Проделки хозяина тайги

В. Конев

Медведь — умный, осторожный и коварный хищник. О его добродушии говорят в основном сказки, а определение «увалень-мишка» могут серьезно воспринимать только люди далекие от охоты. У медведя изумительная реакция, на опасность он реагирует мгновенно, исчезая, как привидение, а уж если решит разделаться с человеком, оставляет жертве мало шансов спастись.

В село Шапша, которое расположено непосредственно у тайги, медведи захаживали не раз. То косолапый заберется сверху в хлев, прыгнув вовнутрь на свою жертву, то просто прохаживается по улицам. Доходило до курьезов. Рассказывают, шла жительница из бани, набросив на голову шаль, впереди себя, кроме того, что под ногами, естественно, ничего не видела, слышит: кто-то идет навстречу. Она машинально поздоровалась и пошла дальше. Но любопытство свое все же удовлетворила, посмотрела — и ужаснулась: то был медведь. Пришлось бежать.

И все-таки такого происшествия, какое случилось в этом селе минувшей осенью, еще не бывало. Началось с того, что у Поповых ночью пропала овца, во вторую ночь — другая. Хозяйка подумала: завелся вор, любитель легкой наживы. На третью ночь Петр Давыдович Сумкин, выйдя во двор, услышал подозрительный треск в усадьбе Зверевых (во второй половине дома). Направился он к Зверевым, стучится: «Нина, у вас кто-то в хлеву хозяйничает, ломает». Выскочил сам хозяин, в трусах, с ружьем. Выстрелил во тьму. Потом вернулся в дом, оделся. Пошли в хлев. Глазам представилась ужасная картина: на земле лежали три задавленных овцы, остальных трех медведь утащил в лес. Петр ушел домой досыпать. Утром он пошел в свой хлев к овцам, оказалось: все шестеро овец были задавлены. Троих медведь съел, а остальных трех и кости съеденных зарыл здесь же. Баран спасся, убежал. Стало ясно, что сначала медведь хозяйничал у Сумкиных, а затем направился к Зверевым.

Петр был в гневе от такого разбоя, схватил ружье, в один ствол заложил патрон с пулей, в другой — с дробью и — в лес. Переходит болотце. Медведь тут как тут, будто упал с неба. Выскочил, встал на дыбы, раскрыл пасть и к человеку. Расстояние между ними мгновенно сократилось. Петр был немного под хмельком, который как рукой сняло. В сознании молниеносно пронеслись слышанные раньше рассказы о схватке человека с медведем. Действовать нужно было решительно и быстро. И вот Петруша (а ему шел седьмой десяток), стремительно сжав левую руку в кулак ( в правой было ружье), направил ее в пасть зверю, проталкивая ее как можно дальше, чтобы у того «дыханье сперло». Зверюга сжимал руку пастью, рука немела. В этот же миг Петр нажал пальцем правой руки на курок двустволки. Раздался выстрел. Медведь отшатнулся и побежал. Смельчак вернулся домой. Что было с рукой! Поначалу она казалась сплошным месивом, текла кровь, ныла кость. Сердце бешено отсчитывало удар за ударом, как будто опасность и не прошла, а только начиналась.

Прошло немного времени после схватки человека с медведем, и шестеро мужиков во главе с егерем Владимиром Паромовым направились в лес искать медведя. Но не нашли. Караулили две ночи. На третью ночь проказник не утерпел, снова вышел на промысел. На этот раз забрался в хлев к Анатолию Лыткину и опять задрал шестерых овец. И улегся тут же по-свойски, не обращая внимания на лай собак. Наконец-то его накрыли с поличным. Увидев людей, он побежал. Раздались выстрелы, не менее двадцати… Убили.

За пять дней заходов в деревню хозяин тайги прибрал ни много ни мало 32 овцы. Целое стадо! Интересно отметить, что действовал избирательно, специализируясь на овцах, хотя рядом ждали своей участи коровы, свиньи. Но их он не тронул. Должно быть, решил, что с овцами дело иметь проще — меньше шума.

Известна опасность встречи человека с медведицей и медвежатами. Пытаясь их защитить, уберечь, медведица готова на все. Как рассказала Нина Михайловна Конева, как-то в лесу Горно-Конево женщины встретили на дереве медвежонка. Зрелище было занятное. Стояли и завороженно смотрели на него. И вдруг откуда ни возьмись показалась медведица. Кинулись бежать, что называется, во все четыре лопатки. Не помнили, как добежали до безопасного места. Одна из женщин забыла в бегстве и о своем радикулите, вспомнила о нем лишь на «финише».

Интересный случай, характеризующий любопытство медведя, произошел в урочище Сосновка. Был ясный день. Группа сборщиков брусники ушла в лес на небольшое расстояние от палатки. Один из них остался, решил отдохнуть. Лег вблизи дороги. Полежав немного, вдруг почувствовал, что кто-то на него глядит. Открыл глаза… Медведь! Подошел вплотную и разглядывает в упор… «Как у меня только язык не отнялся?» — рассказывал он потом. Встал тихонько и задом-задом пошагал в сторону дороги, по которой, к счастью, шла машина. С тех пор этот отдыхающий в Сосновке не появлялся…

Приход медведя к жилищу человека не редкость. И ног да поведение его, небезопасное для жизни человека, достойно юмора. Вспоминаю рассказ очевидца, когда в охотничьей избушке остановилась на ночлег группа ягодников. Все они запаслись спальными мешками. Избушка была малых размеров, поэтому большая часть их улеглась спать снаружи, вблизи избушки. Ночью один из спавших внутри помещения вышел наружу. Обратил внимание, что одного спального мешка не хватает, равно как и его обитателя. Поднялся переполох. Спустя час­полтора потеря обнаружилась. Владелец мешка вместе со своим одеянием прибежал сам. Оказывается, спустя некоторое время, когда все уснули, пришел медведь, схватил один спальник за конец и потащил его вместе с лежащим в нем человеком. Тот, разумеется, сразу же проснулся, но, уяснив ситуацию, лежал в мешке ни жив ни мертв. Дотащив до места, медведь забросал ношу сучьями, оставив, очевидно, на черный день, «пока не дойдет». Затем ушел. Пленник выждал некоторое время, пока мучитель удалился на порядочное расстояние, и только после этого добрался до избушки.

Трагедия произошла в селе Семейка. Двое охотников — Борис Салтанов и Владимир Овсянкин — устроили на дереве лабаз для охоты на медведя. Сюда же привезли в качестве привады задавленную накануне корову. И остались ждать. Медведь явился. Выстрелили в него восемь раз. Ночью пойти за подранком не решились. Вернулись домой. Договорились поехать утром верхом на лошадях. Но получилось так, что выехали в разное время. И вот Владимир, проехав по лесу некоторое время, услышал выстрел. Разворачивается и туда, на выстрел. Глядит: лошадь ходит с седлом без седока. Увидел медведя — выстрелил. Зверь свалился замертво. Но где Борис? Поискал, увидел: лежит на земле в крови, без сознания. Взял его в седло, привязал и привез в село. Вызвали вертолет и увезли в Ханты-Мансийск. Как выяснилось потом, медведь, ударив его по лицу, выбил левый глаз и верхнюю челюсть, изуродовал лицо и сделал инвалидом на всю жизнь…

Медведь — весьма осторожный зверь и обычно избегает встреч с человеком. Как показали наблюдения охотников, каждый медведь имеет свой характер. Они могут быть агрессивными, спокойными и даже трусливыми. Выйдя из берлоги после спячки, медведь особенно опасен, так как голоден. Однако наблюдали и обратную картину. Интересный случай произошел с Борисом Семеновичем Куклиным.

Рыбачили на Горноправдинском озере. Решив сварить уху из карасей, Николай Алексеевич Зеркальцев пошел к лодке, а трое остальных отлучились в другое место. Придя к лодке, он слышит бульканье воды в озере. Взглянул — медведь! Откуда ни возьмись появилась решительность: схватил весло и замахнулся на медведя — иди, мол, отсюда, убирайся! Тот сначала опешил, но потом осмелел, побрел к лодке и стал есть рыбу, не обращая внимания на рыбака. Пришлось побежать к мужикам. Взяли топоры, ружье. Подошли к лодке, выстрелили вверх. Медведь оставил свое занятие, повернулся, сделал два прыжка по на­правлению к людям и (что бы вы думали?)… пошел рядом в том же направлении, что и они, держась на расстоянии 10 метров от них.

Далее продолжает Борис Семено­вич: «Я был с топором и стоял ближе к медведю. Он ко мне. Остановился в трех метрах от меня. Спокойный. Что удивительно, я тоже был спокойным. Может, потому, что у медведя был не агрессивный вид, да и вблизи стояли трое мужчин. Что делать? Бежать нельзя. Время было начало мая. Зверь тощий, только что вышел из берлоги. И вот он стал отходить от меня к мужикам. Остановившись в 20 метрах от них, сел на землю. Сидит, вертит головой, изо рта валит пена. Рыбаки пошли дальше, а я остался: было интересно понаблюдать за ним. Медведь снова подошел к лодке и начал есть рыбу. Что было с ним делать? Ружье у нас было одно, а заряд был дробовым. Посмотрел я на медведя еще раз и ушел восвояси. Назавтра пришли к лодке, вывалили из ведра рыбу на землю для приманки, а сами засели под деревом на расстоянии 20-25 метров от приманки. Прождали всю ночь, но он не пришел, наелся».

Не оскудела российская земля силачами. Александр Гаврилович Тропин из Нялино зарубил медведя топором, причем левой рукой (правая была перебита на фронте). Уроженец села Батово Борис Семенович Куклин постигал охотничье дело с 11 лет. Приобрел богатый опыт. Его академией была местная тайга. Если записать все его рассказы об уникальных случаях на охоте, получился бы, пожалуй, целый том. Не раз местные руководители обращались к нему с просьбами избавить население от набегов медведей, и Борис Семенович шел в лес навстречу опасности и из схваток с медведем всегда выходил победителем.

«Охота и охотничье хозяйство», №10, 1997 год

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика