Березовцы и сургутяне – землепроходцы

Я.Г. Солодкин

XVII столетие в истории Сибири стало началом эпохи великих русских географических открытий, совершенных служилыми, промышленными, торговыми людьми. В их числе было немало сургутян и березовцев.

Во второй половине 1590-х гг., через несколько лет после основания города во владениях остяцкого князя Бардака, сургутские казаки первыми достигли Чулыма – самого крупного из правых притоков «великой» Оби. С основанием в 1597 г. Нарымского острога русским открылись пути выхода оттуда на Томь, потом на Кеть и Енисей. Согласно челобитной самого известного среди первых атаманов Сургута Т. Федорова (1626 г.), он в пору воеводства там князя Ф.Т. Долгорукого и А.И. Голохвастова объясачил «иноземцев» «на Енисею» – с точки зрения Е.В. Вершинина и А.Т. Шашкова, в верховьях Кети, в частности, во владениях князей Урнука и Намака. По наблюдению А.И. Андреева, о том, что путь на Енисей с Оби и Кети, затем волоком был известен уже в самом начале XVII в., свидетельствует царская грамота от 6 сентября 1602 г., где речь идет о сборе ясака с обитавших на Енисее «кузнецких» самоедов («кузнецких остяков») мангазейскими и сургутскими служилыми людьми. «Годовавшие» в Кетском остроге сургутяне тогда открыли и путь на восток – на средний Енисей и к югу от него – на реку Верхнюю Тунгуску. Эти служилые люди с первых лет XVII в. добирались до Енисея и иначе – «Тымою рекою на Сым волок», т. е. Тымом – правым притоком Оби – и волоком в реку Сым (являвшуюся левым притоком Енисея), потом Сымом в Енисей. Как отмечал А.И. Андреев, в 1621 г. сургутские казаки Чудин, Захар и Иван Федоровы, «когда ходили Тымою рекою на Сым волок для промысла», на Подкаменной (Средней) Тунгуске открыли «новую землицу», где проживали «человек с 60» тунгусов, у которых «никто не бывал и с тех мужиков… ясак не идет, потому что их никто не знает». В 1624 г. на Подкаменную Тунгуску для сбора ясака с «закаменных тунгусов» (остяков) из Енисейского острога послали атамана П. Фирсова.

Судя по упомянутой челобитной Т. Федорова, возглавляемые им сургутские казаки в конце 1599 – начале 1600 гг. собрали ясак и на Томи (а в представлении А.Т. Шашкова даже основали там ясачное зимовье). Объясачивание населения бассейна Подкаменной Тунгуски было начато в первые годы XVII в. березовским атаманом Истомой (Саввой) Аргуновым. Почти одновременно, в 1607 г., его сослуживец казак М. Кашмылов собрал ясак (по два соболя с каждого из 19 эвенков-буляшей) на Нижней Тунгуске. В 1604 г. березовский казак Н. Иванов (очевидно, несший «годовую службу» в Мангазейском остроге) был на Енисее осажден «самоядью». Четыре года спустя «годовавших» в Мангазее казаков из Березова И. Москвитина, Б. Телицына и Т. Жестею направили «вверх по Енисею для государева ясаку».

19 июня 1617 г. сургутский казак Давыд Городчиков, тобольский конный казак Семен Неустроев и промышленный человек Федор Тимофеев были посланы из сибирской столицы «тунгусские дороги проведывать» на волок с Кети «до князька Аманаковы (Намака. – Я.С.) земли». Согласно отписке тобольского воеводы боярина князя И.С. Куракина кетскому «градодержателю» Ч.Ф. Челищеву (1618 г.), по «расспросным речам» Д. Городчикова в Кетский острог был взят ясак с 250 жителей Тюлькиной волости. В следующем году Городчикова «с товарыщи» направили из заложенного накануне Маковского острога к тунгусам «под государеву руку призывать и ясак с них имать».

По указанию И.Р. Соколовского, в 1623 г. енисейский ссыльный литвин Я. Плешевский с полусотней казаков прошел вверх по Ангаре и собрал ясак с тунгусских и аплинских князцов. Этот литвин, однако, в Енисейском остроге «годовал», а в конце 1610-х – середине 1620-х гг. входил в ряды сургутского гарнизона.

В 1629 г. на Нижнюю Тунгуску прибыл состоявший из тобольских, березовских и мангазейских служилых отряд «учинить оборонь» промышленным людям от «иноземцам»; служилых из этого отряда во главе с Антоном Добрынским и Мартыном Васильевым переправились на Чону и Вилюй, проникли на Лену и Алдан, впервые собрав ясак в Якутии; половина этих служилых (остальные погибли или умерли) вернулась в Тобольск в 1632 г. Любопытно, что летом 1641 г. отряд березовца М. Телицына отправился на Индигирку.

Таким образом, немало сургутских и березовских казаков конца XVI – первой трети XVII в. можно отнести к плеяде землепроходцев, во многом благодаря которым значительно расширилась территория «далечайшей государевой вотчины», как уже тогда называли Сибирь.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика