«Цеппелин» над Югрой

Александр Петрушин

22 июня 1941 года в Ханты-Мансийском национальном округе, который до 14 августа 1944 г. входил в состав Омской области, о нападении Германии на Советский Союз услышали по радио в 14 часов по местному времени. Тогда же был объявлен Указ Президиума Верховного совета СССР «О мобилизации военнообязанных, родившихся с 1905 по 1918 годы включительно». Окружная газета «Сталинская трибуна» опубликовала этот указ на следующий день.

Шифротелеграмма начальника УНКВД Омской области майора госбезопасности Захарова о проведении оперативно-мобилизационных мероприятий поступила в окружной отдел УНКВД в ночь с 22 на 23 июня. «Каждый чекист, — говорилось в телеграмме, — должен мобилизовать все силы, все умение на решительную борьбу с происками враждебных элементов с тем, чтобы обеспечить нормальную работу организаций, предприятий и учреждений округа».

Мобилизационные ресурсы Югры были относительно мизерны: в 1939 г. на территории округа проживало 93 274 человека. Треть населения – высланные в Среднее Приобье крестьяне – считались «политически неблагонадежными». В Красную армию их не призывали, на учет в военкоматы не ставили.

Мобилизуя усилия советского народа на разгром врага, сталинское руководство одновременно продолжало преследовать сотни тысяч людей за политическое прошлое, по социальному и национальному признакам, а также за «пораженческие настроения». Репрессии в годы Великой Отечественной войны не прекращались. Судя по тональности директив НКВД-НКГБ СССР, документов партийных и советских органов, политический режим во время войны чувствовал себя в условиях постоянного внутреннего враждебного окружения. Война оказала влияние на увеличение числа заключенных в тюрьмах, лагерях, колониях и спецпоселениях НКВД (Ирбитская, Камышловская, Тобольская тюрьмы, Севурлаг, Тавлаг, Богословлаг, Усольлаг, Сиблаг, Краслаг, Печоржелдорлаг, Инталаг, Воркуталаг и др.).

В феврале 1943 г. в городе Асбесте появился первый лагерь №84 для военнопленных немцев. В мае того же года первых военнопленных, в основном румын, венгров, итальянцев, принял лагерь №93 в Тюмени. В дальнейшем только на территории Среднего Урала разместили свыше 80 тыс. военнопленных.

Через Урало-Сибирское спецпоселение в течение 1930-1945 гг. прошло более 1,5 млн человек. К «кулакам» с 1940 г. добавилось свыше 700 тыс. человек польских «осадников; спецпереселенцев из Прибалтики и Молдавии, немцев, финнов, калмыков, оуновцев, членов сект «истинно-православных христиан» и «свидетелей Иеговы».

На эту «контрреволюционную базу» рассчитывало руководство гитлеровских спецслужб после разгрома вермахта под Москвой и Сталинградом и окончательного провала блиц-крига. Больше внимания противник стал уделять разведке глубокого советского тыла, в том силе Среднего Приобья и Приполярного Урала, путем опроса военнопленных, проживавших до мобилизации в этих местах.

В марте 1942 г. в составе Главного имперского управления госбезопасности Третьего рейха был организован специальный разведывательно-диверсионный орган «Цеппелин». В своей работе он руководствовался так называемым «планом действий для политического разложения Советского Союза». Практические задачи «Цеппелина» были таковы: «…Должны быть организованы специальные группы действия, а именно:

  1. разведывательные группы для сбора и передачи политических сведений из Советского Союза;
  2. пропагандистские группы для распространения национальной, социальной и религиозной пропаганды;
  3. повстанческие группы для организации и проведения восстаний;
  4. диверсионные группы для проведения политических диверсий и террора…»

В плане подчеркивалось, что на «Цеппелин» возлагается ведение политической разведки и диверсионной деятельность в глубоком советском тылу. Особое внимание при этом уделялось регионам, в которых располагались исправительно-трудовые лагеря и спецпереселения НКВД, в том числе Среднего Приобья и Приполярного Урала.

В эти места «Цеппелин» решил забросить специальные вооруженные группы. План высадки воздушного десанта из советских военнопленных предложил противнику находившийся в немецком плену генерал-майор Бессонов.

В начале войны, будучи командиром 102-й стрелковой дивизии 21-й армии, Бессонов сдался в плен охране немецкого медсанбата в селе Раги Старосельского района Гомельской области. На первом же допросе он предложил свои услуги по борьбе с советским режимом.

Хорошо знавший места расположения лагерей ГУЛАГа и спецпоселений НКВД Бессонов хотел захватить лагеря, спецпоселки и, вооружив заключенных, развить повстанческую деятельность в южном направлении по Оби, Иртышу, Тоболу, Туре. О том, насколько далеко заходил в своих планах генерал-предатель, свидетельствуют материалы его послевоенных допросов в советской контрразведке.

Вопрос: «Как протекала ваша деятельность в германском разведоргане «Цеппелин»?

Ответ: «Выполняя задание немцев, я разработал предварительный план повстанческой деятельности в тылу Советского Союза, по которому предполагалось создание из числа военнопленных, бывших военнослужащих Красной Армии, несколько десантных групп для высадки их с самолетов на парашютах в северные районы СССР. Предполагалось высадить воздушный десант численностью в 50 000 человек. В соответствии с этим моим штабом был тщательно разработан план десантирования и боевых действий, составлены всякие схемы, на карты нанесены маршруты, основное направление ударов».

Вопрос: «Какие именно районы СССР предусматривались вашим планом для высадки десанта и начала повстанческой деятельности?»

Ответ: «Планом предусматривалось, что высадившиеся на Севере СССР крупные десантные тряды захватят расположенные там лагеря заключенных и поселения ссыльных, вооружат их после привлечения на свою сторону и, пользуясь отдаленностью этих районов от фронта и жизненных центров страны, а также отсутствием крупных воинских гарнизонов, разовьют повстанческую деятельность в тылу Красной Армии. При этом ставилась цель достигнуть и овладеть промышленными центрами Урала, отрезать Сибирь от Центральной части Советского Союза и лишить его важнейшей стратегической базы на Востоке…

В качестве районов высадки десанта и исходной территории для развертывания повстанческой деятельности планом предусматривались такие места:

  1. район Нарьян-Мар, Усть-Цильма и Усть-Ухат;
  2. район дельты реки Северная Двина;
  3. район Сыктыквкар (бывший Усть-Сысольск);
  4. район Мезень;
  5. в пунктах на реке Обь: а) Обдорск, б) Березов, в) Самарово;
  6. район дельты реки Енисей;
  7. Северный Урал – район Чердынь – Саранпауль».

В 1942 г. Бессонову был отведен особый лагерь в бывшем монастыре Лейбус под городом Бреслау (Вроцлав), где началось формирование из советских военнопленных диверсионной бригады в составе трех батальонов. К тому времени немецкие войска заняли Петрозаводск, где находилось много аэродромов советской дальней авиации. Они могли стать удобной базой для готовящейся десантной операции.

Ставка Бессонова на заключенных ГУЛАГа и спецпоселенцев кажется на первый взгляд фантастической. Однако архивные документы и воспоминания узников воркутинских лагерей свидетельствуют: «…освободительное движение могло быть успешно начато при координации небольших сил вторжения с многомиллионной массой заключенных и спецпоселенцев».

В этих целях 2 июня 1943 г. в районе сельхозлагеря «Кедровый шор» Кожевинского района Коми ССР был выброшен десант из 12 человек, одетых в форму НКВД. В ночь с 5 на 6 июня 9 десантников, застрелив руководителей группы, сдались охране блилежащих лагерей НКВД.

В июне 1943 г. начальник УНКГБ Омской области полковник госбезопасности Д.Р. Быков приказал начальнику Ханты-Мансийского окружного отдела НКГБ майору госбезопасности Куликову «освободиться от всякого рода других заданий, не связанных с агентурной работой, а сосредоточиться на выявлении и пресечении враждебной повстанческой деятельности…».

Заслуги Куликова изложены в наградном листе: «Вследствие умелого руководства аппаратом окротдела и районными отделениями, входящими в обслуживание окротдела, добился положительных результатов по вскрытию и пресечению контрреволюционной деятельности враждебных элементов в округе. За время Отечественной войны вскрыто и ликвидировано 6 повстанческих групповых дел на 16 человек, кроме того, арестовано и привлечено к ответственности за профашистскую деятельность 117 человек».

Приказом наркома госбезопасности СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга В.Н. Меркулова от 8 февраля 1944 г. Куликов был награжден знаком «Заслуженный работник НКВД» «за успешную работу по выполнению заданий НКГБ СССР в условиях военного времени». Но о награждении Куликов не узнал: 21 января 1944 г. он умер от разрыва сердца и был похоронен в центре Ханты-Мансийска рядом с бывшим председателем окрисполкома Розниным.

Чекисты Югры в отличие от своих коллег с Ямала не встали на путь фальсификации повстанческой деятельности в округе, несмотря на прямые указания руководства областного управления НКВД-НКГБ, и внесли свой определенный вклад в достижение победы над немецко-фашистскими захватчиками, сохранив при этом свое профессиональное достоинство. В этом, на мой взгляд, заключается особенность деятельности органов госбезопасности в Ханты-Мансийском национальном округе в годы Великой Отечественной войны.

На подавление мифического восстания «мандалы» из Омска в Ямальскую тундру самолетами была отправлена рота автоматчиков, которые расстреляли мирное собрание ненцев: 7 человек убито, 51 арестован, 41 умер во время следствия. Организаторов этой провокации наградили орденами, но в 1947 г., после смены руководства МГБ СССР, обвинили в фальсификации оперативных и следственных материалов и осудили.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика