Тобольск-Самарово (Записки пассажира)

Распространенный способ передвижения зимой из Тобольска в Самарово — гужевой транспорт, так называемая «веревочка».

В наших записках запечатлен путь от Деньщиков до Остяко-Вогульска. Большинство случаев относится к 14 декабря 1938 года.

Итак, мы в д. Деньщики.

Бригадир «веревочки» отправил нас в Семейку. Не доезжая до Лугово-Филинска наши подводы догоняет почта. Едем вместе. На выезде из Лугово-Филинска встречаем почту из Семейки. Сопровождающие договорились обменяться грузом и ценностями, не спросив желание пассажиров. К нам подходит ямщик и дает приказание:

— Вылазь!

— Как вылазь?

— Мы едем обратно. Вас до Семейки как нибудь почтальоны доволокут. Вылазь!

— На какие же нам садиться подводы?

— Да вон на ту, показывая пальцем на худенькую лошаденку, запряженную в узкие розвальни, с днищем из виц, сказал ямщик.

— Помилуйте, тут нам негде сесть. Деньги платили мы за пару лошадей, вот и квитанция №9201.

Обращаемся с просьбой к сопровождающим. Доказываем им, что делают они незаконно, ссаживают пассажиров среди дороги, допуская к почтовым ценностям посторонних людей. Мы говорим, что будем жаловаться начальнику окрконторы связи Лагодичу.

— Мы все «могем» делать — грубо ответили почтовые работники, а ямщики лихо свистнули и наши лошади вскачь умчали почту. Мы остались на дороге. Поахали, поохали и пошли в Лугово-Филинский колхоз с заявлением, чтобы его лошади и ямщики довезли нас до Семейки.

Вот и Семейка.

Бригадир «веревочки» встретил нас таким заявлением:

— Лошадей нет. Ушли с почтой. Придется вам, голубчики, ночевать. После долгих разговоров и просьб бригадир дает разрешение на пару лошадей. Едем в узкой кашевке без вожжей, без кучера. На полпути у одной лошади сползло со спины седелко. Она заметалась и бросилась бежать во всю прыть. Остановить нечем.

Станок Чембакчино.

Платим деньги, бригадир извещает:

— Лошади готовы, садитесь!

Выходим и спрашиваем, на которую пару садиться.

Ямщик показывает — вон та.

Стоит лошадка, запряженная в узенькие розвальни.

— Товарищ бригадир — говорим мы — ведь вам платили за пару, а вы отправляете на одной лошади. Это нечестно, нехорошо.

После долгих споров и просьб бригадир дает распоряжение запрячь нам пару лошадей.

Приехали в Базьяны. Лошадей нет. Ямщики велят ждать до утра. Прибывает почта из Реполово. Сопровождающие, зайдя в приезжую, говорят:

— Товарищ бригадир, мы вашего ямщика дорогой подобрали. У него лошади выпряглись и убежали. Две кашевы стоят между Реполово и Тюли. Ямщик чуть было не замерз.

Смотрим, входит и сам ямщик, — малец лет пятнадцати.

Таков, с немалыми приключениями. весь путь Тобольск — Самарово и обратно. Мы рекомендуем прокатиться по этому пути организаторам «веревочки», представителям Союзгужтранса. Может быть после этого они прекратят издевательство над человеком и заставят бригадиров «веревочек» точно выполнять договора.

Требуем наказания виновников. Требуем, чтобы на трассе Тобольск — Самарово пассажир встречал внимание, заботу и возможные при езде на лошадях удобства. Елшин

«Остяко-Вогульская правда», 24.12.1938

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика