Березовцы в Москве в конце Смутного времени

Солодкин Я.Г

В пору Смуты, пережитой Московским государством в начале XVII в., служилые люди всех сибирских городов и острогов (кроме Обдорска, где несли «годовую службу» березовские казаки) чаще, чем прежде, бывали в «царствующем граде», доставляя туда собранный с «иноземцев» ясак. Ведь государева казна, в частности, на закате «разорения русского», особенно после освобождения столицы от польско-литовских войск, остро нуждалась в «пушной валюте». В числе привозивших ее в Москву сибирских служилых людей были и десятки березовцев.

Там казакам из крепости, заложенной в 1593 г. воеводой Н.В. Траханиотовым на левом берегу Северной Сосьвы, в 20 верстах от ее впадения в Обь, довелось побывать уже год спустя, сопровождая (под началом сына боярского П. Змеева) взятых в плен кондинского князя Агая, его брата Косякму и старшего сына Азыпку. В начале XVII в. березовцы привозили в Москву челобитные, воеводские отписки, забирали в столице «опальных людей», приговоренных к ссылке в Сибирь, и царские грамоты администраторам восточных уездов страны. В конце 1607 или первые дни следующего года в столице появились служившие в Березове казаки В. Роев, А. Никифоров, Мещерин, И. Лихачев, И. Смольянин, М. Иванов, Л. Семенов, М. Федоров, Б. Егупов и «литвин» Н. Орехов. Они подали челобитную царю Василию, в которой атаман И. Аргунов, казак В. Юрьев, литвин Ф. Волошенин просили пожаловать их с сослуживцами «за городовое дело» и двухмесячное «осадное сиденье». Очевидно, десять березовцев не только привезли в Москву челобитную, вероятно, с санкции воеводы, но и (что в Смутное время, как и раньше, являлось обычным доставили туда «ясачную казну». Ее же возил в столицу, по свидетельству за 1659 г. приказного человека Индигирского острога енисейского служилого Лазаря Аргунова, его отец Савва (Истома), бывший в Березове атаманом. Плененного поляками, Истому отправили в Тушино, откуда он сумел каким-то образом бежать в Москву и оттуда вернулся в Сибирь. По-видимому, И. Аргунов опять очутился в Березове в самом конце 1609 или начале следующего года.

14 января 1613 г. возглавлявшие временное правительство (а ранее – земские ополчения) князья боярин Д.Т. Трубецкой и стольник Д.М. Пожарский направили в Пермь грамоту, предписав местным властям выдать годовое жалованье отпущенным в Сибирь из Москвы тарским и березовским казакам Бажену Иванову, Кулаку и Ивану Бессмертному «с товарыщи». Возможно, эти казаки накануне привезли в Москву, недавно освобожденную от поляков и «литвы», «ясачную казну». Но поскольку в грамоте, составленной всего за неделю до избрания на царство Михаила Романова, речь шла о годовом жалованье, не исключено, что названные сибиряки подобно сургутянину Т. Федорову и тюменцу Б. Малышеву принимали участие и в длительной осаде Китай-города и Кремля, которая завершилась 27 октября 1612 г. капитуляцией оккупационного гарнизона.

Особенно частыми «дальние инкассаторские службы» (по определению А.В. Малова) казаков, стрельцов, «литвы» городов и острогов восточных уездов России становятся с первых месяцев «державства» Михаила Федоровича. В частности, как подсчитал тот же современный исследователь, в течение ровно шести лет (29 декабря 1613 – 28 декабря 1619 гг.), всего 27 раз, «за сибирский приезд» на Казенном дворе были пожалованы сукнами 70 березовцев (трое среди них являлись целовальниками), а также 31 служилый и жилецкий человек, которые приехали в Москву из Тобольска или Березова либо (там «годовали» казаки и стрельцы из этих городов) Мангазеи. Кроме того, А.В. Малов не учел, что 23 февраля 1614 г. в Казенном приказе был награжден березовский атаман И. Мокринский, причем наряду с мангазейским целовальником. Последнее обстоятельство наводит на мысль, что Мокринский, в том же чине служивший в Березове в 1610 г., незадолго до поездки в Москву «годовал» в «Тазовском городе». (Заметим, что названные А.В. Маловым среди награжденных в столице тоболяков и березовцев И. Лукьянов и А. Афанасьев были казаками сибирского «начального града»: первый со времени его основания и по крайней мере до 1637 г., когда входил в число пятидесятников «старой» станицы, второй – в 1598 г.).

Березовцы, приезжавшие в Москву, часто получали награды одновременно со служилыми Тобольска, Сургута, Томска, Тары, Тюмени, Пелыма, Верхотурья, Кетского, Нарымского, Туринского острогов, или вслед за этими служилыми, либо накануне них. Это обстоятельство позволяет думать, что станицы, прибывавшие в Москву в последние годы «межъусобной брани» с «ясачной казной», объединяли казаков, стрельцов, «литву» как минимум из двух уездов «далечайшей государевой вотчины».

С точки зрения А.В. Малова, интенсивность приездов березовцев в столицу заметно увеличилась в 1617–1619 гг. Но нетрудно подсчитать, что к 1617 г. относится 5 пожалований служилых из первой русской крепости Югорской земли, к следующему – всего одно; в 1616 г. награды были выданы березовцам на Казенном дворе 8 раз, в 1619 г. – 7. Стало быть, «пики» пожалований этих казаков и «литвы» приходятся на 1616 и 1619 гг. Обращает на себя внимание отсутствие сведений о таких пожалованиях за время с февраля 1614 до февраля 1615 г., с февраля 1615 до января 1616 г., с февраля 1618 до января 1619 г., иначе говоря, тогда ясак из города, «срубленного» поблизости от устья Северной Сосьвы, провозился один раз в год, зато в 1616 г. он доставлялся, видимо, трижды (пожалования относятся к январю–марту и сентябрю, ноябрю, декабрю), как и в следующем (они датируются в приходо-расходных книгах Казенного двора февралем, августом, сентябрем, декабрем), а в 1619 г. – дважды (пожалования приходятся на 29 января – 31 марта и 11 ноября, 28 декабря).

Согласно регестам, опубликованным А.В. Маловым, на протяжении 1613–1619 гг. 15 березовцев дважды побывали в Москве. Это казак, а через три года уже сын боярский А. Тутолмин, В. Алферьев, И. Никифоров, И. Андреев, Т. Семенов, М. Васильев, Ж. Борисов, Т. Лукьянов, Ж. Михайлов, П. Яковлев, В. Юрьев, А. Гаврилов, награжденные, в частности, как мангазейские годовальщики М. Кашмылов, Р. Андреев, В. Деев, Б. Кокоулин. Г. Чеглоков в начале царствования Михаила Федоровича удостоился пожалований трижды – 29 декабря 1613, 12 января и 28 сентября 1616 гг.

Судя по данным Казенного приказа последних лет московской Смуты, в это время И. Никифоров и И. Андреев вторично побывали в столице через полтора года, В. Юрьев – без малого через два года, Г. Чеглоков – спустя два года, А. Тутолмин, Т. Семенов, В. Деев, М. Васильев, Ж. Михайлов, П. Яковлев – через три года, а М. Кашмылов, Б. Кокоулин, Т. Лукьянов, Ж. Борисов – спустя четыре.

Гарнизон Березова в первой трети XVII в., как и при основании этого города, насчитывал около 300 служилых людей. Получается, что в Москве на протяжении 1613–1619 гг. побывал (что являлось средством поощрения еще в конце XVI в. каждый пятый из них.

Окладные книги 1620-х гг. позволяют определить, что среди награжденных, которые перечислены А.В. Маловым в составе общих групп служилых Тобольска, Березова и Мангазеи, березовцами являлись атаман И. Аргунов, казаки И. Дядя, И. Торлопов, О. Федоров, С. Фофанов, а также мангазейские годовальщики Ф. Ананьин и И. Аникеев. В названных документах значатся и еще 27 березовцев, пожалованных московскими властямина исходе Смуты: сын боярский И. Лихачев, атаманы И. Аргунов и И. Бобарыкин, десятник В. Деев, казаки М. Алексеев, В. Алферьев, Р. Андреев, И. Астраханец, М. Васильев, А. Гаврилов, С. Данилов, У. Дулов, В. Иванов, С. Иванов, Ф. Кокушкин, А., И., Я. Никифоровы, А. Пахомов, И. Рунов, Т. Семенов, И. Смагин, С. Спиридонов, С. Федосеев, Т. и Я. Фроловы, Василий Юрьев.

Таким образом, в двух первых десятилетиях XVII в., главным образом на закате «смятения во всей Русской земле», березовские атаманы и казаки, изредка дети боярские и «литва», часто бывали в Москве, доставляя туда «соболиную казну», столь важную для правительства в условиях затянувшейся «межъусобной брани», и разнообразную документацию. Не исключено, что кто-то из березовцев, отправившихся на «Русь», сражался с «ворами» и интервентами в рядах правительственных отрядов, да и под знаменами земских ополчений.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика