Картина из Самарово

Иван Белоусов

История схожа с археологией. Стоит тебе начать изучать какой-то неизвестный ранее факт, как за ним обнаруживаются все новые и новые пласты неизведанного. И постепенно перед тобой открывается удивительная картина. О ней и пойдет сегодня речь.

Тот, кто бывал в Государственном Русском музее, видел полотно, написанное Живописцем Василием Ивановичем Суриковым «Покорение Сибири Ермаком». Судьба самого художника и его творения очень примечательны. Стоит начать с того, что Суриков сам родом из Сибири. Он родился в Красноярске, был потомком казаков. Поэтому тема покорения русскими войсками этих земель ему была очень близка.

Работа над картиной шла несколько лет. И для того, чтобы наиболее достоверно передать лица и характеры остяков, вогулов и татар, которые сражались на стороне хана Кучума, Суриков совершает несколько поездок в Тобольск, Минусинский край, проезжает по Оби в поисках натуры. Но для нас важен тот факт, что и будущий Ханты-Мансийск не остался без внимания.

Сегодня можно сказать, что Василий Иванович Суриков стал первым этнографическим туристом, посетившим Югру. Он прибыл на пароходе в село Самарово и сразу отправился в ближайшее стойбище. Те несколько дней, которые он провел вместе с коренными жителями, впоследствии обернулись подготовительным материалом для создания великой картины. Вместо обычных для туриста сувениров – украшения, беличьи и лисьи шкурки, национальная одежда – Суриков привез из своей поездки огромное количество этюдов. А все увиденное им в этих краях, он перенес на холст, запечатлев тем самым один из ключевых моментов российской истории.

Небольшое отступление. Не так давно мне довелось общаться с одним профессором из Санкт-Петербурга. Речь зашла, в том числе, и о покорении Сибири. «Будь моя воля, — сказал тогда профессор, — я бы вместо этого конуса (имелась в виду Стелла «Покорителям Сибири» — прим. автора) на горе поставил высокий памятник Ермаку Тимофеевичу, а слева, через дорогу – хану Кучуму. Чтобы эти два монумента встречали приезжающих в Ханты-Мансийск и обоюдно символизировали всю мощь, силу и историю сибирской земли!»

В апреле 1895 года Император Николай II подписал указ об открытии в Санкт-Петербурге Русского музея. А за месяц с небольшим до этого события Василий Иванович Суриков представил на очередной выставке передвижников свою картину «Покорение Сибири Ермаком». В то время существовала своеобразная традиция: полотно должен был приобрести для своей московской галереи П. М. Третьяков. Все предыдущие работы Сурикова уже находились у него. На кону стояла сумма в тридцать тысяч рублей. Сумасшедшие деньги! Но в этот раз все пошло иначе. Николай II лично попросил уступить картину для открываемого музея: «Эта картина должна быть национальной и быть в национальном музее». Самодержец заплатил больше Третьякова – Суриков получил 40 000 рублей. И это была самая большая сумма, за которую когда-либо покупались картины русских художников. Более того, царь распорядился, чтобы и впредь все будущие картины Сурикова приобретались именно для Русского музея. Таким образом, основное историческое наследие Василия Ивановича разделилось поровну между двумя российскими столицами: три картины находятся в Третьяковке, столько же в Русском. А Третьякову же в знак уважения Суриков в 1895 году подарил уменьшенную копию картины.

За «Покорение Сибири Ермаком» Василий Суриков был избран академиком живописи. Но ради справедливости стоит добавить, что Югра не в первый раз привлекла внимание Сурикова. В 1883 году он написал картину «Меншиков в Березово». Причем сюжет этого полотна пришел совсем случайно, по какому-то наитию. Суриков с семьей проводил лето под Москвой. Стояли дождливые дни. Художник, будучи в гостях у крестьянской семьи, перелистывал в ожидании хорошей погоды какую-то историческую книгу. Окно замутилось от дождевых капель, стало холодно, и почему-то живописцу вспомнилась его родная Сибирь, снег, когда нет охоты выйти за дверь. Вдруг мелькнуло что-то давно знакомое, как будто он когда-то, очень давно, всё пережил и видел и дождь, и окно, и божницу, и живописную группу у стола. «Когда же это было, где?», — спрашивал себя Суриков, и вдруг точно молния блеснула в голове: «Меншиков! Меншиков в Березове! Он сразу представился мне живым во всех деталях, таким, как в картину вписать». Для написания картины не пришлось даже ехать за сотни верст.

Но вернемся к Ермаку. Он и сам – фигура удивительная. Что нам известно о нем? Кто-то вспомнит слова известной народной песни, исполняемой при совместных застольях: «Ревела буря, дождь шумел…». Не известно, когда и где он родился, чем занимался до того, как отправился в Сибирь. Не известно, как выглядел этот знаменитый казачий атаман, так как его портреты не сохранились. Также не известна дата его гибели, и никто не знает, где находится могила Ермака. Более того, даже имя его трактуется по-разному. По идее, «Ермак» является разговорным вариантом русского имени Ермолай и звучит как его сокращение. Известный русский писатель Гиляровский называл его Ермил Тимофеевич. Другие историки и летописцы производят его имя от Германа и Еремея (Еремы). Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Иркутский историк Сутормин утверждает, что полностью имя Ермака звучало как Василий Тимофеевич Аленин. Эта же версия фамилии Ермака обыгрывается в сказе Бажова «Ермаковы лебеди». Как видно, получается весьма приблизительный и расплывчатый образ всенародно любимого героя.

Название знаменитой картины тоже по-своему загадочно. Каждое из трех слов в нем начинается с заглавной буквы: «Покорение Сибири Ермаком». И каждое из этих трех слов может послужить самостоятельным названием! Судите сами. Покорение. Сибирь. Ермак.

Сколько еще загадок таит в себе история нашего города и близлежащих населенных пунктов – неизвестно. Но они есть. Нужно лишь проявить любопытство. И эта статья, открывающая еще одну страницу истории города – не последняя.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика