Политический террор 1937-1942 гг.

Источник

Террор, как метод устрашения или уничтожения политических противников применялся с древности. В период Великой Французской революции (1789-1794) жертвами массовых казней «врагов революции» стали король Франции Людовик XVI и его супруга Мария Антуанетта, герцог Орлеанский, лидеры многих оппозиционных политических группировок. Лидер революции Максимилиан Робеспьер призывал революционеров «править железной рукой там, где не справляется правосудие».

В России данный «механизм воздействия» на умы и сознание людей был запущен в конце XIX в. Широкое применение получил индивидуальный террор, направленный против отдельных высокопоставленных государственных чиновников. Жертвами террора становились генерал-губернаторы, градоначальники, командиры воинских частей, полицейский чины, начальники тюрем, жандармы, судьи, прокуроры. Не миновала эта участь и особ императорской фамилии. На императора Александра II было совершено 10 покушений.

В начале XX века идеи терроризма поддерживали большинство крупных политических партий: социалисты-революционеры (эсеры), анархисты, социал-демократы (меньшевики), монархические организации. В составе партии эсеров была создана боевая организация, которая организовала убийства министра внутренних дел В.Я. Плеве (1904 г.) и московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича Романова (1905). Только в период с 1905 по 1906 гг. по политическим соображениям в России было убито 288 должностных лиц, 388 – ранены. В 1911 г. Киеве вот рук террористов погиб и П.А. Столыпин – министр внутренних дел, премьер-министр царского правительства 1906 – 1911 гг. В октябре 1917 г. в России свершилась Октябрьская революция, приведшая к установлению власти большевиков во главе с В.И. Лениным.

С первых дней пребывания у власти большевики развернули полномасштабную борьбу с контрреволюцией, саботажем и должностными преступлениями. 7 декабря 1917 г. решением Совнаркома была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) под председательством Ф.Э. Дзержинского. Декрет «О суде», принятый 24 ноября 1917 г. узаконил создание рабочих и крестьянских революционных трибуналов, которым вменялось рассмотрение дел о контрреволюционных преступлениях, саботаже, дискредитации советской власти, шпионаже, спекуляции и прочее. По приказу Ревтрибуналов осуществлялись расстрелы «врагов революции». 13 июня 1918 г. была восстановлена смертная казнь. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге в подвале Ипатьевского дома были расстреляны бывший российский император Николай II и его семья.

В годы Гражданской войны (1918 – 1921) все политические силы: Красная армия, Белое движение, иностранные интервенты, обратились к тактике террора против своих противников.

Жертвами «белого террора» становились участники большевистского подполья и партизанского движения, военнослужащие Красной Армии, сотрудники органов советского управлении, крестьяне, рабочие, сочувствовавшие большевикам. Приговоры приводили в исполнение военно-полевые суды. Наивысшего размаха «белый террор» достиг в Сибири в отношении крестьян в ходе карательных акций частей армий адмирала Колчака в районах действия партизан. Все попытки крестьян противодействовать незаконной реквизиции имущества и продовольствия, насильственной мобилизации, беспощадно подавлялись расстрелами, виселицами, массовыми порками плетьми, причем не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. Колчаковцы развернули систему концлагерей, применяли так называемые баржи смерти, поезда смерти. Так, в 1919 г. на Тобольском Севере колчаковские каратели загнали тысячи пленных большевиков, бойцов Красной Армии и обских партизан в трюмы двух барж, подцепили к пароходам «Лебедь» и «Алексей» и отправили в сторону Томска по Иртышу и Оби. Белогвардейцы останавливали баржи смерти у пристаней, выводили пленных на берег и расстреливали их на глазах местных жителей. В завершении пути, баржи с оставшимися пленными были затоплены.

Летом 1918 г. партия правых эсеров совершила ряд террористических актов, в ходе которых были убиты нарком по делам печати, пропаганды и агитации В. Володарский, председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий. 30 августа эсерка Фанни Каплан на заводе Михельсона в Москве совершила покушение В.И. Ленина. Вопрос об организаторах и участниках покушения, а также причастности Фанни Каплан остаётся невыясненным до сих пор.

В ответ на эти действия 5 сентября 1918 г. решением Совнаркома было принято постановление «О красном терроре», в котором предусматривалось создание концлагерей для изоляции «классовых врагов», уничтожение оппозиционеров, «причастных к заговорам и мятежам» против большевистской власти. Вне закона были объявлены партии кадетов, меньшевиков, эсеров. Осуществление красного террора было возложено на органы ВЧК. Они получили право расстреливать преступников без суда и следствия на месте. Жертвами террора становились известные политические и общественные деятели, генералы и офицеры русской императорской армии, представители дворянства, буржуазии, интеллигенции и духовенства, казачество, крестьяне, и даже рабочие. «Красный террор» был официально прекращен 6 ноября 1918 г., но фактически продолжался в течение всей Гражданской войны. Под флагом борьбы с контрреволюцией Красная Армия жестоко расправлялась с крестьянскими восстаниями, которые вспыхивали по всей России в 1918-1921 гг.

С 9 марта по 28 мая 1921 г. крупнейшим Западно-Сибирским крестьянским восстанием был охвачен Сургут. Протестные выступления крестьян были обусловлены их недовольством большевистской политикой «военного коммунизма» и продразверсткой, приведшей к полному разорению крестьянских хозяйств. Восстание в Сургуте было подавлено отрядом особого назначения Красной Армии под командованием А. Неборака. Тогда было арестовано 400 мятежников. Несколько месяцев спустя был составлен «Список, принимавших активное участие в восстание граждан г. Сургута». В него вошли 30 человек, из которых 15 были расстреляны, 1 находился под следствием, а 14 – приговорены к тюремному заключению сроком от 3 до 20 лет. С начала 1920-х гг. репрессивная политика советского государства против отдельных категорий граждан, так называемых «классовых врагов» умело вплетается в систему законов: Конституции РСФСР 1918 г., Конституции СССР 1924 г., Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., Уголовного кодекса СССР 1926 г.

Одной из наиболее распространенных форм репрессий против представителей бывших «эксплуататорских классов» с начала 1920-х гг. становится ограничение гражданских прав («поражение в правах»). Конституцией РСФСР 1918 г. было законодательно оформлено лишение избирательных прав для отдельных категорий населения. В период действия Конституции 1918 – 1936 гг. в лиц, отстраненных от участия в выборах в органы государственной власти, стали именовать «лишенцами»

К «лишенцам» были причислены: лица, прибегающие к наемному труду и живущие на доходы от своих предприятий, торговцы, духовенство, служащие и агенты царской полиции, жандармерии, члены императорской семьи, душевнобольные и умалишенные, осужденные по суду за совершенные преступления….

В 1925-1926 гг. в Сургутском районе от участия в выборах было отстранено 99 человек, что составило 1,5% от общей численности населения. В 1927 г. количество «лишенцев» увеличилось до 176 человек. (2,6 %) К 1929 г. численность «лишенцев» увеличилась в два раза (5,8%), 1931 г. – составила 3,4%, в 1932 г. – 3,2%. В 1934 г. в Сургутском районе было 118 человек, пораженных в правах. Доля туземного населения в среднем составляла около 25 %. Лишению избирательных прав подвергались не только главы, но и все члены семей (дети, жены, родители). Поражение в правах автоматически влекло за собой весь спектр сопутствующих ограничений и дискриминаций. На практике «лишенец» не только не мог избирать и быть избранным в органы власти, но также не мог занимать любую государственную должность, учиться в средне-специальных и высших учебных заведениях. Он лишался всех пособий, пенсий, компенсаций, даже продуктовых карточек (в 1928 г. в СССР была введена карточная система). В случае поступления на какую-либо работу «лишенцу» назначалась самая низкая заработная плата, при службе в вооруженных силах его направляли либо в штрафную роту либо в тыловое ополчение. Для сельского жителя получение статуса «лишенца-кулака» означало обложение «твердым заданием», отказ в приеме в колхозы, кооперативы, артели, конфискация имущества, ссылка на спецпоселение.

В 1922 г. был принят Уголовный кодекс РСФСР, в котором против общественно опасных элементов и нарушителей революционного правопорядка были предусмотрены следующие наказания и меры социальной защиты.

В Уголовном кодексе были предусмотрены следующие виды наказания:

— смертная казнь

— изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

— лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;

— принудительные меры без содержания под стражей;

— конфискация имущества;

— поражение в правах;

— увольнение от должности;

— общественное порицание;

— возложение обязанности загладить вред.

Контрреволюционные преступления карались высшей меры наказания или тюремным заключением сроком до 10 лет.

В 1927 г. вступил в силу Уголовный кодекс СССР, принятый постановлением ВЦИК 22 ноября 1926 г. В отличие от УК РСФСР 1922 г., здесь была широко развернута знаменитая 58-я статья УК РСФСР, которая определяла наказания за контрреволюционные преступления. Контрреволюционным признавалось всякое действие, «имеющее целью свержение, подрыв или ослабление рабоче-крестьянской власти, подрыв внешней безопасности СССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции».

К контрреволюционным преступлениям были причислены:

— измена Родине, т.е. действия, совершающиеся в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости и неприкосновенности (шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход в сторону врага, бегство или перелет за границу);

— недонесение о готовящейся или совершенной измене;

— вооруженное восстание, с целью захвата власти, отторжения части территории СССР;

— сотрудничество в контрреволюционных целях с иностранными государствами или его представителями;

— подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы и кооперации;

— совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти;

— разрушение или повреждение железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств связи, государственного имущества;

— пропаганда и агитация, содержащие призывы к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти;

— активные действия или борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в годы Гражданской войны. (Устанавливалась ответственность за преступления, совершенные до принятия уголовного кодекса 1926 г.);

— саботаж, т.е. сознательной неисполнение обязанностей или умышленно небрежной их исполнение с целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата.

За большинство преступлений, определенных в статье 58 настоящего УК, предусматривалась высшая мера – расстрел или объявление врагом трудящихся с лишением гражданства СССР и изгнание из пределов СССР навсегда с конфискацией имущества.

Таким образом, с принятием с принятием Уголовного кодекса СССР была создана легальная правовая основа для грядущих репрессий 1930-1940-х гг.

После смерти В.И. Ленина в 1924 г. в рядах правящей коммунистической партии развернулась масштабная политическая борьба за власть. И к концу 1920-х г. И.В. Сталин и его верные соратники одержали сокрушительную победу над главными политическими противниками, авторитетными членами коммунистической партии: Троцким Л.Д., Зиновьевым Г.Е., Каменевым Л.Б., Бухариным Н.И., Рыковым А.И. и др. Поверженные революционные деятели, их ближайшее окружение, соратники и последователи подверглись резкой критике, осуждению и преследованиям: сняты со своих высокопоставленных должностей, их неоднократно исключали из рядов ВКП(б) и вновь восстанавливали, многих отправили в ссылку. Именно тогда в советской терминологии появились такие понятия, как «троцкисты», «троцкисты-зиновьевцы», «бухаринцы», «правый уклон», «правоуклонисты», которые со временем приобрели негативное значение. Со временем эти понятия стали синонимами понятий «враг народа», «изменник Родины». В 1930 г. советская репрессивная машина нанесла сокрушительный удар по зажиточному крестьянству — кулачеству. В конце 1929 г. на ноябрьском Пленуме ЦК ВКП(б), партийным руководством была провозглашена задача проведения «сплошной коллективизации», которая предусматривала вовлечение в колхозное строительство бедняцко-середняцкого населения при одновременной решительной борьбе с кулачеством. 30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Северный край, Карелия и Кольский полуостровом, Сибирь, Урал, Казахстан и Дальний Восток, неплодородные степи Северного Кавказа, южной Украины, а также горные районы Средней Азии – стали местами расселения раскулаченных крестьян.

Для изолирования классово-чуждых и общественно опасных элементов по всей стране была создана целая сеть исправительно-трудовых лагерей, колоний и тюрем. В 1930 г. при ОГПУ было образовано Главное управление исправительно-трудовых лагерей. В 1934 г. вошло в состав НКВД и стало называться Главным управлением исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения (ГУЛАГ). Именно ГУЛАГ, просуществовавший до 1960 г., стал важнейшим органом системы политического террора. Труд заключенных широко использовался на самых опасных и грандиозных стройках страны, для колонизации малонаселенных, экономически неразвитых районов СССР. В 1930-е гг. сеть лагерей ГУЛАГа охватила все северные, сибирские, среднеазиатские и дальневосточные районы страны.

В 1933 г. в стране развернулась «генеральная» чистка в рядах ВКП(б). Подобные партийные чистки, которые предусматривали комплекс мероприятий по проверке коммунистов предъявляемым им требованиям, проводились и ранее — в 1921, 1929 — 1930 гг. Чистка призвана была «обеспечить в партии железную пролетарскую дисциплину и очищение партийных рядов от всех ненадежных, неустойчивых и примазавшихся элементов».

Партийная чистка 1933 – 1935 гг. отличалась широким размахом и проводилась в условиях усилившейся внутриполитической борьбы в ВКП(б). Она была направлена на очищение партийных рядов от бюрократов, карьеристов, морально разложившихся элементов. Но объективно была нацелена на подчинение коммунистов генеральному курсу партии и наделение их персональной ответственностью за выполнение производственных планов, продвижение в народные массы политики ВКП(б) и Советского правительства.

Постановление ЦК ВКП(б) от 28 апреля 1933 г. определяло, какие категории членов партии подлежали исключению: «классово чуждые и враждебные элементы; двурушнические элементы, под прикрытием лживой клятвы в верности пытающиеся сорвать политику партии; открытые и скрытые нарушители дисциплины партии и государства, подвергающие сомнению и дискредитирующие решения и установленные партией планы; перерожденцы, карьеристы, шкурники и морально разложившиеся».

Сургутская ячейковая комиссия по чистке в 1929-1932 гг. из партийных рядов исключила 21 человек, в 1933 г. — 27 членов и кандидатов. В период генеральной чистки в рядах ВКП (б) (1933 – 1934 гг.) в повседневный обиход вошли новые слова и выражения: «перерожденец», «двурушник», «шкурник» и другие. Необходимо отметить, что большинство исключенных из партии коммунистов впоследствии стали жертвами Большого террора  1937-1938 гг.

В 1930-е гг. чистка проводилась и в рядах беспартийных государственных служащих. В 1931 г. Тобольской окружной комиссией по чистке из советского хозяйственного и кооперативного аппарата Сургутского района было «вычищено» 26 человек. Эти лица лишались работы, прав на пособие, пенсии, выселялись из жилья, понижались в должности и т.д.

В декабре 1934 г. в Ленинграде произошло убийство первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии и Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б) С. М. Кирова. Это событие стало поводом для развязывания масштабного массового террора против руководящих кадров партии, государства, армии, правоохранительных органов, промышленности, сельского хозяйства, науки, культуры и т.д. Зачастую жертвами террора становились простые советские люди, ни занимавшие высоких должностей и не состоящие в партии. Их обвиняли в измене Родины, организации и участии в террористической деятельности, шпионаже в пользу иностранной разведке и др. Все чаще и чаще приводили в исполнение приговоры к высшей мере наказания. Широкое распространение получило понятие «враг народа».

Масштабная работа по выявлению и разоблачению «врагов народа», сторонников троцкистско-зиновьевской оппозиции, группы «правых» в Остяко-Вогульском округе началась в 1936-1937 гг. Решение окружного комитета ВКП (б) из партийных рядов было исключено 84 человека. 16 коммунистов объявили «врагами народа», 22 – вычистили за связь с «врагами народа», 23 — за сокрытие социального происхождения и участии в Белом движении. Тогда же сменилось и все руководство Сургутского района и Сургутского сельсовета.

Крупнейшим политическим процессом, который затронул Остяко-Вогульский национальный округ, стало «Тобольское дело». Оно было связано с именем Н.А. Угланова – советского государственного и политического деятеля, наркома труда (1928 – 1930), управляющего Обьрыбтрестом в г. Тобольске. Он разделял взгляды главного теоретика партии Н.И. Бухарина, критически оценивал сталинский курс на форсированную индустриализацию, насильственную коллективизацию и раскулачивание. В 1936 г. Угланов Н.А., обвиненный в участии в антисоветском террористическом центре, был исключен из партии и арестован, в 1937 г. расстрелян. По «Делу Угланова» репрессиям подверглось все руководство Обьрыбтреста.

Пособником «врага народа» Н.А. Угланова был признан Г. П. Шишкин — редактор газеты «Северный рыбак» — печатного органа партийной организации при Обьрыбтресте. Он был исключен из партии, но избежал ареста. Почти через год Г.П. Шишкина восстановили в партии и он возглавил редакцию Сургутской районной газеты «Колхозник», которой руководил до 1941 г. По делу Угланова проходил и П.И. Лопарев – организатор антиколчаковского партизанского движения в Среднем Приобье в 1919 г. В 1937 г. был арестован, в 1938 г. – приговорен к высшей мере наказания.

В августе 1937 г. была проведена одна из самых масштабных операций против так называемых «антисоветских элементов». Основная идея этой операция заключалась в том, чтобы физически уничтожить или изолировать в лагерях те группы населения, которые считались потенциально опасными – бывшие кулаки, бывшие офицеры царской и белой армии, священнослужители, бывшие члены политических партий эсэров, меньшевиков и другие. Все эти «неблагонадежные и общественно опасные граждане» много лет находились на учете в НКВД. А летом 1937 г. было решено не просто их учитывать, а физически уничтожить.

2 июля 1937 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об антисоветских элементах», на основе которого 30 июля вышел оперативный приказ НКВД № 00447. Все репрессируемые «антисоветские элементы» разбивались на две категории: первая – подлежащие немедленному аресту и расстрелу, вторая – подлежащие заключению на срок от 8 до 10 лет. Каждой области, краю и республике в приказе доводились планы (лимиты) на репрессии по каждой из двух категорий. Так по Омской области по первой категории расстрелу подлежало 1000 человек, по второй категории – заключению в тюрьмы и лагеря – 2500 человек. (С 1934 по 1944 гг. Остяко-Вогульский национальный округ входил в состав Омской области).

Для решения судьбы арестованных в республиках, краях и областях создавались внесудебные органы – «тройки», состоящие из начальника управления НКВД, секретаря соответствующей партийной организации и прокурора республики, области и края. «Тройки» получали чрезвычайные права, они выносили приговоры и отдавали приказы о немедленном приведении их в исполнение, включая расстрел, без обжалования. Приговоры о тюремном заключении выносило Особое Совещание при НКВД СССР. Подсудимые, за редким исключением, при вынесении приговора не присутствовали.

С августа 1937 по осень 1938 г. органами НКВД под руководством Н.И. Ежова были арестованы 1344923 человека, из них расстреляно – 681692 человека, заключены в колонии, лагеря и тюрьмы – 734820 человек, подвергнуты ссылке и высылке – 18208. Каждый месяц арестовывали примерно по 100 тыс. человек, из них расстреливали – около 50 тыс. человек, ежедневно – более 1500 человек

По данным «Книги расстрелянных. Мартиролога погибших от руки НКВД в годы большого террора по Тюменской области» по Сургутскому району в 1937 — 1942 гг. было расстреляно 133 человека. Среди них наибольшее количество составляли ссыльные. Средний возраст расстрелянных — 47 лет. Самой молодой жертвой репрессивной системы стал рыбак Сургутского рыбзавода 19-летний Иван Журавлев, высланный с семьей из Астраханской области. Самому пожилому — Петухову П.П., спецпереселенцу из Тобольского района, на момент расстрела ему было 76 лет.

К высшей мере наказания были приговорены охотники, рыбаки, колхозники, работники артелей, государственные служащие, работники рыбзавода, председатели колхозов, журналисты, преподаватели и др.

Расстрельные приговоры приводили в исполнение Москве, Тобольске, Тюмени, Омске, Остяко-Вогульске (с 1940 г. – Ханты-Мансийск). Всего в окружном центре в 1937-1943 гг. было убито 598 человек. В 1937 г. расстреляли 84 жителя Сургутского района. Массовый расстрел состоялся 8 октября 1937 г., когда в тюрьме Остяко-Вогульска было убито 97 человек, из них 27 сургутян. В их числе — бывший председатель колхоза «Красный Северянин», кандидат в члены ВКП(б) Кугаевский З.Д., главный бухгалтер Сургутского райпотребсоюза Кайдалов Ф.Н., счетовод колхоза Тверитин Г.М., колхозник Меньщиков П.Ф. и др.

3 августа 1937 г. в Москве расстреляли Слепкова В.Н. — уроженца г. Рязани, журналиста. Вместе с братьями Александром, (редактором газеты «Комсомольская правда») и Василием (профессором Ленинградского университета, биологом) входил в оппозиционную группу, поддерживали взгляды Николая Бухарина. В 1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР Владимир был арестован и осужден на 4 года ссылки в Сургут, где работал статистиком районного лесхоза. Второй раз его арестовали в 1936 г. и отправили в Москву. Братьев Слепковых обвинили в контрреволюционной пропаганде, участии в антисоветской террористической группе.

В 1937 г. в Тобольске был арестован и расстрелян Кондаков А.И. – член Сургутского уездного исполнительного комитета при Временном правительстве (1917 г.), учитель Сургутской школы 2-й ступени (1918-1920 гг.). Во время Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г. в Сургуте  он был избран повстанцами председателем Комитета общественной безопасности. Сургутянин Л.А. Силин — комендант Сургута в период Западно-Сибирского крестьянского восстания, в 1937 г. был арестован в Томске по обвинению в участии в «кадетско-монархической повстанческой» организации «Союз спасения России» и приговорен к 10 годам лишения свободы и 5 годам поражения в правах. В Тюмени по приговору тройки Омского УНКВД расстреляли уроженцев с. Тундрино Сургутского района, спецпереселенцев Королькова В.Г. и Королькова И.В. Оба работали в г. Обдорске в Главсевморпути.

Страшным для Остяко-Вогульского национального округа стал 1938 г. 21 января 1938 г. было расстреляно 142 человека, 26 марта — 94 человека, 19 июня – 43 человека. В 1938 г. смертный приговор был приведен в исполнение в отношении 41 жителя Сургутского района. В тот год расстреляли Замятина Р.Г. — деда известного сургутского краеведа, публициста, поэта, уроженца с. Тундрино Сургутского района В.П. Замятина.

Репрессиям подвергалось и туземное население Сургутского района. Их обвиняли в шаманстве, в сочувствии участникам антисоветского Казымского вооруженного восстания, произошедшего в 1931-1934 гг. в Ямальском национальном округе. В 1936 г. в Тром-Аганском сельсовете опергруппой Окротдела НКВД была ликвидирована повстанческо-бандитская кулацко-шаманская группировка, члены которой обвинялись в организации «сопротивления кулачества и шаманства», в «попытках отравления стрихнином активистов бедняков». В 1938 г. к расстрелу были приговорены рыбаки-охотники Айпин С.Н., Востокин Д.Н. и др.

Осенью 1938 г. террор пошел на убыль. Масштабы катастрофы стали пугать многих представителей партийной верхушки, правоохранительных органов. 17 ноября 1938 г. было принято Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором сотрудники НКВД были обвинёны в нарушении процессуальных норм и законности. Нарком НКВД Н. Ежов был арестован и расстрелян. Его место занял Л. П.Берий.

К тому же осенью 1938 г. изменилась международная обстановка. Гитлер активно готовился к мировой войне. Поэтому все внимание советское правительство решило сосредоточить на решении международных задач. Но это не означало, что руководство страны решило вовсе отказаться от террора. Репрессии продолжались. В 1939-1940 годах за «контрреволюционные преступления» в СССР были осуждены 135 695 человек, в том числе 4 201 — к расстрелу. В 1941 г – 1943 гг. было расстреляно 15 жителей округа.

Смерть И.В. Сталина изменила общественно-политическую обстановку в стране. В феврале 1956 г. состоялся XX съезд КПСС, в котором Н.С. Хрущев выступил с докладом о культе личности Сталина, в которой впервые открыто осудил политический террор, предпринятый сталинским руководством в отношении собственного народа в 1930-е годы.

Еще в 1954 г. в МВД СССР была составлена справка на имя Н. С. Хрущева о числе осужденных за контрреволюционные преступлении, т. е. по 58-й статье Уголовного Кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик. Согласно этому документу за период с 1921 г. до 1-й половины 1953 г. за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ и тройками НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 4 060 306 человек, из них расстреляно – 799455, заключены в лагеря и тюрьмы – 2634397, подверглись ссылке и высылке – 413512, подвергнуты прочим мерам наказания – 215942.

В 1956 г. г. началась реабилитация граждан, пострадавших в результате политического террора 1937-1938 гг. и растянулась она на долгие 30 с лишним лет

18 октября 1991 г. был принят Закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Именно с этого периода началось активное изучение и восстановление имен репрессированных. Стали доступны для широкого изучения секретные архивные документы, проливающие свет на трагические события, стали создаваться мемориальные места.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 комментария “Политический террор 1937-1942 гг.”

Яндекс.Метрика