «Живем мы тут с 1930-х гг.» – рассказывали хозяева. Бежали люди от раскулачивания.

Спросила у деда Константина, давно ли они тут проживают: «Да, давненько, доченька. Тут уже мы старые стали, наши дети в Вершине живут, ребятишкам учиться надо. Здесь поначалу было много жильцов, да все уехали в Вершину. Дети подросли, в школу надо отдавать. Зять Николай с женой Еленой, да семеро детворы. Николай Манахов председатель колхоза. Небольшое хозяйство и добыча рыбы. Коров несколько голов да три лошади, с сеном плохо. Сено далеко возить. У деревни кругом болота». Хозяйка поставила самовар. На стол поставила пирог рыбный, жареную картошку, грибы соленые. Натопила баньку. Я подсела к деду Константину и попросила его починить мне мои бродежки, я их сожгла. Я сижу, задумалась. «Да, ладно, не горюй», – говорит дед, – «Я на все руки мастер. Сколько людей в эту обувь одел, на этом зуб съел. Сам кожи выделывал, себе выделывал и всей деревне. Всех одевал. Жили мы хорошо, да вот, поди же, кому взбрело в голову, что надо отобрать у одних и отдать другим ни за грош, ни за копейку. Вырежу две заплатки, сделаю дратвы, починю твои бродежки, как новые будут. Можешь в Вершине на танцы сходить», – смеялся дед Костя. Потом дед Константин рассказал о своей судьбе, которая занесла их в эти северные места: «Работали мы, не покладая рук. Приходилось выживать, годами гнули спины, с утра до вечера. Отдыхать некогда было. Пришли, описали, распродали, кому что угодно, брали. Вот и выслали нас из Охтинского района. А мы с братом сбежали».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика