Навстречу ветрам

Равиль Нигматулин

Лыжные переходы — удивительная история человеческой прочности. Умение ставить интересы группы выше личных — это качество ценится больше всего и выковывается  в жесточайших экстремальных условиях.

«Остяко-Вогульская правда» от 21 декабря 1940 года вышла с сообщением о начале лыжного перехода Ханты-Мансийск – Омск. «По инициативе Окружного комитета ВКП(б) и исполкома Окружного Совета депутатов трудящихся, готовясь к десятилетию округа,       физкультурники организовали лыжный переход по маршруту Ханты- Мансийск- Омск. В день празднования десятилетия округа,12 января 1941 года участники лыжного перехода отрапортуют областному комитету ВКП(б) и исполкому областного Совета о возрождении народов Севера, об успехах, которых добился наш округ за десять прошедших лет в хозяйственном и культурном строительстве. Вчера, 20 декабря, в 11 часов дня лыжная команда в количестве 10 человек стартовала из Ханты-Мансийска. Перед стартом политрук перехода тов. Терещенко передал для опубликования в нашей газете письмо.   «Нам, участникам лыжного перехода Ханты-Мансийск – Омск, поручено решить большую ответственную задачу, осуществить лыжный переход по маршруту Ханты-Мансийск — Омск на расстояние 1058 километров. Все участники перехода горят желанием выполнить      поручение с честью. В нашу лыжную команду входят: командир перехода — инструктор Окружкома ВЛКСМ тов. Крыласов, политрук-педагог средней школы тов. Терещенко, участники перехода: тов. Кайдалов — уполномоченный комитета по физической культуре и спорту Самаровского райсовета, тт. Алексеев, М. Мокрова, А. Баютова, учащиеся политпросветшколы Чайметов, Тоногин, Савинов (учащийся педучилища). В составе — 10 человек. 2 ханты, 4 манси, 1 селькуп, 3 русских.19 декабря мы закончили подготовку к походу. Переход мы осуществим за 17 дней. В Омск мы рассчитываем притти 11 января 1941 года. Мы заверяем Ханты-Мансийский окружной Комитет ВКП(б) и исполком Окружного Совета, что поручение выполним с честью, вовремя придем в город Омск. Командир перехода Крыласов. Политрук перехода Терещенко»

Командир и политрук не могли представить, какие испытания приготовила их группе природа на маршруте…

Сообщения с маршрута

«Остяко-Вогульская правда», 25.12.1940г.: «Команда Ханты-Мансийских физкультурников, совершающих лыжный переход Ханты-Мансийск – Омск, успешно продвигается вперед.  Лыжники прошли Мануйлово,  Базьяны, Реполово, Горно-Филинск и в ночь на 24 декабря прибыли в Демьянск, пройдя таким образом более 210 километров за три ходовых дня. После отдыха лыжники 25 декабря выйдут в Уват. Настроение участников перехода бодрое, все здоровы».

«Остяко-Вогульская правда», 28.12.1940г.: «Лыжники Ханты-Мансийска  26 декабря прошли Уват. В селах и деревнях колхозники, учащиеся и служащие оказывают лыжникам радушный прием…»

Хорошие воспоминания с подробностями оставили политрук Василий Терещенко, командир Африкан  Александрович Крыласов и Федор Трифонов. Слово предоставим им, участникам последнего предвоенного перехода. «Омская правда», 16.01.1941г.

«На широкой заснеженной площади, у трехэтажного здания Дома Советов, выстроились мы — десять товарищей, готовые тронуться в далекий путь. Отзвучали напутственные речи, смолк оркестр, и начальник штаба перехода тов. Галкин поднял руку: одиннадцать часов пятьдесят пять минут. Приготовиться к старту… Я взглядом окинул последний раз перед стартом всех участников перехода. Задача стояла нелегкая: в пургу, мороз и ветер, по дорогам и без дорог пройти больше тысячи километров за 18-20 дней. Придется каждый день идти по 10-12 часов. А ходьба на лыжах очень тяжелая работа. Поэтому и смотрел я с волнением на своих товарищей -выдержат ли? Рядом со мной, спокойный, чуть подавшись вперед стоял политрук перехода Василий Терещенко. О нем-то нечего было беспокоиться. Участник боев с белофиннами, ныне военрук Ханты-Мансийской средней школы. Он на лыжах может итти весь день — с раннего до полуночи. И после этого еще сядет записать события, происшедших за день в пути…

Следующий — ханты Георгий Алексеев — слушатель школы политпросветработников. У него выносливость – врожденное качество. В своих родных юртах Халапин ему приходилось по суткам ходить по следу за зверем с ружьем в руках. В красной Армии он привык к длительным переходам. Однажды он со своей частью он участвовал в лыжном переходе на 600 километров.

Виктор Кайдалов. Уже несколько лет он работает районным уполномоченным по делам физкультуры и спорта в Самарово и ежегодно занимает первое место по всем показателям. Он просто не имеет права отставать на переходе!

А разве может отстать девушка манси Аня Баютова — лучшая физкультурница школы политпросветработников? Она скорей оставит сзади многих юношей, чем сдаст в пути…

Емельян Тоногин, Михаил Чейметов, Федор Трифонов, Мария Мокрова, весельчак и шутник Степан Савин — они не сдадут.

ВНИМАНИЕ! Даю СТАРТ! МАРШ! Я вырываюсь вперед, за мной скользит на лыжах Терещенко, за ним цепочкой — все остальные. Переход начался. Теперь вперед к Омску! На всем протяжении маршрута нас ждали, о нас справлялись. Да разве можно было не пройти нам путь, когда всюду мы чувствовали заботу и поддержку простых людей! Выдержали все. Ни один не сдал. Хорошо шли и Терещенко и Алексеев, и Мокрова, и Трифонов. Поразила Баютова. Эта девушка напористая и сильная духом, не отставала, не задерживала нас… За 18 ходовых дней мы прошли 1170 километров. После этого перехода мы чувствуем себя сильней и крепче, чем   раньше, и готовы к новым переходам. Командир перехода Крыласов».

В пургу

«Мне пришлось исполнять кроме общих обязанностей участника перехода еще и обязанности фельдшера команды. Сам я начал увлекаться лыжами с семилетнего возраста… Потом, уже учась в фельдшерско-акушерской школе, я по-прежнему увлекался лыжами, принимая участие в соревнованиях… Всю дорогу я вел наблюдение за лыжниками. Производил медицинские осмотры и… не мог обнаружить хотя бы пустячную простуду. Никто не заболел, никто не простыл, а уж для этого были, кажется, все условия. Перед Тобольском мы попали   в буран. Лицо кололо точно иголками и трудно было передвигать даже ноги. Дорогу было видно плохо, а от ветра больно смотреть вперед. Так мы шли около сорока километров…  Второй раз мы попали в шторм с сорокаградусным морозом около деревни Чистяки. За день мы сделали больше пятидесяти километров… Решили идти дальше, в Чистяки, и там заночевать. Подвода с нашими вещами ушла раньше.      Около шести часов вечера отправились и мы. Прошли небольшой лес, а дальше на десять километров раскинулась ровная без единого кустика, степь. Мороз крепчал, усиливался ветер. Так мы прошли два-три километра. Но тут началось что-то ужасное. Ветер превратился в вихрь, сбивающий с ног. Мороз проникал сквозь все наши одежды. Лица покрылись ледяными масками. По очереди мы менялись местами впереди, остальные шли, скрываясь за спиной первого лыжника. Только не теряйте дорогу! — говорил  командир перехода Крыласов. Дорога!  Сколько раз мы ее теряли и, наощупь, палками находили ее. Больше трех часов шли мы эти десять километров. Казалось и конца не будет. И вдруг, совершенно случайно наткнулись на первую избу. Деревня! Нас уже давно ждали в ней. К счастью все обошлось благополучно. Только Чейметов обморозил щеку. Третий, но уже более теплый буран мы перенесли за Тюкалинском. Теперь я уже больше не боялся за людей… Участник перехода Федор Трифонов».

К финишу

«Когда мы пришли, меня кто-то спросил: не скучно вам было итти? Нет! Ответил я. Нам некогда было скучать. Нужно было стремиться вперед, для того, чтоб успеть в срок. Да потом разве мы шли одни? Начиная с Ханты-Мансийска и кончая Омском, мы встречали много людей, и при встрече оказывалось что они не хуже нас знают, куда мы идем, зачем идем, и откуда идем. Уже за Тюкалинском, в буран нам навстречу попался на санках старичок-колхозник, и он узнал нас. Здорово, молодцы, северяне! — крикнул он. Почти перед каждым селеньем нас за несколько километров встречали лыжники. Навстречу выходили пионеры, комсомольцы, пожилые люди. Так нас встречали в Демьянском, Увате, Вагае, Челноково, Ощепково. Когда мы подходили к Тобольску начался страшный буран. За пять шагов ничего нельзя было разобрать и каково же было наше удивление когда за несколько километров от Тобольска встретили большую группу лыжников. То же произошло и в Вагае. Туда мы пришли в пять часов утра. Узнав по телефону, что мы идем и ночью, вагайские лыжники пошли двумя группами нам навстречу, и с одной из них мы встретились за несколько километров от села… За десять-двенадцать километров от Крутинки мы снова увидели группу лыжников. Среди них оказались и секретари райкомов ВКП(б) и райкома ВЛКСМ. Собственно, от Крутинки мы уже почти не шли одни.  В Крутинке нас уже ждали двое Тюкалинских лыжников, выехавших вперед на разведку. А за двадцать пять километров от Тюкалинска к ним присоединились остальные. Вскоре мы увидели и первую группу лыжников из Омска… Молодежь, на лыжи! Овладевайте искусством дальних переходов! Политрук перехода Терещенко».

«Омская Правда», 12.01.1941г.:

«Вчера, в шесть часов вечера, команда лыжников Ханты-Мансийска прибыла в Омск… В переходе учавствовало десять человек, в том числе две девушки. За 18 ходовых дней они прошли 1170   километров. Участники перехода финишировали на территории омского сельхоз института им. С.М. Кирова, где их встретили представители партийной, комсомольской и физкультурной организаций области, физкультурный актив, лучшие лыжники города и др. Командир перехода тов. Крыласов под звуки духового оркестра разорвал финишную ленту, за ним проследовали остальные участники перехода. У финиша состоялся короткий митинг. Председатель областного комитета по делам физкультуры и спорта тов. Камаев поздравил лыжников с успешным окончанием перехода. Вечером в городском парткабинете лыжники Ханты-Мансийска встретились с общественностью г. Омска»

Постановление бюро Омского обкома ВКП(б) и исполкома областного совета

«В день десятилетней годовщины со дня образования Ханты- Мансийского национального округа, за активное участие в работе по поднятию социалистического хозяйства и культуры народов Севера наградить Почетной грамотой Обкома ВКП(б) и исполкома Областного Совета участников лыжного перехода Ханты-Мансийск – Омск.

Крыласова Африкана Александровича

Терещенко Василия Трофимовича

Кайдалова Виктора Вячеславовича

Алексеева Георгия  Афанасьевича

Баютову Анну Ильиничну

Чейметова Михаила Кирилловича

Савинова Степана Павловича

Тоногина Емельяна Никифоровича

Мокрову Марию Игнатьевну

Трифонова Федора Ефимовича.

Секретарь Обкома ВКП(б) М. Кудинов. Зам председателя Исполкома Областного Совета С. Науменко».

Лыжники Ханты-Мансийского округа выполнили поставленную перед ними задачу, дойдя до Омска всего с двухчасовым запасом времени. К 20 часам их ждали спортивная общественность Омска, партийные и хозяйственные руководители, комсомольский актив и просто неравнодушные к тяжелому переходу люди. Чтобы уложиться в срок, прийти к назначенному времени после Тобольска они шли и ночами. Встречные штормовые ветра тормозили путь. Велика была ответственность у ребят за взятое дело. Когда они входили в зал, многие встречали их стоя и зал взорвался аплодисментами, отдавая дань уважения упорству, стойкости посланцев округа. Хантымансийцам было чем гордиться, было о чем докладывать руководству области…

«…Как не радоваться Ханты и Манси, если в округе за короткий срок создана рыбная индустрия — мощный консервный комбинат в Самарово, пять рыбозаводов, выстроен лесопильный завод. Как не радоваться, если за одно десятилетие посевная площадь округа возросла в 14 раз, если урожай в сто пудов с гектара уже не редкость! В прошлом году 48 стахановцев полеводства, 21 колхоз и округ в целом получили свидетельства как участники всесоюзной сельскохозяйственной выставки…»  «Омская правда», 15.01.1941г.

14 января в редакции газеты «Омская правда» состоялась встреча с лыжниками, совершившими переход  Ханты-Мансийск — Омск. За чашкой чая, в непринужденной обстановке разговор был более откровенным. Более откровенным был и командир перехода  Крыласов.

«- Когда мы шли, рассказывает он – как-то не думали о том, насколько это будет трудно. А вот сейчас, вспоминая весь путь, переживаешь не совсем приятные минуты. Уж так нам повезло, что почти все время дул встречный ветер — «счастливый ветерок» называли мы его. Один этот самый «счастливый ветерок» был способен измотать. Иногда он   достигал скорости 25 метров в секунду, превращался в сильный шторм. По территории Ханты- Мансийского округа мы двигались быстрее. От ветра защищали леса. От Увата стало итти труднее, и совсем плохо стало за Тобольском. Леса стали реже, чаще стали встречаться заносы на дорогах, а от села Большой Кусеряк нам форменным образом пришлось самим прокладывать дорогу. Даже подвода не могла пройти по глубокому снегу. Самый трудный участок пути пришлось преодолеть перед Чистяками. Поднялся такой ветер, что ни зги не было видно. Костюмы у нас промокли, а потом застыли и стали как железные, ветер пронизывал насквозь. Замерзли ноги, руки, лицо, а тут еще то и дело теряли дорогу, найти же ее не так легко. Просто удивительно как мы дошли!!

— В 1938 году – включилась в разговор Маруся Мокрова — мне пришлось учавствовать в альпиниаде народов Севера. Мы совершили высокогорный поход на Кавказе. Тогда я думала, что ничего труднее быть не может. Но когда шла на лыжах в Омск, почувствовала, что это   еще труднее высокогорного похода. Но все таки я дошла! Не отстала от остальных! И вот теперь мне кажется, что нет таких трудностей, которых нельзя было бы преодолеть…»

Смолкли аплодисменты, оркестры. Все живы-здоровы, окрепшие не только физически, но и духом. Тяжелейший переход стал для каждого из них частью биографии. Этот переход, совершенный в тяжелейших метеорологических условиях был все же генеральной репетицией перед ГЛАВНЫМ ПЕРЕХОДОМ, который начнется от стен Москвы и Сталинграда, и закончится в Берлине — водружением Знамени на куполе рейхстага.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика