Начало «кулацкой ссылки» на Тобольский север

Любовь Алексеева

В составе Уральской области в 1930 году было 15 округов, в том числе Тобольский. Крестьянская ссылка в районы Севера преследовала в качестве одной из главных задач хозяйственное развитие территории: извлечение имевшихся природных ресурсов (лес, рыба, пушнина), а также сельскохозяйственную колонизацию, чтобы минимизировать завоз сельхозпродуктов в регион.

1930 год — первый этап крестьянской ссылки, начавшийся в феврале. В ряде трудов подчеркивается, что для Урала ссылка на Север имела внутрирегиональный характер, так как выселению подлежали крестьяне Уральской области в северные районы своей же области. Однако обнаруженные новые документы позволяют внести коррективы в данное утверждение.

Планы переселенческой акции 1930 года были следующие. 22 января 1930 года на закрытом заседании бюро Уральского областного комитета ВКП(б) (далее — Уралобком ВКП(б)) было дано распоряжение об определении округов и районов области, из которых подлежало выселению 10—15 тыс. семей. 5 февраля 1930 года бюро Уралобкома ВКП(б) утвердило максимальную цифру высылки — 15 тыс. хозяйств, подлежащих выселению из южных районов Уральской области в северные.

В южных районах области началась подготовительная работа к высылке: составление списков и планов по раскулачиванию, ликвидация «кулацких» хозяйств и конфискация у них имущества, описи имущества, продажа имущества с торгов (часто за бесценок), составление списков выселяемых. В совместных директивах окружных комитетов ВКП(б) (далее — ОК ВКП(б), Окружком) и окружных исполкомов, отправленных в районы в начале февраля 1930 года, давались инструкции по подготовке к выселению. В них сообщалось, что наиболее вредительская и активная часть кулачества с семьями будет выселена за пределы округов. Например, в директиве Тюменского ОК ВКП(б) от 4 февраля 1930 года подчеркивалось, что все высылаемые кулацкие семьи и их вещи отправляются на лошадях до места ссылки и лошади остаются в их распоряжении. Выселяемые должны иметь теплую одежду, валенки, тулуп, строительные и рыболовные инструменты, иметь запас продовольствия на 2 мес. При этом общая масса багажа не могла превышать 25 пудов. Разрешалось взять с собой и деньги, до 300 руб. на семью. Деньги собирали и отдавали приемщику. В новой директиве этого окружкома от 8 февраля указания корректировались. Давались разъяснения, что взрослые идут пешком. Для охранников лошади и подводы предоставлялись на месте отправки. Для лошадей фураж также брался с места выселяемого. Разрешалось взять с собой 30 фунтов муки на едока, продовольствие из расчета на 3 мес., денежные средства — по 100 руб. на человека. Всю подготовительную работу требовалось закончить к 9 утра 10 февраля.

Окружкомы устанавливали для своих районов контрольные цифры подлежащих выселению на Север Уральской области. И. Е. Плотников считал, что в 1930 году было выселено 13 885 семей (66 774 человека). Количество кулацких хозяйств, выселяемых в северные округа, устанавливалось на основе планов, пришедших из области в округ, в округе их распределяли по районам, а район — по сельсоветам. Окончательные списки устанавливались райисполкомами (далее — РИК) и утверждались окружными исполкомами советов. Уполномоченный от РИК сдавал списки «кулаков» и деньги коменданту. Для сопровождения до места ссылки назначался один старший милиционер и три конвоира из числа членов большевистской партии или советских активистов. По прибытии охрана поступала в распоряжение коменданта. Комендант давал маршрут следования и инструкции.

В Тобольском округе руководящие органы были озабочены тем, как принять планируемое количество спецпереселенцев и перевезти их на Север. С февраля по ноябрь включительно (в течение 10 месяцев) 1930 года на Тобольский север, как следует из документов Тобольского окрисполкома, предполагалось отправить 3557 семей, то есть 18 465 человек.

Планы ссылки постоянно корректировались. 10 февраля 1930 года Тобольский окружком ВКП(б) разослал секретарям райкомов за подписью секретаря окружного комитета партии З. В. Игнатенко директиву, в которой содержалась секретная информация: «На нашу партийную организацию возложена чрезвычайно трудная и ответственная работа <…> Наш округ в числе других мест Союза является местом, куда предположено большое выселение кулацких семей не только из числа уральских кулаков, но [и] из пределов других областей СССР». В документе сообщалось, что, по предварительным планам, в округ должно быть вселено 10—12 тыс. кулацких семейств. С учетом имевшегося фонда жилых помещений в северных районах округа для расселения такого количества людей предстояло в каждую семью (домохозяйство) местного населения вселить 3—4 человека (то есть по 1 семье спецпереселенцев).

Из данного документа видно, что пока никто и не предполагал, что людей будут высаживать, где придется, на голом месте, без орудий труда, питания, медикаментов и т. д., обрекая их на гибель. Жилье планировалось строить с наступлением лета за счет хозяйственных организаций (в нашем случае это Ураллес и Рыбтрест, а также Областное земельное управление) и трудом самих спецпереселенцев, которые будут совмещать производственную деятельность и строительство жилья. В постановлении Уралобкома ВКП(б) от 2 февраля 1930 года указывалось, что расселение кулаков будет производиться небольшими поселками под управлением комендантов, назначенных Полномочным представительством ОГПУ СНК СССР (далее — ПП ОГПУ по Уралу).

Как следует из протокола совещания при Президиуме Тобольского окрисполкома от 24 марта 1930 года, для лесной и рыбной промышленности планировалось «получить» 6000 семей (при условии использования 1 работника из семьи в указанных отраслях северного хозяйства). Буквально через четыре дня в постановлении Тобольского окружкома ВКП(б) от 29 марта 1930 года речь шла уже о принятии для лесозаготовок 5 000 кулацких семей, а для рыбозаготовок — 3 000 семей, всего, таким образом, 8 000 семей. Таков был первоначальный план.

Закончить репрессивную акцию планировалось к маю, что отразилось в приложении к протоколу Политбюро № 116 от 5 февраля 1930 года «О высылке и расселении кулаков». В нем указывалось, что «районами высылки должны быть необжитые и малообжитые местности с использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах (лес, рыба и пр.)». В феврале 1930 года конвейер «кулацкой ссылки» был налажен, хотя сомнения насчет переселения раскулаченных в зимний период высказывались. В частности, З.В. Игнатенко на заседании Бюро Уралобкома ВКП(б) 30 января 1930 года говорил, что можно обойтись и без Тобольского округа до навигации. Он обосновывал свою позицию тем, что расстояния очень большие, жилья нет, только подвод для перевозки такого количества людей потребуется 127 тыс. З.В. Игнатенко предлагал разместить предназначенных в Тобольский округ «кулаков» где-нибудь в других округах Уральской области (В.-Камский, Пермский, Тагильский), а весной, с первой навигацией, «перебросить» их для окончательного поселения в Тобольский округ. К его мнению в Уралобкоме не прислушались. Начался зимний «марш кулаков» на Север.

Зимняя транспортировка «кулаков» 1930 года

«Подъемом кулаков», транспортировкой и расселением командовало ОГПУ. В период с 16 февраля до конца марта 1930 года из нескольких сельскохозяйственных округов Уральской области в ссылку в Тобольский округ отправили 3606 семей (17 370 человек). Установлено, что 1321 семья, около 6000 человек, из них 1816 детей предназначались к транспортировке в с. Березово (около 700 км от Тобольска по зимнику — дороге, проложенной прямо по снегу для езды зимой) и с. Сургут (около 560 км соответственно). 16 февраля 1930 года дана телеграмма о подъеме «кулаков» по всем районам и отправке на сборные пункты. С 16 по 22 февраля 1930 года только из Тюменского округа отправили к месту высылки 1279 семей (5 524 человека). По сведениям на март 1930 года, из Курганского округа было отправлено к месту выселения 1674 семьи, 8957 человек (из которых, 3476 — дети). Перевалочным пунктом ссылки в пути на Север стал Тобольск. Вначале раскулаченных надо было доставить туда. Железной дороги до Тобольска еще не было, только до Тюмени. Составлялись календарные планы отправки кулаков и твердое расписание эшелонов (№ эшелона, станция погрузки, количество семей, подлежащих отправке, дата и место отправки. Комендант эшелона составлял акт о приемке кулацких семей).

Из Челябинского, Тагильского, Ирбитского, Свердловского, Курганского, Шадринского округов крестьянские семьи везли в вагонах-теплушках (предназначенных для перевозки скота) до Тюмени. Есть примеры, что от Челябинска везли и гужевым транспортом в Тобольск (а это почти 700 км). Доставляли уральских «кулаков» и через станцию Катайск. Например, некоторые семьи Шадринского, Челябинского округов везли на лошадях до Катайска, там грузили в теплушки и везли до Тюмени. От Тюмени их доставляли на подводах до Тобольска (расстояние около 270 км). Транспортировка гужевым транспортом на столь дальнее расстояние — мера экстраординарная, обусловившая появление большой группы проблем у реализовывавших ее лиц. Лошади мобилизовались у населения. Вопрос с оплатой не решался. Нужно было также обеспечить корм лошадям и т. д. Это вызывало недовольство местного населения, столкнувшегося с воровством и отсутствием компенсации за лошадей и корм. А. А. Базаров сообщал, что в Тюмени переселенцев ждали десятки тысяч подвод. Обозы растянулись на многие километры. Путь от Тобольска на Север мог занимать до 20 суток. В феврале 1930 года стояли 30-градусные морозы, недоставало теплой одежды.

Количество отправленных людей превысило первоначальный план почти в 4 раза. По состоянию на 5 марта 1930 года через Тобольск и Уват прошли на Север 8 000 подвод, 4 424 семьи, 22 107 человек, из них — 9 438 детей. Основными маршрутами зимы 1930 года стали движение на восток (Сургут и Сургутский район), движение на северо-запад (Березовский район) осуществлявшиеся по известным дорогам зимнего (санного) пути. Сани передвигались по зимникам в три ряда друг за другом. По крошеву снега и земли (была малоснежная зима) сани шли туго, а лошади выбивались из сил. В конце февраля 1930 года территории Обдорского района достигли 2 650 человек — первые спецпереселенцы Ямала. Всего зимний этап крестьянской ссылки в северные районы Уральской области охватил 35 200 семей (в их числе были и те, кого сослали на Тобольский север). В докладной записке Уралоблисполкома в Совнарком СССР от 25 марта 1930 года «О расселении и использовании кулацкой ссылки в Уральской области» сообщалось, что из них «17 800 импортных и 14 800 выселенных из сельскохозяйственных округов Уралобласти». Из этого числа семей 1/5 оказалась на Тобольском севере. В этом же документе приведены следующие данные: «в Тобольске и по притокам Иртыша на зиму до навигации расквартировано до 5 тыс. семейств, которые будут с навигацией заброшены в Самаровский, Уватский, Сургутский, Кондинский районы». Согласно докладной записке ПП ОГПУ по Уральской области «О результатах проведения операции по массовому выселению и расселению кулацких семей», составленной 9 мая 1930 года, сообщалось, что в Тобольский округ было вселено 8 920 семей, 43 758 человек. Как мы выяснили, половину из этого числа людей отправили зимой на Север.

Навигация 1930 года. Доставка «кулаков» речным транспортом

Другую часть ссыльных до навигации решили оставить в Тобольске. Жертвами «великого перелома» были заполнены все общественные здания, церкви в городе. Людей развозили по деревням, расселяли в близлежащих к Тобольску населенных пунктах. Сколько разместили на зимовку в Тобольске и его окрестностях? В уже упоминавшейся докладной записке от 25 марта 1930 года сообщалось, что оставлены до 5 тыс. семейств. Далее говорилось, что с навигацией будут доставлены 3 тыс. семей в Обдорский район и переданы в ведение Рыбтреста, а 2,5 тыс. семей планировалось оставить в Тобольском районе. С открытием навигации ссыльных начали транспортировать на Север. Первый караван отправлялся в период 20—25 мая 1930 года. Грузили на баржи и теплоходы в Тобольске. Для перевозки было выделено 4 парохода и 8 барж, относившихся к Нижне-Иртышскому речному пароходству. На баржи погрузили 5 100 человек. Со следующими караванами требовалось доставить еще 9 000 человек в Березовский район для Рыбтреста.

Караваны шли по Тоболу, Иртышу, Малой и Большой Оби. Пароход «Анастас Микоян» (1 600 л.с.), тащивший три баржи (около 6 000 человек), отправился вниз по Иртышу. После высадки части спецпереселенцев в Самарово баржи потянули вверх по Оби до Сургута. На пароходе «Москва» 150 крестьянских семей, поместив в трюм, доставили до д. Ванзеват Березовского района. Периодически спецпереселенцев с барж высаживали то на правый, то на левый берег Оби на пустые, необжитые места (в точности соблюдая предписания постановления от 5 февраля 1930 года). В лучшем положении оказывались те, кого высаживали в местах хантыйских юрт: Ванзеват, Полноват, Ингисоим, Лапоры, Матлым, Батлым. Часть ссыльных на Север была доставлена пароходом «Воткинский завод». Пароход «Жан Жорес» доставлял спецпереселенцев по Иртышу в Самаровский, а затем по Оби в Сургутский район. Пароход «Усиевич» доставлял спецпереселенцев в Самаровский район. Все лето 1930 года суда курсировали, доставляя на Север тысячи ссыльных, большая часть которых была оставлена на поселение в районах будущего Ханты-Мансийского округа. Н. А. Михалев установил, что на 14 июля 1930 года Рыбтрест в Обдорском районе «располагал» 1 123 семьями «кулаков», то есть это спецпереселенцы будущего Ямало-Ненецкого округа.

Проведя сопоставление сведений, приходим к выводу, что «арифметика» депортационной кампании 1930 года следующая. Общее количество «кулаков», по имеющимся в нашем распоряжении документальным данным, оказавшихся в Тобольском округе, — 43 758 человек. Нами установлено, что на север этого округа зимой перевезли 22 107 человек и в навигацию — 14 100 человек (всего 36 207 человек). Остальные 7 551 были размещены в Тобольском и Уватском районах.

Численность спецпереселенцев на Севере к концу 1930 года

По данным, содержащимся в докладной записке, предназначенной для Тобольского окружного колхозного отдела (4 декабря 1930 года), на Тобольский Север завезли 46 000 человек. Речь идет об общем количестве спецпереселенцев, размещенных в Тобольском округе, а не о тех, что попали только в северную часть, как зачастую трактовалось исследователями.

10 декабря 1930 года на Севере Западной Сибири было провозглашено создание двух национальных округов: Остяко-Вогульского и Ямало-Ненецкого. Всего, как нами подсчитано, в Березовском, Сургутском, Самаровском и Обдорском районах на 1 мая 1930 года насчитывалось 20 452 человека (то есть до навигации). Теперь нам известно, что в навигацию перевезли 14 100 человек. Общее число спецпереселенцев составило 34 452 человека. Из них в Ямальском округе по состоянию на 25 сентября 1930 года размещалось 1 044 семьи переселенцев (5 365 чел.). Для Ямала это означало 30 % численного состава всего населения (по переписи 1926/27 годов здесь было учтено 16 917 человек, 68,7 % которого составляли ненцы). В конце 1930 года население Ямало-Ненецкого округа составляло 23 000 человека (с учетом спецпереселенцев).

Коренное и старожильческое население Остяко-Вогульского округа в момент образования (с ориентацией на данные переписи 1926 года) составляло 35 483 человека. Установленная нами численность спецпереселенцев в этом округе — 29 000 человек. Следовательно, в момент образования Остяко-Вогульского округа общая численность населения в нем составила 64 483 человека. Доля спецпереселенцев — 46,53 % от общего числа.

Заключение

Тобольский север стал одним из мест расселения раскулаченных крестьян. По сохранившимся сведениям об организации переселений «кулаков» на север Тобольского округа Уральской области планы ссылки 1930 года документально прослеживаются, однако полная статистика о численности отправленных и прибывших отсутствует. Обнаруженные автором новые документы позволили уточнить данные по транспортировке раскулаченных крестьян, осуществлявшейся в два этапа: зимний этап (февраль — март 1930 года) и летний этап (навигация 1930 года: с 20 мая до октября). Установлена численность отправленных крестьян в соответствии с указанными этапами. 22 107 спецпереселенцев были отправлены зимой к месту ссылки, и 14 100 человек — летом, водным путем. Уточнены данные и по численности населения округов, выявлена доля в них спецпереселенцев. Население Остяко-Вогульского округа составляло в конце 1930 года 64 483 человека (29 000 — спецпереселенцы), а Ямало-Ненецкого — 23 000 (5 305 — спецпереселенцы). Анализ данных по численности населения позволяет заключить, что к концу 1930 года Север Западной Сибири, на территории которого формировались два национальных округа, превратился в место повышенной концентрации спецконтингента, где каждый второй житель являлся спецпереселенцем.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика