Петр Шаламов: неузнанный фронтовой поэт

Наталья Корба

Так бывает, живет человек, строит дом, создает крепкую семью, защищает Родину, трудится в родном селе. Но проходит каких-то шестьдесят лет, и никто уже не помнит, а ходил ли человек по земле, был ли он? И так бы стерлась память, если бы человек не написал в газету. Эта удивительная история началась со стихов, присланных с фронта в 1944 году в «Сталинскую трибуну» неизвестным фронтовым поэтом, жителем Березово. Его звали Петр Иванович Шаламов.

«Сквозь свинцовую злую пургу…»

Во время войны фронтовики часто писали письма не только домой, но и в свои газеты. Они рассказывали о подвигах нашей армии, о жестокости врага, призывали земляков, оставшихся в тылу, трудиться на благо Победы. Ежедневно такие письма сибиряков публиковала и «Сталинская трибуна».

Просматривая газетный архив, я обратила внимание на стихи старшего сержанта Ивана Петровича Шаламова. Слишком хороши, слаженны для поэта-любителя. На привалах в минуты затишья солдаты переписывали друг у друга стихи и песни, у многих из них были авторы – известные поэты-фронтовики. Но такие произведения легко найти в других источниках, в том числе в Интернете. Стихи Шаламова глобальная паутина нигде не нашла. Этот факт заинтересовал.

Следом мне попадается ранящий в душу очерк Шаламова о Марии Молуновой. Она добровольцем ушла на фронт из Полновата и прошла весь ад войны, включая немецкий плен. Сомнения в авторстве Шаламова пропали.

Мои поиски продолжились, и вот – удача! 25 марта 1944 года «Сталинская трибуна» печатает стишок дочери Шаламова – Маруси из села Березово:

«Красной Армии бойцы, Возьмите все свои штыки, Примкните их к виновникам, Колите немцев ловко! Жду дорогого папу с победой».

За год Иван Петрович, находясь в действующей армии, опубликовал в «Сталинской трибуне» два очерка и три стихотворения, по которым можно было отследить боевой путь сибиряка. Последнее письмо пришло в газету в феврале 1945 года:

…И теперь сквозь метель и бураны,

Сквозь свинцовую злую пургу

В незнакомые дальние страны

Я вхожу под раскатистый гул.

Не страшна мне и зимняя стужа,

С детских лет я с морозом знаком.

Только крякнешь да стянешь потуже

Полушубок солдатским ремнем.

И пускай все крепчают морозы

Пусть метели над степью метут –

Мы идем непреклонно и грозно,

Чтоб свершить над фашизмом наш суд.

В списках не значится…

Предвкушая интересную историю, я позвонила в окружной совет ветеранов. Мне было известно имя, звание, родной город солдата, можно было определить примерную дату рождения и уровень образования. А самое главное – были замечательные стихи, я была уверенна — талантливый человек не мог остаться незамеченным.

Но, оказалось, о таком фронтовики в совете ветеранов не знали. В многотомнике «Книга памяти» его имени тоже не нашлось. Запросы в военкомат Березовского района и Березовский краеведческий музей не дали никаких результатов – информации о Шаламове нигде не было. Я начала сомневаться, а был ли фронтовик?

Вернулся с Победой

Пролить свет на судьбу поэта-сибиряка помогли отзывчивые сотрудники Управления ЗАГС Югры. Оказалось, Петр Иванович Шаламов действительно родился в Березово 25 декабря 1919 года. Там же был заключен его брак с Марией Калиновной Шаламовой. Но самое главное, сохранились документы о рождении двух детей Петра Ивановича. Это означало, что Шаламов, как и обещал в газете дочке Марусе, вернулся домой с Победой.

В 1948 году в семье Шаламовых родился уже третий ребенок – дочь Маргарита. В это время Петр Иванович работает бухгалтером в Березовском рыбкоопе, а его супруга – учителем в начальной школе.

Через два года, в ноябре 1950 года родился последний ребенок – Юрий. Шаламовы уже не просто представители сельской интеллигенции, они – одни из первых людей в Березово. Петр Шаламов занимает должность заведующего торговым отделом Райсоюза, Мария Калиновна руководит Березовским интернатом.

Удалось выяснить, что жили Шаламовы на улице Кооперативной, вот только сейчас такой улицы в Березово уже нет.

Неуловимая память

Я надеялась, что теперь, имея столько информации, удастся найти родственников Петра Ивановича. Елена Максимовна Грачева, председатель совета ветеранов Березовского района, внимательно выслушала мой рассказ.

— О таком фронтовике и о Шаламовых я ничего не знаю, — с сожалением сказала Грачева, — Но мы будем искать, сделаем все возможное!

Елена Максимовна опросила всех старожилов и изучила архив Березовского района. Из найденных документов следует, что Петр Иванович и его супруга были ценными кадрами Березовского района, не раз проходили курсы повышения квалификации. Последние документы по Шаламовым датированы 1952 годом. Тогда Мария Калиновна вышла из декретного отпуска на работу в школу.

— По всей видимости, вскоре после этого семья уехала отсюда, — сделала вывод Грачева.

На сегодняшний день в Березово не осталось ни одного участника Великой Отечественной войны. И ровесников Шаламова, тружеников тыла, тоже нет в живых. Ушли прямые свидетели тех лет, и с ними ушла память. Очевидно, что Шаламовы когда-то уехали из Березово, забрав с собой престарелых родителей. Советы ветеранов ведут списки участников войны, ушедших из жизни в мирное время, поэтому, если бы Петр Иванович умер в Березово, о нем бы сохранилась какая-то информация.

В записи акта о рождении Юрия Шаламова есть пометка: «В 2009 году справка о рождении повторно выслана Шаламову Ю.П. в Березово». Видимо, Юрий Петрович приезжал за документом, на этом следы Шаламовых теряются.

Сталинская трибуна, 13 февраля 1944 года

Не забудем, не простим!..

В сутолоке небольшого, шумного, переполненного людьми вокзала я рассеяно скользил взглядом по стенам, говорящим кратким и ярким языком плакатов, по незнакомым лицам.

Рядом остановилась немолодая женщина, с правильным грустным лицом, с глубоко запавшими синими глазами под жалкими остатками ресниц. Поседевшие пряди русых волос, изрезанное ранними морщинами лицо, усталая фигура в шинели, — заставили меня всмотреться в нее пристальнее.

Память напряженно работала. Всплывали далекие полузабытые картины, яркие обрывки воспоминаний…

Далекое таежное село Полноват Микояновского района; стройная фигура девушки-лыжницы стремительно несется с горы навстречу буйному свежему ветру. Вьется столбом, искрится снежная пыль. Девушка озорно поблескивает синими, опушенными чудесными густыми ресницами, глазами, падает, барахтается и, увязая в глубоком снегу, звонко хохочет…

Маруся Молунова… «Нет, не может быть, — отгоняю от себя назойливые воспоминания. — Марии сейчас не больше 25 лет, а этой…»

Женщина, сидящая рядом со мной, тоже задумывается. Тяжело вздыхает, коротким резким движением смахивает с ресниц прозрачные, скудные слезинки.

Это она. Через 7 лет. Тоскливо заныло сердце, сами собой сжались кулаки.

Что стало с ней за эти годы?! Прерывистым шепотом, волнуясь от бури нахлынувших воспоминаний, рассказывает она о себе.

В первые дни войны ушла добровольцем на фронт. С сумкой медсестры вместе с бойцами шла тысячи километров. Севастополь, Симферополь, Одесса. Полуторамесячный кошмар немецкого плена. Это они, изверги, сожгли пушистые девичьи ресницы, ломали ногти, издевались, били… Убежала, ушла к партизанам. Седая, с окаменевшим сердцем, отвердевшим в боях, защищала она Сталинград. Четыре раза ранена. На ее счету 30 убитых немцев. На груди – орден Отечественной войны I степени, медали «За оборону Сталинграда», «За оборону Одессы»…

Вспоминаем Полноват, Василия Пернова, Ивана Конева, Галю Котовщикову. Лену Балину, многих других, с кем прошла беззаботная счастливая юность.- Передавайте им привет, — говорит она на прощание.

Я передам. Я скажу им еще и то, что мы, бойцы Красной Армии, не забудем, не простим врагу сожженных ресниц, запавших глаз, усталых плеч Маруси.

Они еще получат сполна! П. И. Шаламов, Полевая почта 31130-У

 

Сталинская трибуна, 25 марта 1944

Старший сержант Петр Иванович Шаламов получил письмо от своей дочурки Маруси из Березова.

«Красной Армии бойцы,

Возьмите все свои штыки,

Примкните их к виновникам,

Колите немцев ловко!

Жду дорогого папу с победой»

— пишет маленькая девочка своему отцу.

В ответном письме тов. Шаламов обещает дочери бить немцев без промаха и гнать их с советской земли. «Я вернусь, моя дорогая, — замечает П. И. Шаламов, — конечно с победой».

 

Сталинская трибуна, 27 июня 1944 год

Пишут фронтовики

Гвардии старший сержант Шаламов Петр Иванович прислал в редакцию свое стихотворение:

В каком бы уголке России

Не заиграла сбор труба,

Куда б меня не заносила

Моя солдатская судьба,

Везде разгневанно и смело

Я встречу лютую метель,

Чтоб ты цвела и зеленела,

Моя лесная колыбель,

Где с детства дружбу заводили

Мы с каждой веткою тайги,

Где все тропинки исходили

Мои простые сапоги,

Где все мне дорого и свято,

Знакома каждая тропа,

Где наша Родина в солдаты

Меня впервые призвала.

 

Сталинская трибуна, 23 июля 1944 года

Подвиг сержанта Ширеева

В просторной палате собралось около десятка бойцов. Они рассказывали про свою жизнь и боевые дела. Я записал рассказ нашего земляка, гвардии сержанта Петра Павловича Ширеева, который работал на строительстве Белогорского лесозавода в 1937 году, откуда был призван в ряды Красной Армии. Вот что рассказал тов. Ширеев:

«Я получил задание пробраться в тыл врага, разведать его расположение и указать своей роте место, где форсировать большую многоводную реку.

Немцы пускали ракеты, лучи прожекторов обшаривали небо. Я сел в лодчонку и, незамеченный, достиг вражеского берега.

Взобрался на берег, вижу – прямо передо мной торчит дуло пулемета. Никого нет. Я пополз дальше и чуть не наткнулся на часового. Он стоял, наклонив голову. Я вытащил финку, и через несколько минут все было кончено. Немец и не пикнул.

Я вывел из строя пулемет, а сам в темноту подался. Слышу – храпят фрицы. Человек 13 их. Не стерпел я тут, забросал их гранатами, а потом сигнал нашим дал, чтобы выступали. Застрочили немецкие пулеметы, бегут ко мне три фрица. Я по ним очередь из автомата дал. Недалеко мяукнула мина, ранило меня, и я потерял сознание. Очнулся от громкого «ура». Наша часть прошла вперед. Меня подобрали санитары и вот теперь я здесь».

Он шагнул к тумбочке, достал газету и протянул ее мне. В ней был напечатан указ о награждении гвардии сержанта Ширеева Петра Павловича орденом Отечественной войны 1 степени.

П.И. Шаламов, гвардии старший сержант

 

Пишут фронтовики

Старший сержант Петр Иванович Шаламов прислал в редакцию стихотворение. Вот что он пишет:

Вечерком зажгла ты свечку,

Вышла на порог;

И стоит он на крылечке

Твой родной сынок.

Пошатнулась, задрожала,

Обняла его.

К сердцу ласково прижала

Сына своего.

Расстегнул шинель сыночек

И вошел Герой,

Озарив родной домочек

Золотой звездой.

 

Сталинская трибуна, 11 февраля 1945 год

Пишут фронтовики

Фронтовик Петр Иванович Шаламов (полевая почта 35810-В) пишет:

И теперь сквозь метель и бураны

Сквозь свинцовую злую пургу

В незнакомые дальние страны

Я вхожу под раскатистый гул.

Не страшна мне и зимняя стужа,

С детских лет я с морозом знаком.

Только крякнешь, да стянешь потуже

Полушубок солдатским ремнем.

И пускай все крепчают морозы

Пусть метели над степью метут –

Мы идем непреклонно и грозно,

Чтоб свершить над фашизмом наш суд.

 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 комментария “Петр Шаламов: неузнанный фронтовой поэт”

Яндекс.Метрика