Мои воспоминания

З.Т. Скутин, с. Локосово. На фото: Локосово, учительница Щепеткина Наталья Ивановна

На берегу великой реки Оби стоит старинное село Локосово. Сколько ему лет? Никто и не знает. Во всяком случае, оно не младше Сургута, а Сургуту сейчас более 400 лет. Кто были первые поселенцы Локосово, мы также не знаем. Это, видимо, были люди, потомки которых носят сейчас фамилии Кондаковы, Кузнецовы, Баталины, Тверетины, Коротаевы. До сих пор сохранились старые дома, до недавних пор в которых жили Баталины Яков Матвеевич и Илья Матвеевич, дом Кузнецова Василия Васильевича. Дочери Ильи Матвеевича Зинаида Ильинична и Таисия Ильинична живут в Локосово, они давно на пенсии.

В последующие годы в Локосово стали приезжать новые люди, село росло и развивалось. Долгое время здесь был частный, патриархальный уклад жизни. Главные занятия – рыбная ловля и охота. Вокруг села было очень много богатейших рыбных угодий, и локосяне ловили рыбу круглый год. Сами питались ею и много продавали в солёном и сушёном виде купцам, для этого каждую зиму на больших обозах возили её в Томск. Рыбу ловили сетями, неводами, фитилями. Какой только её ни было: осётр и нельма, муксун и сырок, щука, язь, карась и т.д. Люди берегли угодья, берегли и рыбу, особенно во время нереста, никакого рыбнадзора не требовалось.

Вокруг Локосово водилось много зверей: лисицы, песцы, горностаи, навещал часто село и косолапый хозяин тайги – медведь, но с ним быстро расправлялись. Рядом с задранной медведем скотиной мужики на деревьях устраивали полати, садились на них и ждали, зная, что он обязательно придёт.

Каждые три года собирали урожай кедрового ореха, шишковали, обрабатывали шишку прямо в лесу и в село привозили из леса готовый орех. До положенного дня никто кедры не трогал, с этим было строго, да и все сами знали, когда можно шишковать. Накануне готовили колоты, а назавтра чуть свет вся деревня шла в лес, стоял гул от ударов. Орех продавали купцам, имея с этого дополнительный доход для семьи.

Много было птицы, боровой и водоплавающей. Охотники выезжали на весновку стрелять гусей, по несколько сот настреливали. Уток, в основном, ловили перевесами. На каком-нибудь острове между водоёмами прорубали просеку и натягивали сеть, в которую и ловились утки. Я сам ловил до 50 штук за ночь, а в давние времена удавалось поймать по сотне и более. Много было глухарей, косачей. Дичь солили, делали богатые запасы на зиму.

Занимались локосяне ещё животноводством, а вот огородничеством – мало. С внешним миром связь держали летом по реке, зимой по зимнику. Пароходы колёсные ходили два раза в месяц, это были праздники для всего села. Всё население, от мала до велика, выходило на берег.

Зимой можно было «по верёвочке» доехать до самого Томска или до Тобольска. Пассажиров везли лошади от станции до станции, там их распрягали, запрягали других, и путники двигались дальше. Если везли почту, то звенели колокольчики.

Электричества ещё не было, пользовались керосиновыми лампами, а до них и вообще лучинами, недаром в песне поётся: «Ты гори, гори, моя лучина…».

В селе в конце прошлого столетия на берегу была построена церковь, службы в ней шли до 1920-х годов. Потом церковь закрыли, а в начале 1930-х в ней располагался клуб. В 1950 году здание уничтожил пожар.

Вначале в селе была церковно-приходская школа, затем начальная, а в 1940 году она стала семилеткой, и дети смогли учиться дома, а не в Сургуте или Покуре, как раньше. В 1970 году школа стала средней, располагалась она в п. Нагорном, затем переехала в новое двухэтажное типовое здание. В 1997 году построили новую кирпичную школу.

В локосовской школе я проработал учителем, завучем и директором с 1943 по 1977 год. Много ребят закончили её при мне. Я часто вспоминаю те годы моей жизни. Много пришлось потрудиться, чтобы локосовская школа стала лучшей в районе.

После того как сгорела церковь, клуб перевели в жилой дом, где раньше жили Коротаевы. В середине 1950-х всем селом построили новый клуб. В начале 1990-х годов под него отвели новое кирпичное здание. В юности я принимал самое активное участие в работе клуба. Мы почти каждую субботу ставили пьесы: «Крепостные», «На бойком месте», «Без вины виноватые», «Бедность не порок» и многие другие. Давали концерты, проводили смотры художественной самодеятельности.

Особенно запомнился смотр 1970 года, в котором принимали участие все организации села: школа, рыбучасток, колхоз, СУ-14. После шести вечеров был заключительный концерт, затем дали сводный концерт на Чёрном Мысу в Сургуте. Эту поездку омрачила трагедия, произошедшая в моей семье, – умерла внучка-первенец, двухлетняя Леночка. Это для нас были тяжёлые дни.

Но вернёмся к истории нашего села. 1917 год: революция в Петербурге. По всей стране идёт установление советской власти. В Локосово это произошло в начале 1920-х годов. Была создана комсомольская организация.

В 1929 году организовался колхоз, и многих зажиточных жителей села стали называть кулаками. В этот разряд попали такие локосяне как три брата Кузнецовы, три брата Кондаковы, братья Коротаевы. На их воротах появились вывески «Здесь живёт кулак». Многих из них посадили в каталажку, описали и отобрали имущество. Забрали дома, разобрали их и увезли в Юган. Началось преследование «кулаков», подготовка к высылке из села и только вмешательство земляка – бывшего политзаключённого Веселовского всё это прекратило. «Кулаков», а это были настоящие труженики, оставили в покое, в будущем они стали участниками Великой Отечественной войны, защитниками Родины.

Тридцатые годы ознаменовались тем, что в окрестности Локосово, на восток от него, привезли спецпереселенцев, «кулаков» из других мест, но и они были вечными тружениками. За одно лето был построен посёлок Нагорный. Переселенцы рыбачили, работали в леспромхозе на заготовке леса. Был создан колхоз. Расстояние от Локосово до Нагорного было два километра, в будущем они соединились в один посёлок, в 1954 году объединились и колхозы.

В колхозе развивалось животноводство, разводили чёрно-бурых лисиц, которые давали хороший доход. Рядом с Нагорным было раскорчёвано много леса, где и образовались поля. Колхоз богател: только коров было более 500 голов, много лошадей, овец. Хорошие урожаи давали картошка и капуста.

Лучшим полеводом района был признан Игнатий Дмитриевич Аникац. Много овощей отправляли в Аган, Варьёган и даже в Салехард. Государству сдавалось масло и сливки. Колхоз продолжал богатеть, но молодёжь начала разъезжаться, и всё пошло на спад. Случилось это потому, что мало кого устраивала оплата труда: люди за работу получали трудодни, и только в конце года производился окончательный расчёт. У колхозников не было паспортов на руках, они работали без отпусков, не было выходных дней, ведь та же доярка никак не могла бросить дойку.

В то время в Локосово хорошо работал рыбучасток. Рыбы было много, здесь же её солили, а позднее стали увозить в Сургут на комбинат.

И вновь хочу вернуться в 1930-е годы. Репрессии Сталина, Ежова и Берии не обошли и Локосово. Прошли аресты. Сегодня все так называемые кулаки и враги народа реабилитированы, т.е. восстановлены во всех своих правах, с них сняты все обвинения, которые были незаконными.

1941 год: началась Великая Отечественная война. Мужчины и молодёжь ушли на фронт, особенно опустело старое Локосово. Остались только Михаил Тверетин, бесценный председатель колхоза, Василий и Дмитрий Кондаковы, старый дед Егор Дмитриевич да женщины и дети. Из Нагорного на фронт призвали людей мало, так как считали их неблагонадёжными.

Оставшиеся в селе мужчины и женщины трудились, не покладая рук. Работали на ферме – были и доярками, и скотниками, растили своих детей, часто голодных и обношенных. Женщины трудились в колхозе по 16-18 часов да ещё и успевали вести домашнее хозяйство. Настоящие труженицы, они все силы отдавали работе. Но при этом в их душах жил страх получить тяжёлую весть по почте о своих мужьях и сыновьях, ушедших на фронт. Хочу назвать их поимённо: Марфа Петровна Кондакова, Марина Сергеевна Кузнецова, Варвара Михайловна Кондакова, Орекса Григорьевна Коротнева, Вера Ивановна Бунькова и многие другие.

Денег получали мало, было много налогов: подоходный, военный, бездетный… Каждый год в мае проходила подписка на военный заём как минимум в размере месячного оклада, а то и больше. Но ведь как-то жили и выжили.

8 мая 1945 года война окончилась. 9 мая объявили Днём Победы. В Локосово все ликовали. Помню, Гоша Митрохин, бухгалтер рыбкоопа, промчался по селу с криком «Победа!» верхом на коне с высоко поднятым флагом. Все выбежали на улицу и без всякого приглашения побежали к клубу на митинг радости. Стреляли из ружей, бросали вверх фуражки. Что тут было! Слёзы, радость, поцелуи… Ведь столько перенесли!

Много, очень много локосян пало на поле боя. Все их имена можно прочесть на монументе, что стоит в Локосово. Не дождалась своего мужа Варвара Тихоновна Кондакова, остались её девять детей без отца. Не дождалась своего кормильца и тётя Лиза Кондратина, мать шестерых детей. Не пришёл с войны Илья Матвеевич Баталин, отец пятерых детей. Не дождались мужей и многие, многие другие женщины. А сколько молодых парней сложили свои жизни на фронте, так и не успев жениться, всех мне и не перечислить. Вечная память погибшим!

Но кому-то посчастливилось вернуться домой. Кто постарше встретились, наконец-то, со своими жёнами и детьми, молодые парни вскоре все женились. Началась мирная жизнь: работа, воспитание детей. Жить стали лучше, в 1948 году отменили карточную систему. Страна стала восстанавливать разрушенное хозяйство. В этом участвовали все, в том числе и локосяне.

Сегодня почти все фронтовики ушли от нас, лежат в земле сырой. Осталось очень, очень мало в живых. Вечная им слава за их боевой путь! Низкий поклон и труженикам тыла, вынесшим на своих плечах трудные годы войны. Благодаря фронтовикам и труженикам тыла жизнь продолжается!

З.Т. Скутин ушёл из жизни в мае 2000 года, а его дневниковые записи, датируемые 1990 годом, передала в Центральную районную библиотеку в 2005 году старожил села Локосово Крюкова Зинаида Ильинична.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика