Река как судьба, любовь и профессия

Трудно переоценить значение Реки в жизни человека, не случайно подавляющее большинство населенных пунктов стоит на каком-нибудь берегу. Источник энергии, увлекательный отдых, один из самых экономичных видов транспорта, неиссякаемый поставщик рыбных деликатесов – все это Река. А вот для Евгения Михайловича Федягина это понятие включает в себя гораздо больше – и профессию, и увлечение всей жизни, и даже любовь. Иначе и быть не может для капитана теплохода «Метеор-281» АО «Северречфлот»…

От «Зари» до «Метеора»

Родился наш герой в Ханты-Мансийске, но все детство провел в Кондинском районе, в Алтае и Болчарах. Мама его работала киномехаником, а отец – механизатором. После окончания школы закончил СПТУ-43, потом служил срочную в Советской армии. В начале девяностых довелось потрудиться и рыбаком, и механиком-водителем у геологов.

А в 1993 году Евгений Михайлович все-таки перешел на флот. Кто-то скажет, что этот шаг был данью юношеской романтике, кто-то назовет это судьбой, а вот сам капитан объясняет просто:

— Надо было семью кормить. А вообще на Конде все так или иначе связаны с рекой, в семье многие были флотскими — мой дядя, например, да и мать в молодости матросом работала…

Выбрав свою стезю, наш герой закончил Омское речное училище и Новосибирскую академию водного транспорта. Семь лет работал шкипером на дебаркадере, потом мотористом на «Заре» и «Метеоре». В 2005-м он стал капитаном. С каждой навигацией росли опыт и мастерство, а сам Федягин принимал командование над судами более высокого класса. Каждый такой переход давался непросто:

— С «Зари» на «Линду», а потом на «Метеор» переучиваться тяжело. Это, например, — корабль, а вон тот – так себе, «мыльница»…

В 2014 году его домом стал «281-й» белоснежный красавец на подводных крыльях, сошедший на воду в 2001-м. Это отнюдь не преклонный возраст для теплохода, в «Северречфлоте» есть «Метеоры», которым уже по 46-47 лет.

— Неофициально его на флоте «Алтаем» называют. Как почему? У нас же вся команда с Конды, все – деревенские, — улыбается собеседник.

На Север ходить тяжело…

Экипаж «Метеора» составляет девять человек — во время навигации шестеро несут вахту, трое отдыхают. Этот теплоход регулярно выполняет сложный рейс до Салехарда: в 7 утра выходит из Ханты-Мансийска и «бежит» вниз по течению, на первую ночевку останавливается в Березово, на следующую — в Мужах, и лишь затем добирается до столицы Ямала.

— На Север ходить тяжело, там бывают частые шторма, сильные ветра и туманы, — просто, без пафоса и рисовки, рассказывает капитан. – Вдобавок, речное русло меняется из года в год, после каждой большой воды метров на пятьдесят в ту или другую сторону уходит.

Суровые природные условия время от времени приводят к различного рода инцидентам с судами в акватории Обь-Иртышского бассейна, но вот теплоходы, которыми командовал Федягин, от подобных напастей Бог миловал.

Средний возраст членов экипажа – от 28 до 52 лет. По словам Евгения Михайловича, на работу молодые приходят, понаслышке набравшись романтических представлений о флотских буднях. Но романтика имеет свойство быстро заканчиваться…

Первым делом – пассажиры

О секретах своей профессии наш герой рассказывает немногословно и неохотно. Не привык он к вниманию прессы, нет ему нужды думать об имидже и рейтинге, или заботиться о степени своей узнаваемости. Работает мужик, честно и вдумчиво – зачем ему заискивать перед журналистами, случайным ветром занесенными на занесенную же снегом «караванку» (базу, на которой суда стоят во время зимовки)?

Тем не менее, на вопрос о факторе, который чаще всего приносит проблемы в жизнь теплохода, капитан ответил ни на секунду не задумавшись:

— Пассажиры. Капризные они пошли, требовательные – то место для прогулок им подавай, то кондиционеры. И попробуй, объясни, что на борту судна запрещено употреблять спиртные напитки! А когда им делаешь замечания, бывает, еще пытаются обвинить членов экипажа.

По его словам, чаще всего какие-либо сложности на борту порождает именно алкоголь:

— Я понимаю, что некоторым пассажирам тяжело продержаться двенадцать часов без пива, но закон это запрещает. Хотя я заметил, что в последнее время народ стал меньше пить, все стараются заработать копеечку. А у нас так и вообще команда не пьющая и почти не курящая!

Случаются с пассажирами и всякие-прочие инциденты другого рода, иногда смешные, порой — поучительные:

— Бывает, проспят свою пристань, а только отойдем от причала – опомнятся, просят вернуться. Случается, перепутают маршрут и едут в противоположную сторону, а только километров через двести это осознают. Что поделаешь – стараемся пересаживать на попутный рейс.

Наибольший всплеск эмоций у путешествующей публики происходит во время штормов:

— Если пережидаем непогоду у причала, находятся некоторые – начинают обвинять, мол, работать не хотите, поехали, мы ничего не боимся. А стоит этим «смельчакам» попасть под волнение, как всю валерьянку на борту выпьют, а как сходят на пристань, так принимаются обнимать-целовать землю-матушку…

Всякие казусы случаются в работе речников. Говорят, лет десять назад некий неадекватный гражданин сиганул в воду прямо с борта одного из «Метеоров», а экипажу пришлось его спасать. Спасли, конечно.

— В рейсе капитан и служба безопасности, и врач, и мама с папой, — со значением произносит собеседник. – Всегда приходится помнить, что за моей спиной сидят сто двадцать человек — и не дай Бог…

Любимое число — 13

Накануне Нового года АО «Северречфлот» заказал на верфи несколько новых теплоходов серии «Метеор-2020», которые должны прийти на смену устаревшим собратьям. Они будут значительно отличаться от прежних – станут шире на 2 метра, появится один салон вместо трех и т.д. А пока к сезону «открытой воды» готовится действующий флот.

Сейчас на борту «281-го», стоящего на барже, идет ремонт и подготовка к очередной навигации. Команда, сменившая щеголеватую форму на рабочую спецовку, занимается заменой некоторых узлов рулевого комплекса. К 1 мая работы должны быть закончены, и после ледохода стремительная и могучая стальная «птица» вновь заскользит по волнам Оби и Иртыша.

И вновь потянутся на борт граждане, стремящиеся прихватить с собой весь комплект: «…диван, чемодан, саквояж, картину, корзину, картонку».

— Да уж, с багажом бывают проблемы. По правилам, нам следует перевозить пассажира и пять килограммов груза, а некоторые стремятся затащить и центнер, — вздыхает капитан. – Чего только не везут, и чего только с грузом не случается, то гусенок убежит и в салоне спрячется, то что-нибудь еще.

В хорошие или дурные приметы наш герой не верит – мол, не суеверный:

— Да и вообще, мое любимое число – тринадцать. Все поломки случались только в этот день, но все они происходили недалеко либо от дома, либо от другой пристани, поэтому люди никогда не страдали.

О перспективах грядущего ухода на заслуженный отдых Евгений Михайлович, находящийся в самом расцвете сил, даже не помышляет:

— Не хочу уходить. А зачем? Здоровье пока позволяет, кости шевелятся, голова соображает – работать надо.

Поддерживает мужа во всех решениях и его жена Татьяна. Их союз с полным правом можно называть «семейным кораблем», потому что на протяжении десяти лет они плавали в одном экипаже. Сейчас, правда, Татьяна «сошла на берег» и стала соцработником.

Династию речников Федягиных продолжает и сын Фома. Он трудится мотористом на «Метеоре», вот только не под командованием отца, а на соседнем.

— Я сильно требовательный, — снисходительно улыбаясь, поясняет капитан.

Единственным своим увлечением называет рыбалку:

— А как иначе? На реке живем. Вон, неделю назад ездил на озера, жерлицы ставил. Сколько поймал? Нормально.

И обезоруживающе улыбнулся, отклоняя возможность уточняющих вопросов. Да уж, с опытным капитаном – «первым после Бога» — не поспоришь…

На традиционный вопрос о мечте он тоже ответил своеобразно:

— У меня не мечта, а выполнение поставленной задачи: доставить пассажиров от точки А до точки Б без происшествий, здоровыми и довольными!

Мнение

Сергей Павлович Горжеев, старший сменный капитан:

— Конечно, наш Евгений Михайлович капитан суровый, но в меру. Мы с ним уже пятнадцать лет вместе работаем, причем, на разных теплоходах. За это время сработались и сдружились. Беспокойный он всегда, часто, как говорит молодежь, суету наводит – но всегда по делу. Может даже с начальством поругаться, чтобы выбить что-нибудь для экипажа. Не случайно нашу команду не единожды награждали – это все благодаря ему!

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “Река как судьба, любовь и профессия”

Яндекс.Метрика