Боевые страницы Югры в годы Великой Отечественной

Мария Кузина, Мария Петрова, Когалым

22 июня 1941 года в нашем округе, который до 14 августа 1944 года входил в состав Омской области, о нападении Германии на Советский Союз услышали по радио в 14 часов по местному времени. Тогда же был объявлен Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации военнообязанных, родившихся с 1905 по 1918 годы включительно» (те, кто родился в 1919-1922 годы, уже служили по призыву в армии или на флоте). За время войны в армию военным комиссариатом округа было призвано шесть возрастных категорий призывников, родившихся в 1922-1927 годах, и направлено в РККА -17 890 человек, отправлено в трудовую армию — 5174 чел.

Мобилизационные ресурсы Югры были относительно мизерны: здесь в 1939 году проживало 93 274 человека. Много здоровых мужчин побили в Гражданскую войну и во время восстания 1921 года. Не обошли наш таёжный край массовые репрессии 1937-1938 годов: только расстрелянных безвинно около 900 человек. Высланное в 30-е годы в округе крепкое крестьянство – кулаки – считалось «политически неблагонадёжным». В Красную армию их не призывали и на учёт в военкоматы не ставили, эти ограничения снимут только после военных катастроф 1942 года.

Но даже из таких скудных ресурсов Югра отправила на фронт более 17 тысяч человек (по статотчётности окружного военкомата).

Война была продолжительной и условия Российского климата достаточно суровы, сибиряки были более приспособлены к зиме и её суровым испытаниям, что являлось неплохим преимуществом. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков справедливо замечал: «Там, где действовали сибиряки, я всегда был уверен в том, что они с честью и боевой доблестью выполнят возложенную на них задачу».

Сибиряки были хорошими бойцами, обладающими, как и многие, любовью к своей Родине. Подтверждением этого служит тот факт, что в военный комиссариат округа сразу после правительственного сообщения о нападении врага стали прибывать люди, желающие немедленно отправиться на фронт.

«В сентябре 1941 года Ханты-Мансийским окрвоенкоматом было призвано в ряды РККА 568 человек, отправлено подавших заявления в военные училища — 62 человека. Все они прекрасно понимали, что они нужны своей стране.  Начало призыва — 29.08.40 г. Подлежали явке — 886 чел. Явились — 886 чел. Признаны годными к службе в рядах РККА 765 чел. Политико-моральное состояние призывников – здоровое». С1938 года по 1941 год в ряды Красной Армии из Ханты-Мансийского АО было призвано всего 1475 человек».

Наши земляки шли в бой, они защищали свою родину, малую родину, город, семью. Сибиряки были той ниточкой жизни, для блокадного Ленинграда.

«В начале ноября 1941 года сибиряки отправились на фронт и, развернувшись в устье реки Вытегры, прикрыли от неприятельских атак юго-восточное побережье Онежского озера. На этих рубежах до июня 1944 года держала оборону 368 стрелковая дивизия. Войска Финляндии, союзницы германии, застряли между Ладогой и Онегой из-за упорного сопротивления сибиряков. В обороне 368 стрелковая дивизия несла большие потери, в основном, от болезней и недоедания. Бойцам приходилось делиться своими скудными припасами умиравшими от голода ленинградцами. Единственная жизненная артерия блокадного Ленинграда – «дорога жизни» проходила в полосе обороны сибиряков».

Наши земляки проявили себя стойко на фронте, люди шли набором в Красную армию и справлялись геройски со службой. «Сибиряк в истории Великой Отечественной войны — … символ стойкости, мужества, отваги, решительности, верности солдатскому долгу даже перед лицом неминуемой смерти», — так начинает свою книгу «Стальное поколение: живая история фронтовиков ЮГРЫ» главный редактор журнала «Поморская столица» Алексей Сухановкий.

Трудовой подвиг наших соотечественников

Известно, что война началась при неблагоприятных для СССР условиях. Однако люди были готовы сражаться за свою Родину. И каждый  помогал как мог, отправляясь на фронт, помогая в тылу.

Основной отраслью экономики ХМАО была рыбная промышленность. Круглый год работали рыбаки Белоярского колхоза имени  К.Е. Ворошилова,  Аганского,  Локосовского,  Сытоминского и других. Открылись во время войны рыбные перерабатывающие предприятия Сытомино и Локосово. В годы войны рыбаки выловили и сдали государству 280 тысяч центнеров рыбы. За один лишь 1943 год было добыто 76846 центнеров. Теперь, чтобы добиться таких результатов, потребовалось бы 10-15 лет! А тогда это делала старики и мальчишки, женщины. Часто плохо одетые, убитые горем потерь родных и близких.

Во время войны в Сургут был эвакуирован Одесский консервный завод, весной 1942г. Уже в конце года он был установлен и в 1943 г. с конвейера сошли первые 1041 банок консервов. За короткое время на предприятии был сформирован дружный коллектив, состоящий в основном из подростков и женщин. Значительные успехи имели и труженики сельскохозяйственной отрасли. Каждый военный год на полях выращивался урожай картофеля, овощей, зерновых. За четыре военных года труженики полей сдали  государству 4 тыс. центнеров хлеба, 13400 литров молока. В развитии с/х. большую роль играла МТС, которая освоила к 1944 году 225 га новых земель. Почти все мужчины трактористы ушли на фронт. Их заменили девушки. Опытными трактористками стали М. Задворных, А. Бронникова, А. Проводникова, М. Куйвашева, П. Шундеева.

Развивалась и местная промышленность. Было налажено производство кирпича на Каменном мысу, заготовка леса. Получали смолу, деготь, живицу. Охотники сдавали пушнину, шкурки соболя, песца, лисиц шли в обмен на валюту и покупку танков, самолетов. За четыре года войны охотники округа дали стране и фронту «мягкого золота» более чем на 19 млн руб. Округ успешно справился с пушными заготовками, обеспечив выполнение годового плана в 1943 году на 109, 6%, сдав сверх плана пушнины более чем на 500 тысяч рублей. Районами, лучше других выполнившими план заготовок, были: Самаровский – 128%, Ларьякский – 119%, Кандинский – 114,3%.

Депутат Аганского Совета (Сургутский район) Кызымкин выполнил план пушных заготовок IV квартала 1944 года на 300%. Салымский Совет (Сургутский район), где председателем был Ламбин, годовой план пушных заготовок выполнил на 114,8%, Пимской, руководимый фронтовиком Марсыновым, – на 148%.

К концу войны на охотничьем промысле работало 457 комсомольцев, 7 комсомольско-молодежных бригад. Отлично трудилась комсомольско-молодежная бригада Айвоседа (юрта Варь-Еган Сургутского района), выполнявшая задания IV квартала 1944 года на 320% . Самые удачливые охотники Максим Тарлин и Татьяна Камина перевыполняли сезонное задание в 6-7 раз. Так, Татьяна Камина (Ларьякский район) в зимнем сезоне 1945 года сдала государству «мягкого золота» более чем на 2000 рублей.

В общей сложности охотники Обского Севера ежегодно сдавали пушнины на 8-10 миллионов рублей.

Труженики Севера на свои личные сбережения строили боевые машины. Они вносили деньги, облигации, золотые и серебряные вещи в фонд обороны страны. Северяне оказывали посильную помощь Украине, приютили детей блокадного Ленинграда, открыв для них 3 детских дома в Сургуте (директор Александр Ефимович Непомнящих), в Песчаном и в Ямском. Несмотря на трудности войны в Сургуте и районе за время войны открылось 12 новых школ, 8 больниц, 12 культурных центров. Еще гремели тяжелые бои, а в Сургут уже возвращались фронтовики. Израненные, тяжелобольные они, чуть подлечившись, включались в общую мирную работу. Более 2 тысяч тружеников войны — сургутян награждены орденами и медалями Советского Союза. В конце войны в сургутские поселки Заря и Локосово поступила благодарность от верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

В связи со сложившей обстановкой, сложными погодными условиями 1941 года бюро Омского райкома ВКП(б) 27 октября 1941 года рассмотрело вопрос об организации зимовки скота в колхозах Ханты-Мансийского округа. Бюро рекомендовало осуществить перегон скота в места, обеспеченные кормами. Проведенные мероприятия обеспечили сохранность основного поголовья скота.

В трудную пору 1941 года сотни северян стали заготавливать для скота веточный корм, таловую кору. Колхозники от мало до велика успешно справились с планом заготовки кормов и готовы были принять для прокорма более 2000 голов скота. Всего, например, в сургутском районе в первое военное лето 950 пионеров и школьников заложили 65 тонн силоса и заготовили 150 тонн веточного корма.

В 1941 году обеспеченность типовыми помещениями в Ханты-Мансийском округе составляла по конюшням – 23%, коровникам и телятникам – 70,7%, свинарникам – 91,3%.

В 1943 году по сравнению с 1942 годом больше вырастили и сохранили молодняка: жеребят – на 828 голов, или на 123%, телят – на 2350 голов, или на 70%, ягнят – на 1137 голов, или на 78%. Это позволило выполнить государственный план выращивания молодняка по округу: телят – на 120%, ягнят – на 185,3%.

Таким образом, в тяжелое военное время наши земляки отдавали все свои силы, чтобы помочь Родине выстоять в этой кровавой схватке, сберечь честь, свободу и независимость. Героический труд в холодном Югорском краю – это настоящий подвиг.

Люди  и судьбы

События Великой Отечественной войны все дальше и дальше уходят в прошлое. Но годы не стирают их в нашей памяти. Сама историческая ситуация побудила к жизни великие подвиги человеческого духа. Кто является творцом истории? Это в первую очередь народ. Люди, готовые постоять за свою землю, защитить свой дом. Мы связались с архивом Югры, чтобы больше узнать об  истории жизни наших земляков, которые принимали участие в боевых действиях. К сожалению встретиться с ними лично не удалось, но нас соединила история и память.

Воспоминания Терещенко Василия Трофимовича

«В 1939 году я работал преподавателем физвоспитания в Ханты-Мансийской школе №1. Я окончил Новосибирский техникум физкультуры, имел по лыжам первый спортивный разряд и, когда окрвоенкомат объявил набор добровольцев на Финский фронт, дал свое согласие.  В Ишиме формировался 44-й отдельный лыжный батальон. Меня зачислили в 105-й лыжный легкий эскадрон, где командиром был капитан Ануфриев, а политруком бывший председатель Омского комитета физкультуры и спорта младший политрук Бударин. Когда эскадроны были полностью укомплектованы, нас отправили в Петрозаводск. Отсюда мы в полном боевом снаряжении сделали марш к линии фронта.  Перед нашим эскадроном была поставлена боевая задача — делать рейды по тылам противника, громить их опорные пункты. Дело, конечно, трудное. Незнакомая местность сдерживала быстроту передвижения, постоянно приходилось носить с собой все снаряжение, помогать раненым. На каждом шагу можно было ожидать предательского выстрела вражеской «кукушки» — финского автоматчика, засевшего на дереве. Несмотря на трудности, эскадрон действовал хорошо. Мы разгромили опорные пункты финнов под населенными пунктами – Сунярви, Кунярви и другими.

Особенно мне запомнился последний боевой эпизод. Эскадрон напал на штаб противника в населенном пункте Темиярви. В течение трехчасового боя гарнизон был полностью уничтожен, 38 человек взяты в плен, захвачены секретные документы.  На этом мои боевые действия в финской войне закончились. Мы победили. Не обошлось без тяжелых жертв: из 250 человек эскадрона мы потеряли убитыми и ранеными 82. Автоматная очередь вражеской «кукушки» замертво сразила и моего друга Борисова».        К рассказу Василия Трофимовича следует добавить, что он с июня 1941 по май 1945 года воевал против фашистской Германии. Побывал на пяти фронтах. Командование доверило ему самое грозное оружие того времени — легендарные «катюши». В наградном списке В.Т. Терещенко орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды и пять медалей.

Воспоминания Наварской Стальды Борисовны об отце Степанове  Борисе Африкановиче

Стальда Борисовна Наварская — дочь Бориса Африкановича Степанова, секретаря Березовского районного комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков с марта 1934 года по октябрь 1937 года. Борис Африканович решал кадровые вопросы, вопросы развития строительства, связи, образования и культуры в Березовском районе. 16 октября 1937 года по доносу бывшего сослуживца Степанов Б.А. был арестован районным комитетом милиции. Находился в заключении с 16 октября 1937 года по 17 января 1939 года. 17 января 1939 года был освобожден «за прекращением дела», в мае 1939 года Омским бюро обкома ВКП (б) восстановлен в правах члена ВКП (б) как неправильно исключенный.

«И вот мы в Свердловске полные надежд на новую, счастливую жизнь. В Свердловске отец устроился работать на Уралмашзавод слесарем и готовился поступать в вечерний институт, мама изучала историю – собиралась поступать в Университет на исторический факультет. Но новая жизнь нам не улыбалась. Отец получал маленькую зарплату, мама устроиться на работу не могла. Вкусные явства, которые лежали на прилавках магазинов, были нам недоступны, жили мы почти впроголодь.

Начало войны встретили в лесочке, где сейчас станция метро «Уралмаш». Я лежала на коврике и завидовала владельцам гамаков. Отец с мамой ушли в киоск, а я услышала от проходящих мимо взволнованных мужчин слово «война!». Это слово  не произвело на меня никакого впечатления: только что была Финская война и никакого влияния на нашу судьбу не оказала. К моей невыразимой досаде мы с мамой, свернув коврик, отправились домой, а отец, встревоженный и суровый, немедленно пошел в военкомат.

В первые дни войны с Уралмаша как с оборонного завода рабочих на фронт не брали, но отец, проведя несколько дней у порога военкомата, добился своего, его взяли на переподготовку в военные лагеря. Я была счастлива – мой отец – военный! Он один раз приезжал ко мне в пионерский лагерь на станцию Хрустальная в форме, и я не могла с гордостью налюбоваться на него. На нем были поскрипывающие душистые кожаные ремни и какие-то ромбики на воротнике. В то время погоны еще не были введены.

И вот в один осенний день прибежал к нам парнишка с запиской, из которой мы узнали, что сегодня воинская часть отца отправляется на фронт.

Мы бежали к старому вокзалу, переполненному военными, ранеными, беженцами. У железного переходного моста стояла охрана и на платформы никого не пускала. Я до сих пор удивляюсь, как удалось маме вызвать отца для прощания. Она сказала охране, что он командир, и она принесла ему забытые часы (она предварительно сняла их с руки).

И вот он обнимает нас последний раз – уже далекий, чужой, отрешенный от нашего мира. Так и сохранился у меня в памяти его образ – рослый, стройный светловолосый военный торопливо целует нас и стремительно бежит от нас к своему поезду, навстречу смерти.

С 28 июля 1941 года отец служил в Ленинграде в артиллерийском полку, который отражал налеты вражеской авиации. Как настоящий коммунист, он всегда был впереди. Будучи комиссаром батальона и более старшим (33 года), чем его солдаты, он всегда показывал им пример храбрости и верности долгу. Об этом  позднее писали нам его однополчане.

Войну он встретил как избавление от мучительных дум о предавших друзьях, о страшных пытках, о горькой несправедливости. Здесь он видел врага, и все свое накипевшее отчаяние и боль он перенес на битву с ним. За полгода у отца было семь ранений, он три раза лежал в госпитале.

Короткие письма шли с перебоями. Никаких подробностей военных будней, только общие фразы, иначе военная цензура бы уничтожала письмо. Они в Ленинграде страдали от голода, но думали, что мы в тылу сытые. Один раз он прислал из госпиталя список кушаний, которые бы он хотел поесть в день возвращения с фронта, т.к. последнее ранение не давало ему возможности вернуться в строй. И вот пришла похоронка – небольшой кусочек бумаги – символ смерти. Я не слышала маминого  плача, только ее обессиленное тело лежало поперек кровати, и дрожь пробегала по нему. Мама не ела трое суток, смотрела вокруг невидящими, тусклыми глазами.

Отец погиб 4 апреля 1942 года под развалинами Инженерного замка (бывшего  Михайловского)  во время бомбардировки Ленинграда. Он уже поправлялся, и со дня на день его должны были эвакуировать через Ладожское озеро по «дороге жизни» в тыл. Но во время бомбардировки Ленинграда была разрушена часть Инженерного замка, и под этими развалинами погиб мой отец. Медсестра, которая ухаживала за отцом, прислала два письма, полных сочувствия и соболезнования, писала, что это был настоящий человек, мужественный и добрый, который терпеливо переносил боль. Рядом с ним было спокойно, потому что, пренебрегая своими страданиями, он помогал и поддерживал и больных, и персонал.

Нет у меня слов, чтобы описать безутешное горе и отчаяние мамы, ужас за судьбу нашей маленькой беспомощной семьи, когда пришла похоронка, – справка о гибели отца при бомбардировке Ленинграда. Жизнь ее кончилась. Куда подевалось ее очарование, живость, уверенность в себе, красота, общительность? Все осталось в прошлом!».

 

Добыча рыбы в Ханты-Мансийском округе, ц

Наименование 1940г. 1941г. 1942г. 1943г.
Гослов

 

 

Колхозы

28299,5

100

 

107469,1

100

53622,3

112

 

117928,7

107,9

47686

169

 

190465

179

61648

219

 

250160

234

Всего 135768

100

150551

110,9

238151

175,4

311808

229,7

 

Валовой сбор зерна и картофеля в Ханты-Мансийском округе в 1940-1943 годах, ц

  1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г.
Зерновые 76763 46789 99405 116880
Картофель 151694 103293 200507 268910

 

Рост посевных площадей в Ханты-Мансийском округе, га

1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. % роста к 1941 г.
11255 15604 17769 16713 148,5

 

Сдача пушнины государству по  Ханты-Мансийскому округу

Годы Количество (тыс. руб.)
1940 4000,0
1941 5100,0
1942 4200,0
1943 4000,0
1944 5900,0
1945 5200,0
Итого 28800

 

Выполнение колхозами Ханты-Мансийского округа планового задания 1943 года по воспроизводству серебристых черных лис

Районы План Выполнено %
Самаровский 135 114 84,4
Кондинский 212 377 177,8
Микояновский 48 44 91,7
Сургутский 105 98 93,3
Березовский 20 21 100,1
Ларьякский 12 4 32,3
Всего 532 658 123,8

 

Рост поголовья оленей по Ханты-Мансийскому округу в 1943 г.

Районы роста Имелось оленей Рост поголовья %
Самаровский 177 260 47,0
Микояновский 10454 11481 9,8
Сургутский 1133 1437 26,8
Берёзовский 17683 19245 8,8
Ларьякский 604 572 -5,3
Всего: 30051 32995 9,8

 

Количество животноводческих ферм в колхозах Ханты-Мансийского округа в 1940-1944 годах (в единицах)

Специализация 1940 г. 1942 г. 1944 г.
Молочные 191 207 250
Свиноводческие 82 73 78
Овцеводческие 113 124 134
Кролиководческие 48 73 70
Всего: 434 477 532

 

Развитие животноводства в Ханты-Мансийском округе (количество голов скота на конец года)  

Виды 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. % роста к уровню 1942
Крупный рогатый скот 16868 15325 17595 17892 124
Лошади 13578 4523 4823 9637 109,1
Овцы 6610 5651 7149 7008 131,7
Свиньи 1668 2953 1795 1607 83,2

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика