Озерная чайка

Юрий Гордеев

На протоке Омут, выше старой бани, каждый день кружились белые птицы. В этом месте в тихие дни видно было, как вода закручивает водовороты, которые и привлекали белых птиц. Когда я спросил Гришу, что это за птицы, он сказал, что это чайки, которых еще почему-то называют — мартыны.

Название «мартын», закрепившееся за этой средних размеров чайкой, распространено и в других частях страны. Научное название ее — озерная чайка. Коренные жители округа называют ее «коток». Это название связано с коротким позывом, который чайки часто издают, находясь в полете.

С прилетом озерных чаек оживает небо над большими и малыми озерами в поймах крупных рек. Куда ни бросишь взор, почти везде увидишь их белые фигуры или услышишь характерный голос над головой: «коток». Как будто птица спрашивает тебя: кто это?

Обычно прилет начинается с первой декады мая, когда на реках уже ледоход и полностью очищаются ото льда мелководные пойменные озерки. Летят чайки то поодиночке, то парами, то табунками, причем часто перед теплым фронтом погоды. В такие дни они следуют на родину на высоте 100—150 м. Если погода портится, начинает дуть холодный ветер — опускаются к самой земле, а чаще просто останавливаются на отдых по окраинам озер. Здесь они кормятся, чистят свое белоснежное оперение и ждут перемены погоды. В часы отдыха можно рассмотреть окраску оперения этой чайки. Оно очень простое: голова кофейного цвета, крылья сверху светло-серые, остальное — белое.

Разыскивая пищу, чайки летают низко над водой, чтоб успеть вовремя схватить всплывающую живность, а если ее много, то опускаются на воду и, плавая, склевывают пищу. Используют они по весне и такой прием: «вытаптывание». Неоднократно в майские дни приходилось видеть, как птицы, стоя по грудь в воде на мелководье, переступая с ноги на ногу, то слева, то справа от себя склевывают всплывающих ручейников и другую живность.

Любят чайки и рыбу, но сейчас ее все меньше и меньше плывет по воде, поэтому они не брезгуют другой пищей — ловят всяких насекомых над лесом, посещают городские свалки и даже, как грачи, ходят по огородам за пашущими землю тракторами.

С первых дней прилета чайки начинают навещать места расположения прошлогодних гнезд или отыскивают новые урочища. Прилетая на такие места будущих гнездований, они по нескольку часов в день плавают, кружат, кричат. Тут же они токуют и выбирают себе партнеров. Такие весенние шумные скопления местных чаек привлекают других птиц, следующих дальше на север, и от этого колония растет.

Во второй декаде мая, когда примерзшая водная растительность вся всплывает, а уровень воды начинает устанавливаться, чайки приступают к строительству гнезд. Гнезда строят из подручных материалов и, как правило, плавающими на старых стеблях тростника, которые при намокании дольше удерживаются на поверхности воды. Если нет тростника — устраивают гнезда на сплавинах или кочках. Сами гнезда строятся из сухой травы, листьев, часто с добавлением стеблей осоки. Нередко в период строительства гнезда вода продолжает подниматься, и тогда птицы надстраивают его, чтоб кладки яиц не намокли, поэтому такие гнезда бывают шире и выше; чем те, что расположены на сплавинах или кочках.

В третьей декаде мая в гнездах появляются полные кладки из пестрых яиц, которых обычно бывает три. С появлением кладок шум в колониях не стихает круглые сутки. Птицы, чаще самки, сидя на гнезде, требуют пищи и кричат; самцы, находясь в воздухе, тоже кричат при появлении опасности или ссорясь между собой.

Заметив опасность, чаще всего серую ворону, птицы дружной ватагой с криком нападают на нее и быстро прогоняют прочь. Такая активная охрана гнездовых колоний привлекает под защиту чаек других птиц. Сколько раз приходилось по окраинам колоний находить гнезда чернети, красноголовых нырков, речной крачки и красношейной поганки.

Через три недели после откладки яиц в гнездах чаек вылупляются птенцы, покрытые серым пухом. Они зрячие и с первого дня крепко стоят на ногах, требуя пищи. Родители в поисках ее с утра до вечера летают в разных направлениях, при этом колонии никогда не бывают без присмотра, в них всегда остается часть чаек, охраняющих чужих птенцов так же храбро, как своих. Через неделю птенцы выходят из гнезд и начинают плавать, собираясь вместе. Когда больших опасностей нет, они держатся по краю зарослей осок или тростника. Если появляется какая-то угроза, прячутся в глубь этих зарослей, при этом головы опускают к воде, отчего напоминают какой-нибудь старый лист калужницы.

В тревогах и волнениях проходит июль и наступает пора пробы крыльев, однако птенцы, привыкшие добывать пищу, плавая, неохотно рвутся в небо, несмотря на громкие и сердитые крики родителей. Взрослые птицы некоторое время терпеливо зовут птенцов, потом не выдерживают и начинают нападать на них, стараясь ущипнуть. Это действует, и птенцы один за другим с неохотой взлетают. У родителей наступает пора отдыха от гнездовых забот.

С момента подъема птенцов на крыло начинается их разлет из родных колоний, которые в первой декаде августа пустеют, и «чаечьи» озера, приметные летом шумом этих птиц, становятся пустынными. Птенцы-первогодки, покинувшие колонии, разлетаются во всех направлениях и часто попадают на глаза. От старых птиц они отличаются серым оперением и отсутствием черной окраски головы.

Несколько дней чайки держатся порознь вблизи родных колоний, а затем собираются в наиболее кормных местах, где, отдохнув еще несколько дней, с третьей декады августа пускаются в обратный путь на юг, к Каспийскому морю. Осенью летят они медленней и когда в сентябре устанавливается теплая погода, задерживаются по нескольку дней на кормных озерах, пока очередные волны холода не погонят их дальше. В первой декаде октября отлет обычно заканчивается, и небо над озером снова становится пустым до следующей весны.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика