«Доигралась» до преступления

Валентина Патранова. Фото Олега Холодилова

Случись эта история не полвека назад, а сегодня, наверняка ее герои оказались бы участниками телевизионного ток-шоу. Страницы уголовного дела (материалы хранятся в Государственном архиве Югры) у нормального человека вызовут бурю эмоций.

ПОШЛИ ЗА ЯГОДАМИ, А НАШЛИ ДЕВОЧКУ

В начале сентября 1961 года двое мальчишек отправились в ближайший к райцентру лес собирать ягоды. Углубившись метров на триста, они услышали плач ребенка и поспешили на голос. Под кустиком на болотных кочках лежала девочка 9–10 месяцев. По ребенку ползали муравьи, ручки и ножки сильно опухли.

Подхватив малышку, 9-летний Саша Зимин (имена и фамилии действующих лиц изменены) поспешил домой. Здесь девочку выкупали, накормили, после чего мама Саши отнесла ребенка в детские ясли. О найденыше сообщили одной женщине, которая давно хотела усыновить ребенка, и она забрала девочку, дав ей имя Катя. Ребенок был ослаблен, с признаками рахита, неизвестно, сколько времени пролежал на болотных кочках, но это не испугало новоиспеченную мать.

Новость о найденной в лесу девочке быстро облетела районный центр, люди ломали голову: чей это ребенок? Кто обрек его на верную гибель, оставив на сутки в осеннем лесу? В один из сентябрьских дней в райцентр приехала Нина Афанасьевна, жительница одного из поселков, чтобы навестить дочь в больнице. Та уехала неделю назад делать аборт и лечить голову, но в больнице сообщили, что таковая не обращалась за медпомощью.

В полной растерянности Нина Афанасьевна направилась к знакомым, и здесь услышала новость о найденной в лесу девочке. По описанию одежды ребенка Нина Афанасьевна заподозрила неладное. Когда знакомая привела ее в дом, где приютили малышку, та, увидев лицо родной бабушки, потянулась к ней. Женщина горько заплакала и рассказала, что несколько дней назад ее 22-летняя дочь Анна Политова покинула дом вместе с 10-месячной Светой, оставив ей 4-летнюю Таню. Не получив за эти дни никаких известий от дочери, Нина Афанасьевна, лишь только зять вернулся с рыбалки, поспешила в райцентр.

НА ТЕПЛОХОДЕ «РИМСКИЙ КОРСАКОВ»

Прокуратура возбудила уголовное дело по факту покушения на убийство Светы Политовой и объявила ее мать в розыск. Стали опрашивать свидетелей. Одна женщина сообщила, что накануне того дня, когда нашли девочку, она видела Анну на пристани. Та рассказала, что вместе с мужем и младшей дочерью они едут к матери мужа. На вопрос знакомой: но муж ведь сирота, детдомовский? – Анна ответила «Мать нашлась». На вопрос: где сейчас муж и дочь? – женщина услышала: «Гуляют по поселку. Если увидишь, поторопи их, а то теплоход уйдет».

В этот вечер в Омск отправлялся теплоход «Римский-Корсаков».

Муж Иван Политов сообщил следователю, что с женой жили хорошо, не ссорились, но забрать дочь, которая из Светы превратилась теперь в Катю, отказался. От матери Анны следователь узнал: когда ее дочь училась в Ханты-Мансийске в торгово-кооперативной школе, на нее было совершено покушение: она получила сильный удар по голове, лежала в больнице. После этого стала жаловаться на головные боли. Также мать рассказала, что накануне на их адрес пришло письмо из Тобольска, в котором неизвестный ей мужчина сетовал на то, что когда он подъехал на катере, теплоход с Анной на борту уже ушел. Мать не скрывала, что ее замужняя дочь, имея двоих детей, любила одна ходить на танцы, за что в поселке ее считали легкомысленной и несерьезной.

Милиции удалось проследить путь Анны Политовой до Омска. Одна из свидетельниц рассказала, что встретилась с Анной на теплоходе. Та сообщила ей, что едет вместе с мужем и дочерью. Женщина была дальней родственницей Анны и попросила, чтобы ее муж помог вынести вещи на берег, когда теплоход причалит к одному из поселков. Анна пообещала, но потом заявила, что не может разбудить мужа. Другая свидетельница встретилась с Анной уже на пристани в Омске, куда ездила навестить родных. Политова сказала: еду учиться в Семипалатинск, дескать, семейная жизнь не удалась, муж выгнал, сам ушел к другой, младшая дочь умерла.

СЕЙЧАС ЛЕЖУ В БОЛЬНИЦЕ

Следствие запросило характеристику с места учебы Анны. Из ханты-мансийской торгово-кооперативной школы ответили, что Политова училась на 4 и 5, была «дисциплинированной, спокойной, выдержанной, вежливой, исполнительной». Совсем другую характеристику дал ей председатель райрыбкоопа, куда после училища попала на работу Анна. Два месяца она проработала заведующей столовой и допустила недостачу. К работе относилась «пренебрежительно, прогуливала». Похоже, в Политовой уживались, не конфликтуя, два совершенно разных человека.

В конце сентября Нина Афанасьевна получила от дочери письмо: «…В Омск я ехала в каюте третьего класса со Светой. С нами ехала одна бабушка, Света все время была у нее на руках. Я даже не захотела никому из знакомых ее показывать, кого встретила на теплоходе. Я наврала, что поехала учиться в Ханты одна, а Света осталась с мамой. Если бы ты знала, мама, как мне трудно было уехать от тебя и от Тани, как я сдерживала себя… Я вот в Омске, уже три дня скитаюсь без денег. На работу можно устроиться хоть сейчас, но с жильем очень плохо. Сейчас лежу в больнице. Позавчера, то есть 16 сентября, мы со Светой гуляли по городу, а когда пришли, я захотела в уборную и решила Свету оставить с одной тетенькой и дяденькой в зале ожидания на вокзале. Вернулась – ни Светы, ни тетеньки. Какой ужас! Побежала в милицию. Искали целый день, а к вечеру мне сделалось худо, не помню, что было со мной – очутилась в больнице. Мне не разрешают ни о чем думать, но как не думать? Светочка у меня из ума не выходит. Пока писала письмо, подошла медсестра и запретила писать мне, видит, что я плачу и волнуюсь, пошла за врачом. Я еще надеюсь, что найду ее…» Не на больничной койке, куда она якобы попала из-за нервного срыва на почве потери дочери, писала письмо Анна, а на речвокзале в Омске, где готовилась сыграть очередную роль в спектакле, который сама же и сочинила, но об этом позже.

ДОЧЬ МЕШАЛА В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ

Похоже, полвека назад службы по розыску подозреваемых в преступлениях действовали более оперативно, чем сейчас. На запрос из округа вскоре поступил ответ из УВД Семипалатинской области, в котором сообщалось, что 24 октября 1961 года «разыскиваемая была установлена», но арестовать ее не смогли – она скрылась.

Накануне Анна получила письмо от школьной подруги с известием о найденной в лесу дочери, после чего снова решила написать матери: «Четвертый месяц пошел, как я ничего не знаю о вас. Я готова на все, только бы быть с вами. Дорогая мама, съезди и разузнай все про Свету. Не знаю, что будет со мной, если ее не будет у меня… Сашка, мой милый, хороший Сашка, он любит меня, схватит мою голову и говорит: «Аня, милая, ну что с тобой?» Я ему ничего не говорю. Я не могу с ним быть счастлива без вас…» Арестовали Анну Политову 26 января 1962 года в Семипалатинске, но прокурор не дал разрешения на этапирование ее в Ханты-Мансийский округ из-за шестимесячной беременности. Анну освободили под подписку о невыезде. Просто удивительно: какими гуманными были советские прокуроры, но из Москвы пришло предписание прокурору Казахской ССР «проверить правомерность действий прокурора Семипалатинской области в связи с освобождением Политовой из-под стражи и установить контроль за расследованием».

Беременную Политову перед самыми родами, в марте 1962 года, стали вызывать на допросы и каждый раз она меняла показания. Например, заявила о том, что мужа не любила, хотела уехать от него, а чтобы мать не догадалась, сказала, что едет делать аборт, хотя не была беременной (на самом деле – была). Дочь оставила в кустарнике всего часа на 3–4 (по версии следствия – на сутки), а когда вернулась, ее уже не было. Позже призналась: «Дочь мешала в моей дальнейшей жизни, поэтому я оставила ее в лесу. Думала, что кто-нибудь приберет, а не приберет, то пусть останется в лесу».

ГДЕ РАЙКОМ КОМСОМОЛА?

Допрошенный в качестве свидетеля ее новый муж Александр Потапов наконец-то пролил свет на то, что случилось с Анной, когда она сошла на берег: «Я плавал на теплоходе «Роза Люксембург» из Семипалатинска в Омск и обратно. Однажды в сентябре, когда мы стояли у причала, к нам подошла девушка и спросила: «Где здесь райком комсомола?» Я ответил: не знаем, сами приезжие. Про себя она рассказала, что приехала в Омск поступать в мединститут. Поступила, ее направили на сельхозработы, но тут неожиданно пришла телеграмма о болезни матери. Анна уехала, а когда вернулась, узнала, что ее отчислили из института. Теперь хочет через райком комсомола найти работу. Я пригласил ее в Семипалатинск. Она пошла за вещами на пристань и вернулась заплаканная, сказала, что деньги – 25 рублей, аттестат зрелости, диплом об окончании торгового техникума украли.

Я дал ей 10 рублей. 20 октября мы поженились и поехали к моим родителям, где жили около месяца.

Через некоторое время Анна призналась, что была замужем, есть дочь, ей 4-й год. Муж уехал в школу милиции и пропал без вести. Позже сказала, что есть еще одна дочь, но однажды пристала одна женщина – отдай мне ребенка, так умоляла, что Анна отдала».

Заседание окружного суда было назначено на 31 мая 1962 года, но доставить обвиняемую в округ из Семипалатинска не удалось, она снова исчезла. Ее арестовали в Омске 3 сентября 1962 года. Суд состоялся в райцентре, где было совершено преступление. Возможно, на суде она впервые сказала правду: «Я вышла замуж в 18 лет, мужа не любила, мне хотелось ходить в кино, на танцы и туда я ходила одна. Начались ссоры с мужем. Мы развелись, потом снова сошлись. Я решила уехать от сплетен. Была беременной, без работы, без денег, поэтому решила избавиться от дочери».

ЗА «УДОВОЛЬСТВИЕ» НАДО ПЛАТИТЬ

Как сказано в приговоре, побудительной причиной, толкнувшей Политову на преступление, стало стремление пожить без обременяющей ее семьи, в свое удовольствие. За это «удовольствие» ей назначили наказание – 6 лет колонии общего режима. От пережитого заболела мать – у нее обнаружили рак, она попала в больницу и вряд ли имела шанс выйти оттуда. Сиротой остался 14-летний брат Анны, судьба детей тоже незавидна. Суд лишил ее родительских прав на Свету, которая стала Катей в другой семье. У старшей Тани и недавно родившегося сына Вити путь был один – в детский дом: в материалах уголовного дела нет документов, что они остались на попечении отца. Политова слезно просила Верховный суд РСФСР учесть все эти обстоятельства, но ее жалобу оставили без удовлетворения.

…Авантюрная, легкомысленная, жестокая – это все о ней, Анне Политовой. Про таких говорят: без царя в голове. И добавим – без сердца. Свою жизнь она превратила в спектакль, где играла сразу несколько ролей. Переигрывала, фальшивила, ломала комедию, а оказалось, что это трагедия. Поняла ли она сама, что произошло на сцене ее жизни?

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика