Спецпереселенцы в Остяко-Вогульском национальном округе в начале 30-х

Е.Н. Закирова

…Одним из особых регионов в истории насильственных переселений, предназначенных для размещения спецпереселенцев, стал север Уральской области, в состав которого с 1930 г. входили Остяко-Вогульский (Ханты-Мансийский АО) и Ямало-Ненецкий национальные округа, оказавшиеся местом наибольшего сосредоточения различных категорий спецпереселенцев.

Принудительные переселения на территорию Уральской области проходили поэтапно. Первый этап (февраль 1930 г. – май 1931 г.). Основную массу ссыльных этого этапа составили жители сельскохозяйственных округов Уральской области: Шадринского, Тюменского, Курганского, Ишимского и др., местом расселения для них были определены с. Березово, с. Сургут, Уватский, Березовский и Кондинский районы. Следуя к пунктам назначения, во второй половине февраля 1930 г., ссыльные прибывали в г. Тобольск, который являлся пунктом временного их размещения, где они вынуждены были оставаться до весенней навигации. Прибывающим в г. Тобольск ссыльным приходилось устраиваться самостоятельно, размещаясь на частных квартирах, в общественных зданиях, храмах, а некоторые были вынуждены располагаться прямо в лесу. Согласно докладной записке комендантского отдела Уралобласти Правительству «О расселении, положении и использовании кулацкой ссылки» от 8 марта 1931 г., на территории Тобольского округа были размещены около 35000 переселенцев, по другим данным их было от 35 до 46 тыс. человек. Так, встречаются данные 43758 человек – 8920 семей, а в докладной записке в окрсельхозотдел от 4 декабря 1930 г. сообщалось, что на Тобольский Север завезено 46000 спецпереселенцев. Нечеловеческие условия пребывания, неустроенность быта, холод и голод стали причиной высокой смертности среди переселенцев. И, в мае 1930 г., с началом навигации, на Север было отправлено по приблизительным данным всего 17-18 тыс. человек (по некоторым документам – 23315 человек). На основании этого можно предположить, что почти половина спецпереселенцев погибли, не выдержав тяжелых условий, но не исключено, что часть из них сбежали или остались жить в Тобольске и близлежащих районах.

По сведениям, содержащимся в докладной записке председателю правления «Союзрыба» A.M. Лежаве, можно установить, что в Березовском районе Остяко-Вогульского округа, а также Питляре и Кушевате в 1931 г. проживало 2 432 семьи, т. е. около 10 тыс. человек. По районам Остяко-Вогульского округа количество семей, попавших в результате первого этапа ссылки на Север, предположительно составило 4 663, общей численностью 23 315 человек.

Второй этап, начавшийся весной 1931 г., считается самым массовым, так как за весенние и летние месяцы в 33 района Уральской области было вывезено около 47 тыс. семей. Согласно «Комплексному плану развития основных отраслей хозяйства Остяко-Вогульского округа» от 1933 г., спецпереселенцы в 1932 г. составляли 33, 8 тыс. человек, это 6909 семей.

Третий этап принудительных переселений характеризовался меньшим масштабом по сравнению с массовым выселением 1930 и 1932 гг. и расширением состава спецпереселенцев за счет различных групп городского населения, например, маргиналов и тунеядцев. В Остяко-Вогульском округе на апрель 1933 г. насчитывалось 6 459 семей спецпереселенцев, или 30 243 человека, из них 9 296 – женщины, 402 – дети в возрасте до 16 лет.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что больше всего было переселено в Остяко-Вогульский округ на первом, а не на втором этапе ссылки, а в последующие годы число ссыльных, увеличивалось незначительно, и в 1932 – 1933 гг. даже уменьшилось, в связи с высокой смертностью и побегами спецпереселенцев.

В целом, следует отметить, что определить точные данные числа ссыльных размещенных на территории Остяко-Вогульского округа, на сегодняшний день достаточно сложно, так как подробный учет ссыльных велся только по живым спецпереселенцам, а документов, содержащих сведения о смертности, побегах и т. п. не обнаружено. Также не найдено документов, содержащих половозрастной, национальный, религиозный и социальный состав ссыльных.

Остяко-Вогульский округ был самой крупной административно-территориальной единицей Урала, в состав которого входило 6 районов: Шурышкарский, Ларьякский, Березовский, Сургутский, Самаровский и Кондинский. Зимой 1930 г. в Остяко-Вогульском округе был сформирован спецлаг, где планировалось построить жилье для 1031 семьи спецпереселенцев, а в Ямальском – для 472 семей. Всего в Обдорском, Шурышкарском и Сургутском районах округов предполагалось поселить 1 831семей численностью не менее 9 тыс. человек.

Спецпереселенцы и их потомки составляли значительную часть населения многих районов Остяко-Вогульского округа, который, как мы уже отмечали, в период 30-х гг. ХХ в. являлся местом наиболее активного их размещения. На сегодняшний день известно, что в начале 1932 г. в Уральской области, в специальных поселках, которых насчитывалось около 650, было размещено около полумиллиона спецпереселенцев.

В отечественной историографии выделяется несколько этапов развития системы спецпоселений в период с 1930 по 1956 гг.

1 этап: 1930 – 1932 гг. – проведение раскулачивания и начальный этап формирования системы спецпоселений. На данном этапе проходило массовое строительство новых поселков, оформлялось их нормативно-правовое положение и основные принципы застройки;

2 этап: 1933 – 1936 гг. – завершение массового переселения «раскулаченных». В тот период происходило создание устойчивой сети спецпоселений, которые стали базой размещения ссыльных на последующие годы;

3 этап: 1936 – 1947 гг. – расширение системы спецпоселений в результате развертывания массовых репрессий против различных категорий населения, а также выселение с исторических мест обитания репрессированных народов. На данном этапе система спецпоселений развивалась во взаимодействии с пространственно-организационной структурой ГУЛАГа, как один из составных ее элементов;

4 этап: 1947 – 1956 гг. – постепенная ликвидация спецссылки и системы спецпоселений.

1 апреля 1930 г. при Совнаркоме СССР была создана специальная секретная комиссия во главе с В.В. Шмидтом, занимавшаяся вопросами организации труда и жизни в спецпоселениях. В ее полномочия входила подготовка документов, нормативных актов, организация и расселение ссыльных в специальных поселках. Заселение районов округа началось уже в мае 1930 г., но к тому времени условий для нормального проживания создано не было.

В 1931 г. Полномочным представительством ОГПУ по Уралу были предложены планы по созданию спецпоселков. Так, в телеграмме ГЛАВСОЮЗЛЕСПРОМа от 17 августа 1931 г. заместитель председателя ВСНХ СССР по лесной промышленности А. М. Фушман предлагал провести отбор среди спецпереселенцев квалифицированных рабочих (плотников, столяров, печников, стекольщиков и т. д.) для работы на строительстве поселков и объявить «ударный месячник» для срочного окончания строительства, начиная с 20 августа 1931 г. Кроме того, предписывалось, в целях стимулирования скорейшего окончания строительства, выделить фонд и предложить леспромхозам производить премирование лучших работников-спецпереселенцев и административно – технического персонала за добросовестную ударную работу. Все это было направлено на то, чтобы строительные работы завершились до наступления холодов.

При выборе места для обустройства спецпоселений предполагалось, что будут учитываться такие важные факторы, как: близость воды, удобство путей сообщения, возможности подвоза продовольствия и промтоваров и т. п., что прописывалось в большинстве документов, но в действительности поселки строились там, откуда был затруднителен побег. Пункты для постоянного поселения и устройства поселков выбирались и намечались наспех, ориентировочно, без действительного учета сырьевой базы, обеспечивающей работу спецпереселенцев на более длительный срок. В результате под застройку выделялись совершенно непригодные для жизни и труда места и, несмотря на отчаянные усилия спецпереселенцев, «освоение необжитых земель» заходило в полный тупик. В таких спецпоселениях люди вымирали, разбегались или переселялись в другие спецпоселки. Только в Уральской области в 1930 – 1934 гг. прекратили свое существование 60 «бесперспективных» поселков.

В целях закрепления спецпереселенцев на местах поселения и создания из них постоянных кадров рабочих, а также стимулирования хозяйственной деятельности было признано необходимым в районах вселения кооперировать спецпереселенцев на следующих основаниях: спецпереселенцы и члены их семей принимаются пассивными членами потребительской кооперации (платят вступительные взносы, пользуются всеми правами членов кооперации, в отношении снабжения), за исключением права участия в выборах и быть избранным. Одновременно предполагалось разрешить привлечение молодежи в аппараты кооперативной сети в качестве: продавцов, счетных и конторских работников, агентов по переброске грузов и по заготовкам, кладовщиков, приемщиков, а из наиболее проверенных, доказавших, что они вполне порвали с контрреволюционным влиянием на них стариков, можно назначать завглавками.

Все спецпоселения округа имели определенную специализацию и подразделялись на лесозаготовительные, рыбопромысловые и сельскохозяйственные. К числу таких поселков можно отнести: Горки, Каменный, Кедровый, Черный Мыс, Песчаный, Шуга и др. В 1930 г. в Самаровском районе появилась целая сеть спецпоселений, и такие поселки, как Рыбный, Луговой рассматривались, соответственно, как рыбопромысловый и лесозаготовительный.

Для сельскохозяйственной деятельности были определены Березовский, Кондинский, Самаровский и Сургутский районы, где спецпереселенцы были объединены в неуставные сельскохозяйственные артели. В Остяко-Вогульском округе в 1933 г. они охватывали 45 % всего населения, здесь насчитывалось 5292 хозяйства (11400 человек), 4245 из которых были объединены в 49 неуставных артели.

Одним из главных направлений использования труда спецпереселенцев были рыбный промысел, лесная промышленность и строительство, где в общей сложности были задействованы 43837 человек. Спецпереселенцы являлись основной производительной силой, благодаря которой в Остяко-Вогульском округе началось развитие сельского хозяйства, лесной и рыбной промышленности, что привело к активному экономическому развитию региона.

Таким образом, причина пристального внимания к спецпереселенцам в 30-е гг. ХХ в. заключалась в необходимости их эффективного экономического использования и как главного фактора по освоению огромных северных территорий, богатых природными ресурсами.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика