Первые шаги народного образования в округе

Новомир Патрикеев, на фото: столовая Казымской школы-интерната, 1936

К первому июля 1931 года, когда только начало свою работу организационное бюро по созданию Остяко-Вогульского национального округа, на его территории работало 89 школ, среди них 34 национальные. Из 3618 учащихся 808 были представителями малочисленных народов Севера. Но то, что создавалось десятилетиями, в округе было превзойдено за считанные годы. Уже к 1932-1933 учебному году открылась 61 новая школа, в т. ч. Десять национальных, количество учащихся удвоилось, а в следующем учебном году в общеобразовательных школах занималось 11058 детей.

Но в это время (23-28 декабря 1934 г.) второй съезд Советов округа отмечал и большую нехватку учителей, и невысокий уровень преподавания некоторых предметов. Подготовка учителей на месте началась раньше. В сентябре 1932 года в Остяко-Вогульске был организован педагогический техникум, в который было принято 33 учащихся (18 на подготовительное отделение).

В 1931 году была разработана письменность для 14 малочисленных народностей Севера. В 1932 году Уральский облисполком принял решение о преподавании в первых классах национальных школ на родном языке. Сразу же в Остяко-Вогульске были организованы первые (семимесячные) курсы учителей туземных (национальных) школ. 1 января 1933 г. 30 выпускников, а в числе их были десять остяков (ханты), пять вогулы (манси), один ненец и один лопарь(саами) отправились в школы отдаленных селений. Большую помощь в их работе оказали вышедшие в начале 30-х годов хантыйские буквари Гаргера (на латинском алфавите) и учителя Казымской школы В. В. Зальцберг.

Неменьшее значение придавалось ликвидации неграмотности взрослого населения. В 1932 году по инициативе Наркомпроса, Комитета Севера и комсомола начался культпоход на Крайний Север, в котором участвовали учащиеся института Народов Севера, Северного отделения пединститута имени Герцена и сибирских национальных техникумов, учительская молодежь, местные политпросветработники. Задача его — подготовить местными силами «культармейцев» (учителей-общественников для ликвидации неграмотности.—Н. П.) .

В окружной газете «Остяко-Вогульская правда» (№ 2, 1932 г.) был опубликован план культэстафеты. Культармейцы раскреплялись но маршрутам: всеобуч, ликвидация неграмотности и малограмотности; дошкольное воспитание. Эстафета стартовала в начале 1932 года. Культармейцы разъехались по бригадам и звеньям рыбаков, охотников, оленеводов, чтобы провести учет неграмотных и малограмотных, оживить работу общества «Долой неграмотность», помочь школе.

Оргбюро окрисполкома приняло обязательное постановление «Ликвидировать неграмотность и малограмотность», где устанавливались льготы культармейцам: первоочередное снабжение дефицитными товарами из ларьков колхозов и кооперации, 50-процентная скидка на билеты в кино и спектакли (раз в месяц). Уже в конце 1933 года в ликбезе округа обучалось 1568 человек, из них 513 националов, работало четыре платных ликвидатора и 30 культармейцев.

Много национальной молодежи поступило в средние и другие учебные заведения. 5 февраля 1932 года был организован Тобольский оленеводческий техникум, в котором училось 11 хантов. В это же время в Тобольском медицинском техникуме занимались три ханты и семь манси. В самом Остяко-Вогульске 15 сентября 1932 года открылось подготовительное отделение Тобольского рыбного техникума, где обучалось 27 человек, в т. ч. 22 ханта, два манси, два коми. 20 апреля 1933 года открылась Остяко-Вогульская совпартшкола. К осени 1933 года в разные учебные заведения было направлено 724 молодых ханты и манси. В 1934 г. состоялся первый набор из 34 учащихся в Остяко-Вогульскую фельдшерско-акушерскую школу.

В первые годы существования округа широкое развитие получила курсовая подготовка национальных кадров. С 20 января по 19 мая 1932 г. в окружном центре работали курсы советского строительства, которые окончили 44 человека. Всего в 1932-1933 гг. в округе работало 41 разных курсов, выпустивших 267 человек из малочисленных народностей Севера. Например, в Березовской двухгодичной школе туземного актива училось 112 человек. Назначения на работу были самые разные. Так, рыбак-ханты Н. П. Тюльканон после окончания окружных туземных курсов стал инструктором по массовой работе окружной газеты «Остяко-Вогульская правда».

20 апреля 1936 года открылись первые мансийские курсы при Сосьвинской культбазе, где училось 27 человек.

Но все-таки решающим было школьное образование. Достоверные сводные статистические данные по этому периоду впервые были опубликованы в сборнике «Возрожденный народ», посвященном 10- летию округа (Омск, 1941 г.) Приведем здесь только самые основные. Если с 1931 по 1934 год за счет госбюджета было построено 14 школьных зданий, то с 1935 по 1939 — уже 24. Другими организациями, в основном Главным управлением Северного морского пути (ГУСМП), было возведено еще 38 школ. Таким образом за десятилетие построено 78 школ. Открывались школы и в приспособленных зданиях.

Динамика их роста такова. 1937 год — всего 154, из них 118 начальных, 32 неполных средних, четыре средних, а из общего числа 56 национальных. В 1940 году национальных стало 63, — средних семь, неполных средних 43, начальных 47, а всего 197. Т.е. общее количество школ за десятилетие увеличилось в 2,3 раза.

Количество учащихся за эти годы выросло более чем в четыре раза, а из северных народностей — в три с половиной. Учителей стало больше почти втрое, увеличился их качественный состав. Если в 1934 году было всего одиннадцать учителей с высшим образованием и 209 со средним, то в 1940 году соответственно 133 и 474. Ханты-Мансийское педучилище с 1935 по 1940 год выпустило 80 учителей, из них 37 представители народов Севера.

Общий расход на просвещение за десять лет возросли в 22,5 раза. Приводится и конкретный результат — перепись населения 1939-1940 годов показала, что грамотное население в округе составляло 75 процентов.

Журнал «Югра», 1992, №10

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика