В вихрях времени. Рождение комсомола

Новомир Патрикеев

…Первые уроки политической грамоты молодежь прошла здесь в общении со ссыльными участниками первой русской революции. В Обдорске разъяснительную работу среди местного населения проводили видные деятели РСДРП Б.М. Кнунянц и И.М. Немцов. 1 мая 1907 г. они организовали народный митинг, где присутствовало более 200 человек, в т.ч. молодежь. Митинг положил начало дружбе местного населения с «политиками».

Заметное влияние на молодежь оказывали политссыльные Т.Д. Сенькин — в Березове и Обдорске, Н.А. Лосев — в Цингалах и Реполово, И.А. Бублик и С.Н. Никитин — в Самарове, В.А. Горватовский — в Сургуте. Насколько предметной была работа с молодежью обдорских ссыльных М.А. Гаврюшина, И.И. Глазкова, И.В. Королева, И.С. Маслова через созданный ими в ноябре 1917 года подпольный рабочий союз, свидетельствует тот факт, что после провозглашения в начале 1918 года советской власти на Обском Севере первыми из молодежи Обдорска вступили в красногвардейский отряд юные помощники рабочего союза ненцы Иван и Константин Езынги, Василий и Максим Ядобчевы, коми Семен Киселев, русские Иван и Михаил Ламбины, восемнадцатилетний Даниил Никитин.

В июне 1918 г. советская власть на Обском Севере временно пала под натиском мятежников-чехословаков, а затем колчаковцев. В боях или тюремных застенках погибли многие молодые бойцы-обдоряне: братья Ламбины, Д.К. Никитин, П.С. Конев, Г.Е. Конев, М.Н. Чупров, красногвардейцы из Саранпауля Ефим Рочев и Хозяинов, тяжело ранен С. Киселев.

Многие из молодых северян, прошедшие под руководством коммунистов сквозь горнило классовой борьбы, стали первыми помощниками партии в укреплении советской власти, создании комсомольских организаций.

В конце 1919-начале 1920 гг. партизанские отряды Х.Г. Башмакова, П.И. Лопарева и Северный экспедиционный отряд Красной Армии под командованием А.П. Лепехина освободили Обской Север от колчаковцев. После восстановления советской власти коммунисты Севера, красные партизаны и политработники Северного красноармейского отряда развернули большую работу среди молодежи, начали создавать первые комсомольские ячейки.

Территория нынешних автономных округов, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого, входила тогда в состав Тобольского, Березовского и Сургутского уездов Тюменской губернии. Общее руководство созданием комсомольских ячеек и организаций в регионе осуществляло работавшее в Екатеринбурге Урало-Сибирское бюро ЦК РКСМ. Председателем его была М. Жеребцова (Сокольская), товарищем (заместителем) председателя — И. Маврин, секретарем — В. Красулин, членами — А. Коновалов и Ф. Плясунов. Бюро направило в Уфу, Оренбург, Омск, Тобольск и Тюмень инструкторские бригады.

4 декабря 1919 г. Тюменский губком РКП(б) утвердил оргбюро губкома РКСМ в составе Коновалова (председатель), Вихмана (товарищ председателя), Куцебина (секретарь). Затем был организован Тобольский уездный комитет (уком) РКСМ, первый уездный комсомольский съезд состоялся 14 марта 1920 г.

Одна из первых комсомольских ячеек на Севере Тобольского уезда была создана в ноябре 1919 г. в с.Реполово по инициативе коммуниста К. Кропотина. На собраниях молодежи он рассказывал о существовании РКСМ, о делах комсомольцев на фронтах гражданской войны и в тылу. На одном из собраний было принято решение о создании комсомольской ячейки и избрано организационное бюро. В ячейке побывал представитель Урало-Сибирского бюро ЦК комсомола Г. Анчугов. Окончательно она была оформлена 4 февраля 1920 г. в составе 23 человек. Председателем избрали Никодима Сургутскова, секретарем — Аристарха Шаламова.

В селе Самарово (ныне Ханты-Мансийск) инициатором создания комсомольской ячейки стала группа сочувствующих РКП(б) во главе с бывшим политическим ссыльным, большевиком, красным партизаном И.А. Бубликом. В конце ноября 1919 г. входившая в эту группу бедняцко-батрацкая молодежь объединилась в комсомольскую ячейку, секретарем которой избрали Евдокию Ершову. На организационном собрании присутствовал представитель Урало-Сибирского бюро ЦК РКСМ Александр Басов. В декабре 1919 г. комсомольская ячейка была организована в соседнем селе Базьяны.

27 января 1920 г. на общем партийном собрании в Сургуте был рассмотрен вопрос о создании первой комсомольской ячейки. Возглавить эту работу поручили коммунистам Зырянову и Могильному. Комсомольская ячейка была организационно оформлена 31 января на митинге сургутской молодежи, где выступал А.П. Зырянов. Первыми комсомольцами Сургута стали Иван Кайдалов, Таисья Яркова, Валентина Конева, Прасковья Лихачева, Михаил Щепеткин, Доронина и др. 3 февраля ячейка в составе 29 комсомольцев была утверждена Сургутским уездным комитетом партии.

Через несколько дней после восстановления партийной организации в Березово, 29 февраля 1920 г., состоялось собрание молодежи. С докладом о значении комсомола выступил бывший политработник Северного экспедиционного отряда Красной Армии коммунист Г.Г. Фуфаев. 31 человек из собравшихся записался в комсомольскую ячейку. Было избрано бюро во главе с председателем Григорием Филипповым и секретарем Федором Усковым.

Первая Тюменская губернская партийная конференция (11-13 марта 1920 г.) поставила перед коммунистами задачу улучшения руководства комсомолом.

В это время заканчивалась подготовка к первому Тюменскому губернскому съезду РКСМ. В работе по созданию губернской комсомольской организации наряду с местными партийными организациями участвовали представители Сибирского бюро ЦК РКСМ, которое было преобразовано из Урало-Сибирского бюро ЦК комсомола и находилось в Омске с 1 марта 1920 г. Его председателем был Ф. Ютт, товарищем председателя — И. Маврин, секретарем — А. Мильчаков (будущий генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ).

Первый Тюменский губернский съезд РКСМ проходил 21-24 марта 1920 г. под непосредственным руководством губкома партии. В президиум губкома комсомола были избраны А. Басов — председатель, Ф. Павлов — товарищ председателя, В. Бобаренко — секретарь. К этому времени, кроме Тобольского, были сформированы Сургутский и Березовский уездные комитеты РКСМ, продолжившие работу по созданию и укреплению комсомольских ячеек на основе решений губернского съезда РКСМ.

В мае 1920 г. по представлению Сиббюро Центральный Комитет РКСМ направил в Тюмень опытных организаторов комсомола — председателя Смоленского губкома РКСМ Николая Чаплина (будущего генерального секретаря ЦК ВЛКСМ) и Ивана Шостина, одного из первых уральских комсомольцев, члена Пермского губкома РКСМ. Оба они стали членами президиума Тюменского губкома комсомола вместо выбывших А. Басова, направленного на работу в Березовский уезд, и Ф. Павлова.

Организация первых комсомольских ячеек на Севере Западной Сибири происходила в исключительно тяжелых и специфических условиях. Своеобразную трудность представляли суровый климат, бездорожье, большие расстояния от губернского центра Тюмени до поселков. Немалую роль играли языковые и этнические проблемы.

Наблюдалась определенная отсталость, инертность не только коренных жителей, но и русского населения, которое было в основном крестьянским, глубоко религиозным и с очень низким уровнем грамотности.

Часто комсомольцы сталкивались с консервативно настроенными родителями, которые не позволяли своим детям вступать в комсомол, избивали, насильно уводили с комсомольских и молодежных собраний. Были случаи прямых угроз комсомольцам с применением оружия. 27 марта 1920 г. собрание Сургутской партийной ячейки отмечало, что образование комсомольской ячейки проходит при неблагоприятных условиях. После первой же лекции о религии из комсомола вышло 15 человек. Но ряды комсомола росли. На первом собрании молодежи деревни Кушниково присутствовало почти все взрослое население. Среди собравшихся были люди, выступавшие против создания комсомольской ячейки. Несмотря на это, большинство молодежи записалось в комсомол.

Особенно настороженно относились к комсомолу коренные жители. Один рыбак-ханты заявил на собрании, что накажет своего сына 40 розгами, если он посмеет записаться в комсомол. Но юноша вступил в РКСМ, хотя и вынужден был уйти из семьи.

В борьбе с этими трудностями комсомольские ячейки все-таки создавались и снова испытывали трудности. Не хватало сколько-нибудь подготовленных кадров, специальной литературы, инструкций и постановлений партийных и комсомольских органов. Так, за 3 первых месяца существования Сургутской комсомольской организации из Тюменского губкома РКСМ пришло только одно инструктивное письмо.

Почти отсутствовало материальное снабжение укомов и ячеек РКСМ. Не было теплой одежды для командировок, бумаги, чернил, керосина. Единственный вид транспорта летом — гребная лодка, зимой — попутная подвода или оленья упряжка. На первом Тюменском губернском съезде РКСМ отмечалось, что платные комсомольские работники по 4 месяца не получали зарплату, а в Сургуте и Березово вообще работали без жалования — существовали за счет выручки от спектаклей.

Тем не менее, процесс образования комсомольских ячеек шел активнее, росла тяга молодежи к объединению, утверждались формы организационной работы комитетов РКСМ. Показательна в этом отношении деятельность Сургутского укома комсомола. К концу марта 1920 г. здесь работало четыре ячейки РКСМ: уездного центра, Юганская, Ларьякская и Александровская, в которых было 63 комсомольца.

Уком уделял главное внимание работе среди комсомольцев и молодежи на местах — инструктированию существующих и созданию новых ячеек, разъяснению целей и задач РКСМ, претворению в жизнь указаний руководящих партийных и комсомольских органов. Вопрос об усилении работы на местах был рассмотрен в мае 1920 г. на заседании укома и собрании комсомольцев Сургута с участием представителей укома партии, Тюменского губкома РКСМ. Из работников укома и комсомольского актива выделили инструкторов-организаторов, за которыми закрепили ячейки. Были определены формы работы: собрания, беседы, митинги, а также концерты и спектакли.

В начале июня, с открытием навигации на реках, активисты разъехались по уезду. В числе первых выехал секретарь укома РКСМ Иван Кайдалов. В крупном селе Ново-Никольском на его доклад о целях и задачах РКСМ собралось около 100 человек из молодежи и взрослых жителей. На собрании было принято решение создать комсомольскую ячейку, в которую записалось 26 юношей и девушек. И. Кайдалов помог ячейке наметить план работы и передал полученную от губкома комсомола литературу, инструкции, газеты. По его инициативе были созданы комсомольские ячейки в деревнях Чегаскино и Криволуцкое. В это же время представители укома РКСМ оказали помощь самой дальней национальной комсомольской ячейке в Ларьяке. Инструктор укома Александр Кайдалов организовал комсомольские ячейки в деревнях Тундрино, Покур, Кушниково. Всего за первый выезд было создано 6 новых ячеек.

В результате активной работы на местах к осени 1920 г. количество ячеек в уезде утроилось, а число комсомольцев возросло на 120 процентов.

Наиболее распространенной формой работы комсомольцев первого призыва было собрание ячейки. В Сургутской ячейке РКСМ за 1920 г. прошло 76 собраний. По 7-8 собраний провели за первые 2-2,5 месяца своего существования Лумпокольская (секретарь Александр Девятков) и Новоникольская (секретарь Александр Медведев) комсомольские ячейки. Часто проводились собрания несоюзной молодежи или беспартийные конференции, на которых работники укома и активисты рассказывали о положении в стране и уезде, о делах комсомола, отвечали на вопросы собравшихся. За 1920 г. в Сургутском уезде проведено 20 таких конференций.

Насколько позволяют судить сохранившиеся разрозненные архивные документы и воспоминания ветеранов комсомола, подобные формы, активность, умение зажечь молодежь идеями революции, вовлечь в активную работу РКСМ были свойственны и другим комсомольским комитетам Севера, которым партия доверила быть главными организаторами молодежи.

Комсомольские ячейки возникали почти одновременно и в прииртышских селах недалеко от Тобольска, и в приполярных тундрах Ямала, что говорит с одной стороны об оперативности местных коммунистов и укомов РКСМ в решении важнейшего вопроса — включения молодежи в строительство новой жизни, а с другой стороны — о стремлении самой молодежи к активной деятельности.

На севере Березовского уезда, в Обдорске (ныне Салехард), организацию комсомольской ячейки возглавила партийная группа. Проведение работы среди молодежи было поручено первым ненецким коммунистам Василию и Максиму Ядобчевым, Петру Вылке (Уральскому). В июне 1920 г. состоялось собрание молодежи. На нем выступили секретарь партийной ячейки А.К.Капрайтис и инструктор Тюменского губисполкома коммунист А.М.Преснецов. Первыми вступили в комсомол ненец Николай Вануйто, ханты Лаврентий Соколков и Назар Филатов, коми Иван Хозяинов, Иван Терентьев, Леонид Бабиков, Анна Пермякова, Николай Торлопов, чуваш Федот Федоров, русские Александр Москвитин, Иннокентий и Петр Черкашины, Федор Рычков, Константин Иванов, Клавдия Нагибина, Дарья Ведерникова.

Почти одновременно по инициативе коммуниста А.М.Преснецова была организована ячейка РКСМ в ближайшем к Обдорску крупном национальном селе Мужи. Первыми записались в нее коми-зыряне Петр Филиппов, Семен Рочев, Ипполит и Фотий Вокуевы, Роман Артеев, Семен Попов, Андрей Рочев и Маркел Конев.

Работа среди комсомольцев и молодежи была постоянно в центре внимания коммунистов Тюменской губернии. В июле 1920 г. пленум губкома партии обсудил отчет Н.Чаплина о работе губкома РКСМ и обязал все партийные организации усилить помощь комсомолу. Пленум напомнил об указании ЦК РКП(б), согласно которому все коммунисты в возрасте до 20 лет должны были вступить в комсомол и принимать активное участие в его работе.

После рассмотрения отчета губернской комсомольской организации на пленуме губкома партии была усилена организационная работа комсомола на местах. Работники Тобольского укома РКСМ выехали в труднодоступные мансийские села по реке Конде. Александра Фирсова помогла молодежи создать комсомольскую ячейку в деревне Болчары. Инструктор-организатор Морозов организовал ячейку РКСМ из 15 человек в крупном селе Нахрачи (ныне Кондинское), в которую вступили манси Василий, Георгий, Евгений, Михаил, Антонина и Анастасия Пакины, Тимофей Иженяков, русские Спиридон Першин, Виктор и Владимир Беломоины, Елизавета Мефодьева, Анастасия Иванова.

В протоколе первого собрания Нахрачинской ячейки от 25 июля 1920 г. записано: заслушав доклад т.Морозова о целях и задачах союза, «мы, молодежь, т.е. юные коммунары, преемники в будущем коммунистической партии, постановляем работать согласно Программе и Уставу РКСМ». Секретарем бюро был избран манси Александр Пакин, председателем — Кузьма Першин, товарищем председателя — манси Иван Пакин.

В августе 1920 г. Тобольский уком РКСМ создал комсомольскую ячейку в селе Цингалы. Одним из первых в нее вступил 14-летний Борис Лосев, сын политического ссыльного, участника революции 1905 г. Н.А. Лосева, будущий герой гражданской войны.

После второй губернской конференции РКП(б) (16-21 августа 1920 г.), обсуждавшей состояние работы среди молодежи, партийные организации оказали большую помощь комсомолу в проведении отчетно-выборной кампании. Коммунисты выступили на комсомольских собраниях, участвовали в подборе руководящих кадров. В повестки дня уездных съездов РКСМ вместе с отчетами укомов комсомола, сообщениями с мест и другими вопросами были включены доклады представителей укомов РКП(б) о текущем моменте.

…В ноябре с установлением зимнего санного пути партийные и комсомольские комитеты усилили работу по созданию новых комсомольских ячеек, активизации всей деятельности комсомола.

По инициативе направленного на Север делегата II Тюменского губернского съезда РКСМ А. Турнаева в это время создана комсомольская ячейка в крупнейшем селе Березовского уезда — Кондинском (ныне п.Октябрьский). Первыми комсомольцами стали здесь А. Мингалев, А. Паршуков, С. Ускова, Е. Кузьминых, П. Слинкина, А. Турнаев и секретарь местной партийной ячейки Кулагин провели также собрание молодых рыбаков в деревне Чемаши, где записалось в комсомол 24 человека. Среди них М. Буторин, П. Черкашин, А. Буйнов, А. Михайлов.

1 января 1921 г. Березовский уком РКСМ организовал ячейку РКСМ в коми-мансийском селе Саранпауль. Заслушав доклад представителя укома Ивана Филиппова о целях и задачах РКСМ, вся присутствовавшая на собрании молодежь (около 20 человек) изъявила желание вступить в комсомол. По рекомендации местных коммунистов секретарем ячейки был избран Гермоген Терентьев.

В начале 1921 г. в этом уезде созданы Карымкарская, Мало-Атлымская, Белогорская ячейки РКСМ. В числе первых комсомольцев этих поселков были ненец П. Вылкин, ханты И. Тарлин, Я. Хамзаров, У. Соколкова. Всего в уезде к этому времени насчитывалось около 100 комсомольцев.

Таким образом, за период немногим более года под руководством и при непосредственном участии партийных организаций на Обском Севере было создано не менее 27 ячеек РКСМ, в которых насчитывалось по неполным данным 350 комсомольцев.

Для малонаселенных районов Обского Севера это было значительным достижением, учитывая, что во всей Тюменской губернии, население которой, в основном, находилось в южных районах, число комсомольцев составляло в то время 3230. К декабрю 1920 г. комсомольская организация Якутии, в которой по переписи 1917 г. проживало 264136 человек, насчитывала 302 человека. На территории нынешнего Эвенкийского автономного округа была только одна комсомольская ячейка, на территории Таймырского округа комсомольских ячеек еще не было.

Процесс образования комсомольских ячеек был прерван и значительно задержан крестьянским восстанием, которое, по оценке Тюменского губкома РКСМ, принесло «неисчислимый вред» комсомольским организациям. Из них остались неразгромленными только Березовская, Мужевская, Сургутская, Новоникольская и Самаровская, которые или в полном составе ушли на борьбу с повстанцами, или смогли частично эвакуироваться. Но и они понесли большие потери.

В первые дни после окончания гражданской войны на Севере партийные организации рассмотрели вопросы о совместных действиях коммунистов и комсомольцев по работе среди молодежи. Собрание партийного актива Обдорска приняло 3 июня 1921 г. решение о восстановлении комсомольской ячейки и рекомендовало кандидатуру ее секретаря. Партийная организация Сургута поручила коммунисту Дубасову подготовить доклад «О взаимоотношениях РКП(б) и РКСМ», с которым он выступил на собрании комсомольцев 13 июля 1921 г.

С лета 1921 до конца 1923 года комсомольской работой в Тюменской, Екатеринбургской, Уфимской, Челябинской и Пермской губерниях руководило Уральское бюро ЦК РКСМ (сначала Уральское представительство ЦК), находившееся в Екатеринбурге.

Задачи восстановления распавшихся комсомольских ячеек были обсуждены на первых заседаниях уездных комитетов РКСМ. Для оперативного руководства организацией комсомольских ячеек на Обском Севере был образован Тобольский северный райком комсомола, работавший с июня по октябрь 1921 г. 12 июня райком обсудил специальный доклад и поставил задачи в связи с освобождением Севера от повстанцев. В Березово и Обдорск для установления связи и инструктирования был командирован представитель Тобсеврайкома И. Сосунов.

Все укомы РКСМ направили на места работников для проведения собраний молодежи, бесед, докладов, инструктирования комсомольских ячеек. На заседаниях укомов слушались отчеты ячеек о работе, им рассылались письменные указания и товарищеские письма — своеобразный вид инструкции, где в дружеской форме, но строго и принципиально оценивалась работа, давались советы, ставились задачи. Важной формой связи с несоюзной молодежью оставались беспартийные конференции. Только с июня по декабрь 1921 г. ими было охвачено не менее 400 человек.

Особого усиления требовала работа среди молодежи уездных центров, где было сравнительно много жителей, оставались представители бывших эксплуататорских классов. В августе-ноябре 1921 г. Березовский уком РКСМ провел 15 комсомольских собраний, девять бесед и лекций для комсомольцев и молодежи Березово, Сургутский уком РКСМ — 12 комсомольских собраний и 8 заседаний комитета с приглашением комсомольцев.

В результате разъяснительной и организационной работы на местах в июне-августе 1921 г. в Березовском уезде были восстановлены Обдорская, Ляпинская, Карымкарская, Мало-Атлымская и Кондинская ячейки. В Сургутском уезде были вновь образованы 5 ячеек, объединившие 67 человек. В северной части Тобольского уезда по отчету укома РКСМ были восстановлены Реполовская, Цингалинская, Нахрачинская ячейки, вновь создана Коневская ячейка.

В октябре 1921 г. вопрос о работе комсомольских организаций Севера был обсужден на пленуме Тюменского губкома РКСМ. В ноябре бюро губкома комсомола слушало отчет Березовского укома РКСМ, одобрило его работу и решило укрепить комсомольские организации опытными кадрами. В декабре 1921 г. пленум губкома комсомола вновь обратил внимание на организационное укрепление ячеек РКСМ Севера. Губком направлял в северные организации свои решения, циркуляры, инстуктивные письма. Такая помощь способствовала дальнейшему оживлению комсомольской работы в северных районах губернии.

После обсуждения отчета о работе Березовской уездной организации РКСМ на бюро губкома комсомола с ноября 1921 по январь 1922 гг. в уезде было создано и восстановлено еще 6 комсомольских ячеек, в том числе в Саранпауле, Шеркалах, Елизарово, Белогорье. Более целенаправленно стала работать самая северная, Обдорская ячейка, где часто проводились собрания, лекции, беседы для молодежи.

По примеру Березовского укома РКСМ в конце 1921 г. усилили работу и другие комсомольские организации. Тобольский уком РКСМ отметил в декабре, что комсомольские ячейки северной части уезда «являются более дееспособными», а Цингалинская — самой лучшей. Комсомольцы Нахрачей в декабре 1921 г. провели неделю организационного укрепления, организовали сбор членских взносов по 100 рублей с комсомольца. В ноябре-декабре здесь состоялось 4 заседания бюро ячейки, 7 лекций, 2 беседы, торжественное празднование четвертой годовщины октябрьской революции. Ячейка выросла до 26 человек. В Сургутском районе было создано 6 сельских ячеек — Вампугольская, Покурская, Криволуцкая, Чегаскинская, Мишопугольская, Новоникольская.

Таким образом, восстановление комсомольских организаций на Севере Западной Сибири после окончания гражданской войны проходило активно. Но этот процесс был очень трудным и своеобразным. Известные географические и этнические особенности региона были усложнены политическими, экономическими и моральными факторами, связанными с последствиями крестьянского восстания. Комсомольские ячейки иногда распадались, количество членов РКСМ росло медленно. С ноября по январь 1922 г., несмотря на увеличение числа ячеек, количество комсомольцев в Березовском уезде увеличилось только на 5 человек. Распалась Карымская ячейка РКСМ. По данным Тюменского губкома РКСМ с января по март 1922 г. количество комсомольцев в Березовском уезде уменьшилось на 27 человек. В Сургутском уезде распалось 5 ячеек.

Поэтому состоявшиеся в начале 1922 г. уездные съезды РКСМ поставили главную задачу — уберечь ячейки от распада, вовлечь новую молодежь, разбудить ее интерес к общественной жизни. Березовский уездный съезд-конференция РКСМ (31 декабря1921 г. — З января 1922 г.) призвал «всех комсомольцев, всех сознательных пролетариев к сплочению вокруг своей организации и энергичной работе по поддержке рядов РКСМ, к выдержке и дисциплине».

Руководствуясь письмом ЦК РКП(б) (ноябрь 1921 г.) о проведении недели сближения партии и комсомола и видя трудности в ходе восстановления комсомольских ячеек на Севере, уездные комитеты и местные ячейки РКП(б) проявили заботу об укреплении партийного ядра в комсомоле. Это достигалось не только направлением на работу в РКСМ молодых членов партии, но и подготовкой к приему в РКП(б) лучших комсомольцев. Осенью 1921 г. впервые было принято в партию несколько комсомольцев Березовского уезда, а на 1 января 1922 г. среди комсомольцев уезда было 16 членов и 32 кандидата РКП(б), что в общей сложности составляло 34,3 процента. В числе комсомольцев Сургутского уезда на это время было 15 членов и 6 кандидатов партии, или 36,2 процента организации РКСМ.

В начале 1922 г. партийные организации Севера установили постоянные связи с ячейками и комитетами РКСМ. На заседаниях уездных комитетов партии было решено, чтобы укомы комсомола выделили своих представителей в укомы РКП(б), а партийные ячейки были обязаны приглашать комсомольцев на открытые партийные собрания. В мае 1922 г. Сургутский уком партии внес в повестку

дня совместного заседания укома комсомола и общего собрания комсомольцев Сургута вопрос о сближении РКСМ и РКП(б).

Коммунисты Березовского уезда стали чаще посещать комсомольские собрания и другие мероприятия, проводимые укомом и ячейками РКСМ. С открытием навигации 1922 г. из Березова в населенные пункты уезда выехали инструкторские группы «с задачей сближения ячеек РКП(б) и РКСМ». Мужевская комсомольская ячейка этого уезда всю свою работу проводила совместно с сельской партийной организацией.

Укреплению комсомольских ячеек способствовала проведенная в начале 1922 г. по решению ЦК РКСМ кампания пересмотра комсомольского актива. В ходе кампании комсомольцы на своих собраниях обсуждали работу активистов, решала, кого оставить в членах актива, а иногда стоял вопрос и о пребывании того или иного комсомольца в рядах РКСМ. Несмотря на принятие подчас слишком суровых решений, в результате кампании пересмотра улучшился не только состав активистов, но и всей организации, повысилась требовательность к рядовым комсомольцам, поднялась общая дисциплина в организациях РКСМ Севера, улучшилась их работа среди молодежи.

После кампании пересмотра актива в Березовской уездной организации РКСМ число выходцев из рабочих и крестьян увеличилось на 27 человек. Только с 1 января по 1 марта 1922 г. количество комсомольцев из народностей Севера увеличилось в уезде на 19 человек.

Осенью 1922 г. комсомольские комитеты Севера приступили к выполнению постановления Уральского бюро ЦК РКСМ по отчету Тюменского губкома комсомола (август 1922 г.) о первоочередном вовлечении в комсомол бедняцкой и батрацкой молодежи. Березовский уком руководствовался этим принципом при создании первых ячеек РКСМ к северу от Полярного круга, Хэнской и Лабытнангской, 6 других новых ячеек, а некоторые ячейки уезда (Белогорская) увеличили свой состав за счет молодых батраков и бедняков Севера. Бедняцко-батрацкая молодежь вошла в восстановленные и вновь созданные комсомольские ячейки Тобольского уезда — Базьяновскую, Чилимскую, Батовскую, Ермаковскую и Скрипуновскую. Нахрачинская ячейка выросла за счет батраков и бедняков с 25 до 32 человек, Цингалинская — с 11 до 16.

После XII съезда РКП(б), в 1923 году, заметно усилилось руководство комсомольскими организациями Крайнего Севера со стороны местных партийных комитетов. 16 февраля 1923 г. Уралбюро ЦК РКП(б) рассмотрело вопрос о работе Уральского бюро ЦК комсомола. Для разработки конкретных мероприятий по работе среди молодежи представителем Уралбюро ЦК партии при Уралбюро ЦК РКСМ был назначен видный деятель международного рабочего движения Бела Кун.

Высокую оценку помощи партийных организаций в работе среди молодежи давали сами комсомольские комитеты. VI Тюменский губернский съезд РКСМ (март 1923 г.) назвал установившуюся хорошую связь местных организаций РКП(б) и РКСМ залогом успешной работы.

Осенью 1923 г. бюро Тюменского губкома РКСМ отмечало повсеместное руководство партийных организаций комсомолом в районах Крайнего Севера. Коммунисты постоянно направляли работу ячеек РКСМ, комсомольцы приглашались на партийные собрания.

Были случаи, когда секретарь партийной ячейки одновременно возглавлял и комсомольскую.

Особо отмеченную бюро губкома РКСМ помощь комсомольским организациям со стороны коммунистов Березовского уезда можно проиллюстрировать следующими примерами.

8 ноября 1923 г. состоялась партийная конференция (съезд) Кондинской волости Березовского уезда, которая обсудила доклад о работе волкома РКСМ. Съезд одобрил работу волостной комсомольской организации и поручил волкому РКП(б) и волкому РКСМ «принять самые оперативные меры к тому, чтобы уделить максимум внимания работе среди молодежи как важнейшей отрасли партийной работы», от которой зависит будущее партии, каждому члену РКП(б) вменялось в обязанность «идти навстречу организации РКСМ».

В конце 1923 г. работники Тюменского губкома РКСМ попросили комсомольцев Обдорска, Кондинского и Мужей ответить на один вопрос: «Как они понимают свои задачи?» Ответ был примерно одинаков: «Мы считаем себя будущими коммунистами, а поэтому подражаем партийцам в выдержанности, дисциплине, отношении к религии и морали».

По примеру партийных органов в 1923 г. больше стали уделять внимания комсомольским организациям Крайнего Севера руководящие комитеты РКСМ. В марте Уралбюро ЦК комсомола, обсудив итоги Тюменского губернского съезда РКСМ, признало необходимым усилить работу в районах расселения малых народностей Севера. Уралбюро оставило в распоряжении Тюменского губкома РКСМ для укрепления ячеек Севера ряд руководящих комсомольских работников, ранее намеченных к переброске в другие губернии. Было направлено письмо Уралбюро ЦК РКСМ организациям дальнего Севера (Сургут, Березово, Обдорск), где содержались конкретные рекомендации и советы.

В мае 1923 г., обсудив доклад Тюменского губкома РКСМ, Уралбюро ЦК комсомола обратило особое внимание на необходимость организационного укрепления комсомольских ячеек Севера. Уралбюро рекомендовало членам бюро губкома РКСМ провести обследование северных организаций РКСМ и собрать «исчерпывающий материал по их состоянию». В июле, проявляя заботу о росте национальных кадров, Уральское бюро ЦК РКСМ отозвало из Березовского укома РКСМ работников аппарата ханты Филиппова и коми Конева для стажировки в одном из городских комитетов комсомола.

23 августа 1923 г. Уралбюро ЦК РКСМ запросило, а в октябре получило доклад Тюменского губкома комсомола о работе и положении комсомольских организаций на Обском Севере.

Выполняя указания Уралбюро ЦК комсомола, VI Тюменский губернский съезд РКСМ (март 1923 г.) обратил внимание на организационное укрепление укомов и ячеек РКСМ Севера. Съезд отметил положительные результаты направления для постоянной работы на Севере десяти комсомольских активистов и поездки в северные районы одного из членов бюро губкома РКСМ, однако в самых отдаленных пунктах Севера — Березово, Сургуте и Обдорске — члены бюро и инструкторы губкома РКСМ не были ни разу.

Поэтому через несколько дней на первом расширенном пленуме губкома РКСМ специально обсуждался вопрос о работе комсомольских организаций в северных районах. Было решено укрепить местные организации кадрами, чаще посылать инструкторов для оказания помощи, отправлять бесплатно часть литературы.

О выполнении этих решений было сообщено на втором пленуме Тюменского губкома РКСМ в июле 1923 г. В Сургутский и Березовский уезды за это время отправили по два комсомольских работника, в Тобольский — одного. Пленум обсудил также доклады северных уездных комитетов комсомола — Березовского и Сургутского.

В практику работы стали входить детальные обследования комсомольских организаций представителями губкома РКСМ. В продолжительную командировку по комсомольским организациям Обского Севера был направлен член бюро губкома РКСМ Иванов. 4 августа 1923 г. бюро Тюменского губкома комсомола слушало по итогам его поездки вопрос о положении дел в комсомольских организациях Севера. Бюро направило в эти уезды дополнительно двух работников, предложило укомам расширять и укреплять комсомольские ячейки, чаще посылать работников на места.

В то же время бюро отметило слабое вовлечение в комсомол национальной молодежи, которая в большинстве еще находилась под влиянием родителей. Тогда впервые был поставлен вопрос о национальных кадрах комсомольских активистов, было решено направлять в совпартшколы комсомольцев, знающих языки малых народностей Севера, каждому укому подготовить по одному работнику аппарата из коренных национальностей Севера.

В 1923 г. ЦК РКСМ, Уралбюро ЦК комсомола и Тюменский губком РКСМ направили в комсомольские организации Обского Севера новых опытных работников. В Березовский уком прибыл Сергей Куняев. Секретарем Березовского укома РКСМ стал Михаил Юрков. Секретарем Сургутского укома РКСМ был направлен комсомолец с 1919 г., кандидат РКП(б) Лопаткин, заведующим отделом политпросветработы укома комсомола — Николай Смирнов, секретарем Тобольского укома РКСМ — Самуил Моргунов, член партии с 1920 г.

Приведенные факты свидетельствуют о важной роли Урало-Сибирского, Сибирского и Уральского бюро ЦК комсомола, Тюменского губкома РКСМ в создании комсомольских организаций на Севере Западной Сибири.

Усиление руководства со стороны партийных комитетов и вышестоящих комсомольских органов способствовало дальнейшему развитию форм и методов организационной работы укомов и ячеек РКСМ Крайнего Севера.

В январе-феврале 1923 г. прошли уездные съезды РКСМ, которые обсудили отчеты укомов комсомола и наметили очередные задачи организационного укрепления комсомольских ячеек: повышение активности, тесная связь с несоюзной молодежью, перенесение центра тяжести всей работы на места. После перевыборов секретарей ячеек и членов уездных комитетов на комсомольскую работу пришли молодые, способные активисты, которые после съездов разъехались по деревням и селам, чтобы на месте проводить работу по охвату комсомольским влиянием батрацко-бедняцкой и середняцкой молодежи.

Сургутский уком РКСМ закрепил за всеми ячейками уезда работников аппарата и активистов, которые провели на местах несколько конференций батрацко-бедняцкой молодежи. В своих докладах укому они отмечали тягу молодежи к объединению. Если в феврале 1923 г. по уезду было принято в комсомол только 3 человека, то в марте — 5, а в апреле — 11 и образована новая Александровская ячейка РКСМ. В начале 1923 г. Сургутский уком организовал первый на Севере «детский очаг» (зачаток пионерского отряда) и принял «программу минимум» по работе с детьми.

Активизации внутрисоюзной работы комсомольских организаций способствовала всероссийская перерегистрация членов РКСМ, сроки проведения которой на Обском Севере были установлены до 1 июля 1923 г. В ходе перерегистрации произошло некоторое уменьшение количества комсомольцев. Сургутская уездная организация уменьшилась на 5 человек, Березовская — на 15, но организационная работа комсомольских комитетов и ячеек усилилась, повысилось их влияние на молодежь.

Березовский уком РКСМ особое внимание уделял вовлечению в комсомол молодежи коренных национальностей. По неполным данным, к концу 1923 г. комсомольцы из национальностей Севера составляли здесь более 40 процентов, целиком национальными были Мужевская, Хэнская, Норинская, Карымкарская, Малоатлымская, Саранпаульская и Сартыньинская ячейки.

Если после перерегистрации членов РКСМ в 22 ячейках Обского Севера состояло 265 комсомольцев, то по неполным данным Тюменского губкома РКСМ в сентябре 1923 г. в 27 комсомольских организациях Обского Севера было 400 членов РКСМ. В более населенной Якутии в начале 1924 г. было 342 комсомольца, объединенных в 30 ячейках. В Эвенкии в мае 1924 г. было всего 42 комсомольца, из них лишь семь эвенков. На Таймыре в 1924 г. только возникли первые три комсомольские ячейки, и работа комсомольских организаций носила здесь эпизодический характер.

Таким образом, к осени 1923 г. на Севере было закончено восстановление комсомольских ячеек, разгромленных в годы гражданской войны, а количество комсомольцев увеличилось, примерно, на 15 процентов

Наряду с повседневным партийным руководством и помощью вышестоящих комсомольских организаций, большое значение имела активная работа уездных комитетов РКСМ и низовых комсомольских ячеек. Регулярно проводились уездные съезды РКСМ, укрепились аппараты укомов комсомола, наладилось ведение комсомольского хозяйства. Например, за 6 месяцев 1923 г. Березовский уком комсомола направил Тюменскому губкому РКСМ 18 протоколов заседаний и отчетов о работе, Сургутский — 12.

Среди форм организационной работы укомов РКСМ утвердились выезды работников укома для оказания практической помощи на местах и организации новых ячеек РКСМ, отправка в ячейки своих постановлений и товарищеских писем, заслушивание отчетов о работе ячеек и получение их письменных докладов.

Центр комсомольской работы был перенесен в ячейки. Активисты на местах провели значительную работу по восстановлению и созданию комсомольских ячеек, усилению их связей с несоюзной молодежью. Формы организационной работы совершенствовались от митингов и собраний агитационного характера к плановым мероприятиям.

Одним из важных итогов организационной работы комитетов и ячеек РКСМ на Обском Севере в данный период было воспитание и формирование актива комсомольских работников. Работу укомов РКСМ и комсомольских ячеек после гражданской войны возглавили испытанные комсомольцы 1920 года, участники боев с контрреволюционерами. В Березовском уезде большую работу провели молодые коммунисты и члены РКСМ Алексей Преснецов, Матвей Канев, комсомольцы Александр Турнаев, Николай Михайлов, Федор Усков, Гермоген Терентьев, Александр Паршуков, в Сургутском уезде — члены партии и комсомола Герман Казарцев, Анна Кораблева, комсомольцы Александр Кайдалов, Александр Коновалов, Прасковья Лихачева, Валентина Конева, в Самарово — Варлаам Корепанов. Большинство из них, пройдя школу комсомола на Обском Севере, стали впоследствии активными партийными, советскими, военными и хозяйственными работниками.

7 сентября 1923 года Уралбюро ЦК РКСМ рассмотрело вопрос о районировании. Согласно новому административному делению на Обском Севере создавались Обдорский, Березовский, Самаровский, Кондинский (Нахрачинский), Сургутский районы, входившие в состав Тобольского округа Уральской области (центр г.Свердловск).

8 октября был утвержден состав бюро Тобольского окружкома РКСМ. 18 декабря окружком обсудил вопросы районирования. Предстоял новый этап в деятельности комсомольских организаций Обского Севера.

Продолжение следует

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика