Половой лов рыбы неводом

А. Кузнецов

Однажды в сентябре, после сенокосной страды отец попросил меня сбегать в летнюю загородь для скота, которая находилась за кладбищем и огородами по правому берегу р. Сайма. На поветях был омет сена прошлогодней заготовки, из него требовалось надергать осоки подлиннее и принести домой.

Осока рыбаками использовалась при обувании бродней — кожаной обуви с длинными, до паха, голенищами. Из нее получались хорошие стельки в бродни, она же накладывалась на портянку, чтобы сохранить в тепле ноги при работе в холодной осенней воде.

Я понял, что отец собирается на рыбалку, стал упрашивать взять с собой и меня. Отец был добр и согласился взять. Велел собираться с вечера и пораньше лечь спать.

На промысел, как всегда, собирались рано поутру на берегу проточки Бардаковки мой отец — Кузнецов Василий Алексеевич, Вергунов Федор Евангелович и Александр Макушин. С ними постоянно были сибирские лайки, которые охраняли рыбацкий стан, отпугивая своим лаем медведей и мелких зверьков.

Наш путь пролегал из Бардаковки по р. Черная и дальше по Оби до устья Тромъюгана, а затем по реке Тромъюган до острова Банный. До него мы добрались поздним вечером, здесь и заночевали.

Остров Банный находится в 20 км от Сургута. С юга он частично омывается протокой Санина, начало кото рой берется из двух рек — Тромъюгана и Оби. С севера прилегает огромная пойма Тромъюгана, где при весеннем разливе образуется большой сор.

На Западном окончании острова на пологом песчаном берегу стояли три избы с хозяйственными постройками и огородами. Здесь же были вешала для сушки сетей, невода, рыбацкий флот — обласа, лодки, неводники. В полу километре на восток от этих строений у высокого обрывистого берега протоки Санина в лесочке стоял один дом, в нем жила семья ка кого-то бывшего ссыльного.

Все население острова Банный в начале 20-х годов состояло из четырех семей. В одном из домов жила семья нашего дальнего родственника, рыбака и охотника-медвежатника Петра Силина, у которого мы и заночевали.

Разговор взрослых длился до поздней ночи, обсуждали во всех деталях предстоящие работы по сооружению «пола». Рано утром следующего дня, взяв не обходимо е снаряжение и инструменты, во главе уже с Петром Силиным мы поехали вверх по Тромъюгану к нашему летнему рыбацкому стану, который находился на левом берегу реки.

Из раз говора взрослых я понял: предстояла большая и тяжелая работа — подготовка к весенне-летнему половому лову рыбы. Надо было «пол тыкать». Что это такое я понял тогда, когда на следующий день развернулись работы.

В 70 метрах от летнего рыбацкого стана, где стояли жилая избушка и сарай для обработки рыбы, хранения соли, тары и другого имущества, брала свое начало протока Быстрый. В летнее время проезд протокой сокращал путь наполовину. Протяженность протоки примерно 9-10 км, протока прямая, с выходом в р. Тромъюган против острова Банный. Осенью протока была несудоходной, отдельные участки полностью обсыхали.

Левый берег Тромъюгана при входе его в протоку Быстрый был пологим — отмелым и топким, зарос леторостью — полосой густого, тонкого, высокого, до 5-7 метров, тальника. Этот тальник и служил основным материалом при строительстве полового запора, т. е. перегораживании русла протоки с одного берега до другого. Отлогие берега, ровное дно ниже пола создавали удобства для неводного лова рыбы.

Работали дружно, споро. Под бором и вырубкой тальника занимался Петр Силин. Комель каждой вешки заострялся то по р ом в виде кончика гвоздя для лучшего втыкания в дно протоки. Затем связками по 10-15 штук вешки переносились из леторости по топкому грунту к месту строительства талового запора.

Не менее трудоемким было втыкание вешек вручную в грунт дна. Расстояние между вешками составляло 10-12 см.

Кончалась осень, наступала зима. За зимний период грунт дна протоки глубоко промерзал, от этого укреплялся в грунте тальниковый «пол». Весной, с наступлением паводка, уровень воды в реках стремительно повышается, вода поднимает ледовый покров, отрывая его от береговой полосы. Образуются забереги с полой водой, заполняются протоки, курьи и поймы. С поступлением в реки талых вод, обогащенных кислородом, прекращаются и зимние заморные явления. Рыба покидает зимние стоянки у ключей и начинает подниматься вверх по рекам, протокам, заходя в залитые водой поймы рек для нагула.

Чем сильнее и дружнее весенний паводок, тем быстрее становится течение рек, проток. Сила течения бывает настолько велика, что врываясь в протоки и встречая на пути препятствие в виде талового пола, вода раскачивает каждую таловую ветку, создавая шум, напоминающий шум водопада.

Косяки рыб, в основном язя, поднимаясь по протоке против течения и встречая на своем пути шумное препятствие, останавливаются перед запором. Постепенно рыба здесь накапливается и наступает время неводного лова. Рыбаки периодически забрасывают невод вдоль стенки пола к противоположному берегу и, округляя косяк рыб, притоняют невод. Выловленную рыбу из невода сачком перегружают в облас, перевозят к стану, там с берега переносят в сарай к месту разделки и засолки стоповым крепким засолом. На этом и основан половой лов рыбы в весенне-летний период.

Журнал «Югра», 1993, №1

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика