В вихрях времени. Идеологическая и культурно-просветительная работа

Новомир Патрикеев

Реорганизованные после административного районирования партийные комитеты активизировали осуществление ленинской национальной политики среди народностей Севера. В политической области партийные организации стремились к тому, чтобы устранить остатки былого неравноправия, политически просветить население, вовлечь его в общественно-политическую жизнь. Ill Тобольская окружная партийная конференция (1924 г.) обязала партийные комитеты обратить внимание на постепенное внедрение среди народностей Севера элементарных политических понятий.

Тобольский окружком ВЛКСМ в начале своей деятельности решил вопрос о назначении секретарей комсомольских организаций заведующими избами-читальнями, что не только способствовало материальному обеспечению актива, но и создавало условия для его постоянного участия в политико-массовой работе. На лето 1924 г. Тобольский окружком разработал и разослал на места тезисы по проведению политико-просветительной работы.

Особое место в идейно-политической работе занимало воспитание молодежи на примерах жизни и деятельности В.И. Ленина. На собраниях комсомольцев принимались резолюции — «налечь на политическое воспитание, повседневно изучать жизнь и деятельность вождя мирового пролетариата». В комсомольских ячейках, при избах-читальнях и в школах создавались ленинские уголки, ленинские кружки, где велось систематическое изучение идей ленинизма. На комсомольских собраниях ставился вопрос об изучении биографии В.И. Ленина.

Комсомольцы Самаровского района слушали доклад «Ленин и молодежь», березовские комсомольцы занимались в ленинском кружке при партийной ячейке, все грамотные комсомольцы Кушеватской ячейки вместе с коммунистами изучили первую часть и приступили ко второй части «Ленинской грамоты».

Тобольский журнал (№ 2, 1924 г.) «Наш край» писал: «Обдорск. Там, на холодном Севере за Полярным кругом, вы думаете, там только полярный холод? Нет. Там бьется лучами солнце КИМа. Обдорская комса — жемчужина Тобольской организации. Вот письмо из Обдорска: «Ну, братва, и места у нас! Тысячи, тысячи верст кругом. А все-таки мы побеждаем эти тысячи… Мы тоже готовимся быть ленинцами. Ленинский уголок есть…»

В 1925 г.Уралобком РЛКСМ поставил перед комсомольцами Севера задачи по развертыванию сети политкружков и курсов. Были созданы комсомольские кружки по изучению истории партии. Бюро райкомов комсомола утвердили планы работы ленинских кружков и пропагандистских коллективов. В райцентрах Обдорске и Самарово пропагандистские коллективы объединили весь комсомольский актив.

В пропагандистских коллективах изучались решения партии, комсомола, вопросы науки, техники вплоть до методики чтения книг; возникали политические школы-передвижки. В Обдорском районе была организована опытная политшкола с общеобразовательным уклоном, которая доказала свою «жизненность и приспособленность к требованиям молодежи». 34 комсомольца Обдорска занимались вместе с коммунистами в стационарной школе политграмоты по 96-часовой программе, составленной отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б).

Наряду с чтением лекций, бесед, выездами пропагандистов на места, возникали новые формы политико-воспитательной работы: читки «Азбуки коммунизма», организация при райкомах комсомола «групп индивидуалов», самостоятельно изучающих политграмоту.

В 1926-27 гг. расширилась тематика политических читок. Среди пройденных тем: «Конституция СССР и РСФСР», «Резолюция XIV партсъезда», решения окружной комсомольской конференции и пленумов райкомов комсомола».

В августе 1927 года Уральский обком комсомола провел областное совещание пропагандистов и разработал подробные мероприятия по организации политической учебы комсомольцев и молодежи на следующий учебный год. Выполняя их, Сургутский райком ВЛКСМ провел тематические вечера «За учебу», собрания пропагандистов. Обдорский райком ВЛКСМ — специальные собрания комсомольцев и молодежи, посвященные политической учебе, затем в течение двух недель вел индивидуальное разъяснение и запись в кружки и группы по различным формам учебы.

Всего в комсомольской политсети 1927-1928 гг. было 28 политчиток, 10 политшкол первой степени, 2 — второй, 5 кружков текущей политики, один — газетный, комсомольцы занимались также в партийных политических и кандидатских школах, ленинских кружках.

Уралобком комсомола постоянно нацеливал комсомольские организации Севера на использование в воспитании молодежи революционных героических и боевых подвигов коммунистов и комсомольцев. Была образована комиссия по празднованию 10-летия областной комсомольской организации, намечен план выпуска брошюр по истории комсомола и выделен специальный работник для подготовки юбилейных изданий. Бюро Уралобкома ВЛКСМ приняло обращение к комсомольцам и молодежи о подготовке к 10-летию ВЛКСМ и воззвание к старым рабочим, коммунистам и комсомольцам, где ставились задачи организовать на местах работу по изучению и разъяснению истории комсомола Урала.

Подготовка к 10-летию ВЛКСМ вызвала оживление всей воспитательной работы. Был проведен массовый смотр общественно-политической работы комсомольских организаций. Повсеместно прошли встречи комсомольцев и молодежи с ветеранами ВЛКСМ, юбилейные выставки, демонстрации диафильмов.

При подготовке к 1928-1929 учебному году широко использовалась периодическая и стенная печать. Почти все комсомольские ячейки Севера выпускали стенгазеты, выделяли селькоров и юнкоров, выписывали периодические издания: «На смену!», «Крестьянскую газету», «Крестьянский журнал», «Крестьянскую молодежь», «Комар», «Молодой ленинец» и др.

Была ликвидирована многоступенчатость учебы; отбором комсомольцев в те или иные кружки занимались комплектовочные комиссии. Чаще стали проводиться краткосрочные курсы пропагандистов. Совершенствовалась методика занятий. По отдельным темам практиковались дискуссии, слушателям давались и предварительные задания для самостоятельной подготовки бесед.

На VII Тобольской окружной комсомольской конференции (сентябрь 1929 г.) обсуждался доклад Тобольского окружкома партии «О движении за изучение революционной теории». Окружком комсомола выделил всем северным районным комсомольским организациям 66 комплектов шеститомника Ленина. Новой формой подведения итогов политической учебы стали политбои, где проходили дискуссии по таким вопросам: «За что В.И. Ленина называют вождем мирового пролетариата?», «Почему только большевистская партия может привести пролетариат и всех трудящихся к окончательной победе над буржуазией?», «Почему в России впервые победил и удержал власть пролетариат?», «В борьбе с какими врагами внутри рабочего движения вырос, окреп и закалился большевизм?»

Так от агитационных форм к пропагандистским совершенствовалась система политического просвещения и марксистско-ленинского образования молодежи.

Политическое просвещение молодежи было тесно связано с культурно-массовой работой. Центрами культурно-просветительной работы являлись избы-читальни и народные дома. Большую работу среди кочевого населения проводили Обдорский, Сургутский, Юганский и Кушеватский Дома туземцев.

Избачами, как правило, работали секретари комсомольских организаций. Комсомольцы всегда входили и в советы изб-читален. По инициативе комсомольцев при избах-читальнях создавались красные уголки, различные кружки, «батрацкие уголки», столы справок, вместо деревенских посиделок проводились спектакли, «комсомольские посиделки», «красные вечеринки», политсуды, организовывались постоянные дежурства. Здесь всегда можно было почитать юношескую литературу, периодическую печать, свою стенную газету.

При Кушеватской избе-читальне Обдорского района был организован комсомольский культпросвет с политической и драматической секциями, в которые записалось более 20 юношей и девушек. В избе-читальне, организованной комсомольцами заполярного поселка Хэ, работал ленинский уголок и пять секций: политическая, краеведческая, драматическая, хоровая и музыкальная. Совместно с партийной ячейкой комсомольцы выпускали стенную газету «Полярная звезда».

Райкомы партии обсуждали на заседаниях бюро вопросы об усилении работы изб-читален, передавали в ведение комсомольских ячеек народные дома.

Пример активной культпросветработы показывали комсомольские активисты. Ответственный секретарь Кондинского (Нахрачинского) райкома комсомола Василий Пакин был одновременно заведующим райполитпросветом, райбиблиотекой и нардомом, руководителем политчиток.

В 1929 г. на Крайнем Севере Западной Сибири среди коренного населения работало 14 изб-читален, в т.ч. 4 мансийских и 2 хантыйских. Примером может служить руководимая комсомольцами Полноватская (хантыйская) изба-читальня Березовского района. С октября 1928 по апрель 1929 г. здесь было проведено 7 заседаний совета, 30 бесед, 28 докладов, 11 громких читок, 4 торжественных заседания, 7 спектаклей. Среди общего числа участников этих мероприятий 354 посещения приходится на комсомольцев. При избе-читальне работали политический, военный, краеведческий и кооперативный кружки, в которых постоянно занималось более 10 комсомольцев, велась справочная работа, было создано 3 красных уголках в соседних селениях, при помощи большого актива «устных корреспондентов» выпускалась стенгазета «Казымец». Выписывалось много периодических изданий: газеты «Правда», «Комсомольская правда», «Уральский рабочий», «Советский Север», «Голос рыбака», журналы «Лапоть», «Кузнецы», «Изба-читальня», «Делегатка», «Крестьянка», «Радиослушатель».

В рассматриваемый период среди основных форм культурно-массовой работы были также массовые инсценировки, устные газеты, пьесы на местные темы, вечера самодеятельности и конкурсы исполнителей, вечера вопросов и ответов, собрания и конференции по различным вопросам, интересующим молодежь. В Березовском районе каждая комсомольская ячейка ежемесячно проводила вечера молодежи с декламацией, песнями, плясками. Ячейка райцентра организовала два конкурса гармонистов и балалаечников. Молодежь коллективно выписала гармошку для избы-читальни. Этот популярный инструмент купили Шеркальская, Мало-Атлымская, Саранпаульская ячейки ВЛКСМ.

В 1924 году в Обдорске была создана самодеятельная группа «Синяя блуза». В репертуар группы вошли песни, пляски, иногда делалось художественное обозрение на местные темы. В 1925 году группа стала ставить пьесы. Работал в это время и хоровой кружок. Руководил им опытный, знающий человек. А вот в драматическом кружке до 1927 года руководителя не было. Все здесь создавалось коллективно, общими силами. В кружке были свои режиссеры, писатели, поэты.

Музыкальным оформлением заведовал гармонист М.С. Войцеховский (погиб в Отечественную войну под Сталинградом). Он же неплохо играл в пьесах. В 1926 году осуществили ряд постановок: «Женитьба» Н. Гоголя, «Свои люди — сочтемся» А. Островского, музыкальную антирелигиозную пьесу «На страшном суде» и ряд других.

В 1927 году в городе организовался клуб. Было выбрано правление, созданы кружки, в 1927-1928 годах поставили пьесы: «Яд» Луначарского, «Овод» по роману Войнич, «Не все коту масленица» А. Островского, «Дядя Ваня», «Предложение», «Юбилей» Чехова и ряд пьес современных авторов. «Синюю блузу» в то время сменила театрализованная «Живая газета».

Приведенные факты свидетельствуют о том, что формы культурно-просветительной работы среди молодежи стали более разнообразными и действенными, значительно расширилась география мероприятий, они проводились в самых отдаленных уголках тайги и тундры.

В рассматриваемый период наступательно и углубленно проводилась комсомольскими организациями антирелигиозная пропаганда. Комсомольцы Севера активно участвовали в организации союзов безбожников («СВБ»), в помещениях закрывшихся церквей открывали комсомольские клубы, красные уголки и избы-читальни. Комсомольцы села Кондинское Березовского района добились закрытия монастыря и национализации его имущества. Во время религиозных праздников молодежь собиралась на культурные вечера, собрания безбожников, где ставились антирелигиозные пьесы, проводились доклады о происхождении религиозных праздников, беседы на естественнонаучные темы, выпускались специальные номера стенных газет. На комсомольских собраниях слушались отчеты о проведении антирелигиозной пропаганды. Комсомольцы обсуждали «поповский интернационализм» (нападки на СССР международной клерикальной реакции).

К атеистической работе привлекались и дети. В постановлении Обдорского райбюро ЮП об участии в проведении трехмесячника по распространению «безбожной» литературы говорилось: «Пионерская организация, как боевая организация, не может мириться с религией, она должна объявить ей беспощадную борьбу, борьбу с религией надо проводить не только среди детей, но и среди взрослого населения, особенно среди своих родителей путем разъяснения и чтения безбожной литературы…»

Важнейшей задачей культурной революции по-прежнему оставалось повышение общеобразовательного уровня молодежи и, прежде всего, ликвидация неграмотности. Тобольский окружком РКСМ в марте 1924 г. доложил Уралобкому комсомола, что многие комсомольцы еще не умеют подписываться.

В августе 1924 г. Уральский обком РКСМ обязал комсомольские организации принять участие в проведении массовой кампании по борьбе с неграмотностью и в создании местных отделений обществ «Долой неграмотность!» (ОДН).

Комсомольцы выделяли своих представителей в ячейки ОДН, в комиссии по ликбезу, на районные конференции по ликвидации неграмотности. 26 декабря 1924 г. комсомольцы Севера отметили массовой однодневной кампанией «день пятилетия Декрета о ликбезе».

В конце 1924 г. Тобольский окружком партии принял постановление о более широком привлечении комсомольских организаций к проведению ликвидации неграмотности. Государство выделяло специальные средства. Например, Обдорский и Мужевский ликпункты на пять месяцев 1925 г. получили по 475 рублей, т.ч. 40 на учебники, 30 — на письменные принадлежности, 15 рублей — на керосин. Комсомольцы участвовали в организации новых пунктов ликбеза, выступали с докладами на собраниях граждан, призывая их учиться грамоте.

Активно вели агитацию за ликвидацию неграмотности комсомольцы Березовского района. В конце 1925 г. только в 11 ликпунктах Березовского района занималось 239 человек. Комсомольцы и молодежь самого отдаленного селения Саранпауль учились в школе-передвижке райкома партии. В райцентре и селе Кондинском (ныне п.Октябрьский) работали краткосрочные курсы и школы грамотности. Большой вклад в развитие народного образования в районе внес учитель комсомолец и кандидат партии организатор школы в селении Щекурья А.В. Голошубин. Он хорошо знал язык, пользовался авторитетом среди коренного населения.

В отчете по результатам обследования Обдорским райкомом Хэнской комсомольской ячейки от 10 июля 1926 г. сообщалось, что «в отношении ликвидации неграмотности ячейка продвинулась далеко вперед — неграмотных комсомольцев нет, за исключением недавно вступивших».

В январе 1927 г. повсеместно прошли выпуски учащихся ликпунктов, показательные вечера, агиткомпания по проведению нового набора. В 1927-1928 учебном году усилилась работа по общеобразовательному самообразованию молодежи. Только в Самаровском районе работало 5 кружков самообразования и 7 — общеобразовательных, где занималось более 100 молодых людей.

Количество учащихся в системе ликбеза постоянно росло. Самаровский райком партии обязал каждого грамотного комсомольца обучить по одному неграмотному. В ноябре 1928 г. в Обдорске начали обучение 210 неграмотных, в т.ч. 75 из коренных национальностей Севера.

Лучшие из ликпунктов превратились в стационарные национальные школы. Так возникла школа-трехлетка в селении Мулигорт. 26 октября 1928 г. «Учительская газета» писала, что эта «школа прочно пустила корни в народную остяцкую гущу и обеспечила свое существование и дальнейший рост остяцкой культуры». Увеличилось число ликпунктов в национальных поселках. Например, в 1928-29 гг. при Полноватской избе-читальне работало три ликпункта — в Полновате, Тугиянах и Ванзевате. Из 29 учащихся 26 были представителями коренных народов Севера.

Коренной перелом в работе по ликбезу произошел в Уральской области после выхода в мае 1929 г. постановления ЦК ВКП(б) «О работе по ликвидации неграмотности». В районах прошли слеты культармейцев, ударный двухнедельник по борьбе с неграмотностью, на места выехали опытные просвещенцы для оказания помощи в организации ликбеза.

Во многих районах «разверстка по ликбезу» была перевыполнена. В 1929 г. в Обдорском районе обучили 126 неграмотных при плане 50, в Сургутском — 116 при плане 70.

В 1930 г. Уральский обком ВЛКСМ отметил в числе лучших ячеек Севера по проведению ликбеза Обдорскую и Хэнскую. В 1929-1930 учебном году в Обдорске работала школа ликбеза для подростков с охватом 25 человек и 2 общеобразовательных кружка. На ликвидацию неграмотности среди коренного населения было направлено 15 комсомольцев, которые обучали 150 ненцев, хантов и коми. В Мужевской сельской чрезвычайной комиссии по ликбезу из 7 членов 4 были комсомольцы. 8 комсомольцев учились на педагогических курсах по ликбезу. Комсомольцы обучили 79 неграмотных не только в селе, но и окрестных национальных селениях (юртах). Летом 1930 г. 24 комсомольца-культармейца работали на рыболовецких промыслах.

В 1924 г. на территории Ханты-Мансийского округа было открыто 60 общеобразовательных школ, в т.ч. 56 начальных и 4 — второй ступени. Более 20 школ были по составу учащихся национальными. На территории Ямало-Ненецкого округа работало 6 школ, где обучалось 296 человек.

Комсомольцы оказывали большую помощь школе. Они руководили кружками, проводили беседы, читки, вечера вопросов и ответов. Новой формой работы стали съезды учащихся, на которых рассматривались вопросы: положение республики и комсомола; доклады ученических исполкомов и с мест; пионерское движение, отчеты кружков и уголков и др.

ЦК РКП(б) в специальном положении «О пионерском движении» (1925 г.) потребовал от парторганизаций усилить помощь комсомолу в работе среди детей национальных меньшинств. Были намечены меры по укреплению материальной базы пионерских отрядов, обеспечению их литературой, по подготовке кадров пионервожатых, определены задачи пионерорганизации в школе как инициатора всех общественных начинаний.

Летом 1925 г. в райцентрах впервые были организованы детские площадки. Программа работы с детьми включала «темы-комплексы »: охрана здоровья детей; лес; вода. Так называемая «внекомплексная» работа охватывала изучение текущего момента, экскурсии, ручной труд, дежурства, игры, эстетическое воспитание.

Райкомы и ячейки выделяли лучших комсомольцев для работы среди детей. С их участием проводились конференции пионеров и школьников с вопросом: «Задачи детского коммунистического движения», «детские недели», пионерские вечера, читки и беседы. Под руководством комсомольцев пионеры участвовали в подготовке и проведении массовых кампаний 1 Мая, памяти жертв ленского расстрела, «комсомольской пасхи», освобождения Урала от колчаковщины и др. Большую помощь оказывали пионеры и школьники избам-читальням в организации бесед, читок, оформлении ленинских уголков, уголков рыболова и охотника, стенных газет; участвовали в работе библиотеки и пункта ликвидации неграмотности, в антирелигиозной пропаганде и борьбе за здоровый быт.

Райкомы комсомола заботились о средствах на пионерскую работу, добивались выделения твердых сумм от всех хозяйственных, кооперативных, профсоюзных организаций. Например, Обдорскому отряду райком выделил на расходы первой необходимости 55 рублей, ячейка райцентра на вырученные от спектакля деньги купила пионерам костюмы. Комсомольцы Хэ подготовили с учениками спектакль, а на полученные деньги выписали пионерские издания. На выручку от концертов и спектаклей выписывались газеты «Всходы коммуны», «Пионер», журналы «Барабан», «Красный галстук» и другие издания. Одно из основных мест занимала работа пионеров в школе — участие в самоуправлении, выпуске стенной газеты, в различных комиссиях и кружках, помощь отстающим в учебе.

Комсомольцы Севера уделяли особое внимание росту влияния пионерских организаций в национальных школах, число которых постоянно росло. К концу 1927 г. на Обском Севере работало 19 хантыйских школ (с числом учащихся до 200 человек) и одна ненецкая, где училось 16 человек. В 1928 году в национальных школах Севера училось уже 311 детей. К 7 июня 1929 г. на Обском Севере работало 30 национальных школ 1 ступени — 22 хантыйских, 7 мансийских, одна ненецкая, в которых занималось 280 хантов, 180 манси и 20 ненцев. Было организовано 4 национальных интерната: Березовский, Сургутский (Угут), Кондинский (Карым) и Обдорский (Хальмер-Саде). Наряду со стационарными открывались кочевые и школы-передвижки. Однако процент охвата детей школой был невысок: русских 49,4, манси — 42, коми — 54, хантов — 10,5, ненцев — 0,01. Средний процент грамотности населения составлял 3,5 (у манси — 5,6, хантов — 5,2, ненцев — 0,6).

В конце 20-х годов организуются общеобразовательные школы промысловой молодежи. Одной из первых реорганизована в такую школу Обдорская семилетка. Основной уклон в ней был рыбоведческий, а подуклоны — охотоведческий, кооперативно-колхозный, оленеводческий и радиотехнический. Среди преподавателей два рыбоведа, зоотехник, радиооператор, кооператор и колхозник. Летом проводилась практика. Из 60 учащихся 20 хантов и 2 ненца.

Одновременно происходило приобщение молодежи Севера к высотам специальных и научных знаний. В октябре 1926 г. в Ленинграде открылся первый в мире рабфак северных народностей, — писала «Крестьянская газета». Среди первых рабфаковцев — комсомолка-ханты из Кондинского района Варвара Чешева. Всего при первом наборе училось 4 ханта, 2 манси и 2 ненца, а в следующем учебном году — уже 14 представителей коренных национальностей Обского Севера, в т.ч. 6 ненцев, 5 хантов, 2 манси и один коми. Комсомольские ячейки организовали подготовку молодежи к поступлению на рабфаки.

В 1925-1926 гг. в Ленинградский институт живых восточных языков, Воронежский и Томский университеты, Омский ветеринарный институт, Тобольские педагогический и ветеринарный техникумы и в другие учебные заведения страны было направлено 14 молодых северян из коренных народностей.

19 июня 1927 г. «Правда» сообщала, что коллегия Наркомпроса решила организовать в 1927-28 учебном году туземное подготовительное отделение для народов Севера при Тобольском педагогическом техникуме на 80 человек. Среди первых учащихся его было 5 молодых ненцев, 5 манси, 16 коми. Через год втехникуме училось уже 30 хантов, 5 манси, 5 ненцев и 15 коми. В 1927-1928 гг. стипендии учащимся этого отделения были увеличены с 12 руб.50 коп. до 15 руб.

В апреле 1928 года Тобольский комитет Севера ходатайствовал перед Сибкрайсевером о зачислении нижнеобской остячки Н. Собриной на медицинский факультет Томского университета. В августе 1930 года комитет предложил окрздравотделу продлить ее контрактацию за счет расходов местного бюджета на 1930-31 учебный год.

Как сообщала «Ленинградская правда», 8 ноября 1927 г. открылся первый в мире Северный факультет Института живых восточных языков. В числе его первых слушателей комсомолец-ханты из Березовского района В. Алачев и командированные из Обдорска ненцы — Ядне (имя неизвестно), 1907 года рождения и Иринарх Салиндер, 1904 года рождения. Некоторый свет на его биографию проливает документ, найденный среди прочих при ремонте здания Салехардской сберкассы. Это было заявление: «В Обдорский районный комитет РЛКСМ от гражданина села Обдорска Иринарха Александровича Салиндер. В настоящем заявлении прошу ячейку РЛКСМ принять меня в ряды Обдорского райкома РЛКСМ. Желаю получить образование и развитие, происхожу из инородцев, родители умерли в Тазовской тундре. Остался от них шести месяцев, затем привезли меня в Обдорск и воспитывался в инородческом пансионе и там был до совершеннолетия. Прошу в моей просьбе не отказать. К сему заявлению приписываюсь Салиндер 24 /2-26 года».

В декабре 1929 г. Северный факультет был преобразован в первый в мире Институт народов Севера. Среди первых 300 слушателей были представители 50 северных народностей, в т.ч. ненцы, ханты, манси. На основном четырехгодичном отделении (техникум) готовились специалисты советско-партийного, колхозно-кооперативного, индустриального, промыслового и культурного строительства. Кроме того, в институте был Северо-Азиатский семинар (вуз) с факультетами социально-экономическим и литературно-лингвистическим.

Приведенные факты — достаточно полное свидетельство большой заботы комсомольцев о повышении общеобразовательного уровня молодежи Севера.

Главной особенностью всей воспитательной работы комсомольских организаций Севера была необходимость приспособления ее форм и методов к запросам ранее забитой и отсталой молодежи коренных национальностей. Для изучения и обобщения опыта работы с национальной молодежью Тобольский окружком РЛКСМ в августе 1924 года специально выделил Березовскую районную комсомольскую организацию, объединяющую комсомольцев разных народностей: ханты, манси, ненцы, коми.

Березовские комсомольцы активно боролись с национальными предрассудками, ворожбой, жертвоприношениями, вели большую разъяснительную работу среди коренного населения. Так, комсомольцам Мулигорта удалось осенью 1924 г. убедить местных рыбаков и охотников в необходимости обучения детей грамоте.

В декабре 1924 г. газета «Северянин» писала, что из районов дальнего севера, Обдорского, Березовского и Сургутского, на областной учительский съезд командируются делегатами учащиеся-инородцы.

Вторая Тобольская окружная комсомольская конференция рассмотрела специальный вопрос «О работе среди инородческой молодежи». Конференция рекомендовала устанавливать дружеские отношения с молодежью коренных национальностей Севера, выдвигать молодежь в общественные организации, направлять на учебу, вести индивидуальную работу, прикреплять грамотных комсомольцев, а для этого — изучать языки народностей Севера. Впервые был поставлен вопрос об организации пансионов для учащихся национальных школ (прообраз интернатов). Окружком комсомола с помощью окружного комитета партии решил вопрос о выделении штатных комсомольских работников для работы среди национальной молодежи.

Осенью 1925 г. вопрос о работе среди национальной молодежи был включен в повестку дня районных комсомольских конференций. При отсутствии опыта, в трудных условиях кочевого образа жизни комсомольцы Севера искали «тонкий, осторожный подход к национальной массе, вели тяжелую упорную борьбу во имя освобождения и раскрепощения от векового гнета и рабства братьев националов дальнего Севера». Для общественно-политической работы комсомольцы выезжали с беседами в отдаленные юрты и стойбища, использовали не только избы-читальни и дома туземца, но и ярмарки, национальные съезды, массовые приезды кочевников на фактории.

Среди форм культурно-просветительной работы — демонстрация кинофильмов и диапозитивов через «волшебный фонарь», выставки плакатов, фотографий, картин, самодеятельные концерты и спектакли. Особым успехом пользовались национальные танцы, инсценировки на темы местной жизни на родном языке.

В труднейших условиях полярной тундры, с наиболее отсталой кочующей молодежью работала самая северная в Западной Сибири Обдорская комсомольская организация. В отчете за май-июнь 1924 г. райком РКСМ писал: «Райком видит опасность мещанского влияния на комсомольские массы, комсомольская организация в этом отношении сильна, самостоятельна и принципиальна. Есть полная гарантия, что комсомол в мещанском болоте не увязнет и под их влияние даже отдельные комсомольцы не попадут. Комсомол борется против мещанского влияния на беспартийную молодежь путем вовлечения их в культурную работу».

«Поднятие авторитета комсомола в лице общественной массы, приток новых сил, сочувствие национальной молодежи и улучшение общественно-политической работы» отметила в сентябре 1925 г. Ill Обдорская районная комсомольская конференция.

Подкреплением правильности этих выводов может служить резолюция собрания национальной молодежи села Мужи Обдорского района 28 февраля 1926 г.: «Пути, указанные комсомольской организацией, считать правильными. Молодежь будет помогать нашему авангарду в трудностях поднятия культуры. Беспартийная  молодежь просит ячейку РЛКСМ чаще устраивать собрания и беседы, готовить доклады политико-воспитательного характера, посредством чего молодежь поднимет свой уровень политпросвещения, чтобы скорее уничтожить в нашей деревне темноту и невежество».

В результате большой работы партийных и комсомольских организаций заметно вырос сельский национальный актив Севера. Количество ненцев-активистов увеличилось в 1925-1927 годах с 24 до 51, манси — с 19 до 31, ханты — со 180 до 207.

Однако проверка комсомольских организаций Обского Севера Уральским обкомом ВЛКСМ в 1928 г. показала, что в работе с национальной молодежью было еще много недостатков. Так, в Обдорском районе русского населения было всего 4 процента, а среди комсомольцев — 51,4; коми — соответственно 14 и 34,4; ханты — 19 и 4,8; ненцев — 57 и 8,5.

Поэтому в 1929-1930 гг. была усилена политическая и культурно-воспитательная работа среди молодежи коренных народностей, в программу политучебы было включено изучение национального вопроса, решались задачи повышения политической сознательности и общей культуры, полного охвата национальной молодежи культурно-просветительными мероприятиями, разъяснительная работа велась на родных языках, непосредственно на местах промысла, в тайге и тундре.

В 1929 г. на Обском Севере специально для коренного населения было открыто 5 изб-читален, 6 красных уголков, 2 Дома народов Севера. Новое содержание получила атеистическая работа среди молодежи коренных народностей: антирелигиозные радиопередачи, развенчивание шаманов путем показа их бессилия в противоположность успешному лечению у врачей, большое значение здесь имело появление радио, кино, электричества.

28 декабря 1929 г. газета «Правда» писала, что ЦК ВКП(б) получил телеграфное сообщение из Березово об открытии первых за все время существования советской власти курсов по подготовке партийно-советских и общественных работников из туземцев Тобольского Севера. На курсах училось 26 хантов, 19 ненцев, в т.ч. 7 женщин. В 1930-1931 учебном году на трех отделениях этих курсов занималось 13 комсомольцев.

Неотъемлемой частью ленинской национальной политики была работа среди женщин. Комсомольцы Севера стали верными помощниками коммунистической партии в ее проведении. Комсомольцы боролись с многочисленными предрассудками, определяющими пренебрежительное отношение к женщине (калым, многоженство, ранние браки, разделение работы на «мужскую» и «женскую», запреты прикасаться к предметам мужских занятий и т.п.) Среди форм работы — «красные посиделки», кружки по домоводству и рукоделию, обсуждение на комсомольских собраниях и пленумах вопросов о работе среди девушек, подготовка актива, разъяснение советских законов о равноправии женщин. Ранее бесправные девушки-северянки освобождались от родительского гнета, шли в клубы, кружки самодеятельности, вступали в комсомол.

Комсомольские ячейки вместе с коммунистами руководили женскими делегатскими собраниями. В селе Кондинском Березовского района комсомольцы с помощью партийной организации создали в январе 1925 г. делегатское собрание и выдвинули его председателем комсомолку с 1920 г. Сусанну Ускову. За 9 месяцев в эту организацию вступила 31 женщина, в основном из бедняцкой молодежи. Одна делегатка была подготовлена и принята в партию, 6 — стали комсомолками, 8 — членами профсоюза, 8 — поступили на работу в советско-хозяйственные органы.

Регулярно, дважды в месяц, здесь проводились делегатские собрания, где женщины и девушки изучали политграмоту, задачи женского движения, слушали лекции и доклады. Большое внимание уделялось общеобразовательной учебе. 8 девушек за указанное время получили начальное образование, 10 — учились во втором классе и столько же — в ликпункте. В декабре 1925 г. делегатское собрание обсудило вопрос о ликвидации неграмотности и обратилось в сельский Совет с просьбой открыть ликпункты во всех окрестных деревнях.

Всего по Березовскому району к началу 1926 г. количество девушек-комсомолок увеличилось на 12 процентов. 3 девушки были избраны членами и кандидатами бюро райкома комсомола, 2 — направлены работать избачами. Через год девушки составляли почти третью часть районной организации. В Самаровской районной комсомольской организации количество девушек увеличилось за 1926 г. на 12 процентов и составляло более четверти организации. В 4 делегатских собраниях района состояло 32 девушки. Обдорский райком ВЛКСМ обсудил вопрос о работе среди девушек на пленуме и принял активное участие в проведении районного съезда (конференции) женщин.

В 1929 г. в Березово была созвана первая межрайонная конференция женщин-туземок Севера. Среди 40 делегаток были молодые девушки и комсомолки. Конференция приветствовала мероприятия партии и правительства по улучшению материального и культурного уровня малых народностей Севера.

17-20 января 1930 г. в ЦК ВКП(б) состоялось совещание женщин народов Севера, обсудившее задачи партии и правительства в области работы среди женщин. Совещание отразило растущее влияние советского строя среди широких масс самой отсталой части населения Севера — женщин. Оно помогло выявить слабые стороны и усилить работу по улучшению труда и быта женщин народов Севера. Участниц совещания принял М.И. Калинин. На памятной фотографии рядом со всесоюзным старостой одна из первых комсомолок Обдорска А.В. Канева.

Одновременно с проведением в жизнь ленинской национальной политики комсомольские организации Севера усиливали интернациональное воспитание молодежи. В 1924 году все северные комсомольские ячейки участвовали в кампании помощи германскому комсомолу. Из Обдорска было послано 117 тысяч рублей, из Сургута — 39 облигаций, 9 пудов хлеба, 17 беличьих шкурок и три золотых червонца. Комсомольцы Кушевата прослушали доклад «Какое дело русскому крестьянину до Германской революции» и собрали в помощь германскому комсомолу 100 рублей и 5 пудов рыбы. Молодежь заполярного рыболовецкого промысла Паули оформила подписной лист на 19 пудов 39 фунтов рыбы.

В июне 1924 г. комсомольцы Самарово организовали в народном доме вечер по случаю 10-летия начала мировой войны и выступили с «рассказами об ужасах империалистической бойни».

Интернациональное значение придавалось и новым советским обрядам (октябрины, комсомольские свадьбы). Так, 26 августа 1925 г. в Хэнскую ячейку поступило заявление от местного жителя Кияновского с просьбой о шефстве над новорожденной дочерью. Бюро постановило: заявление принять к сведению, взять шефство и дать подшефной имя Роза в честь Розы Люксембург.

Комсомольцы Обского Севера состояли членами МОПР (международная организация помощи борцам революции), платили особые взносы — «интернациональный пятак», вели переписку с комсомольцами зарубежных стран. Летом 1927 г. комсомольские организации включились во всесоюзную кампанию сбора средств в фонд «Наш ответ Чемберлену». Комсомольцы обсуждали положение в Англии и Польше, проводили платные концерты и спектакли, устраивали вечера молодежи.

Ежегодно отмечались Антивоенный день (1 августа) и годовщина КИМа. Комсомольцы Обдорска заслушав на собрании доклад об истории юношеского движения, записали в резолюции: «МЫ — коммунистическая молодежь Советского Союза дальнего Севера — клянемся не свихнуться с пути пролетарской революции. Под знаменем ленинизма и под твердым руководством Коммунистического интернационала молодежи и III Коминтерна пойдем до намеченной желаемой цели мировой революции и коммунизма. Да здравствует КИМ — мировой штаб борющейся пролетарской молодежи!»

На собраниях комсомольских ячеек ставились вопросы: «О значении КИМа», «О движении молодежи в России и на Западе», «О движении молодежи в мировом масштабе», «О международном положении», «Об интернациональном воспитании молодежи». Комсомольцев «прикрепляли» к отдельным странам — следить в течение месяца за событиями по газетам и рассказывать затем на собраниях.

В общем комплексе политико-массовой и культурно-просветительной работы комсомольских организаций воспитание молодежи в духе единства национальных и интернациональных задач занимало видное место.

Более разнообразной стала военно-спортивная работа среди молодежи. В 1924 г. активно прошла кампания помощи Балтийскому флоту. Только комсомольцы Сургута собрали 30 беличьих шкурок, 61 аршин материи, 1 платок. Вопросы помощи флоту обсуждались на собраниях ячеек, создавались шефские комиссии, ставились спектакли в пользу флота, собиралась «шефская копейка», велась переписка с экипажами военных кораблей.

В 1925-1926 гг. проведена большая работа по подготовке молодежи к службе в армии, комсомольские организации выделяли политруков на призывные пункты, готовили казармы, подбирали литературу, создавали столы справок, проводили консультации, экскурсии, массовые спортивные выступления. В ячейках открывались военные уголки, велась переписка с красноармейцами.

Комсомольцы в массовом порядке вступали в оборонные общества — Доброхим, Общество друзей воздушного флота (ОДВФ), Авиахим, Осоавиахим.

В 1927-1929 гг. оборонно-спортивную работу среди молодежи возглавили образованные при комитетах ВЛКСМ военно-физкультурные комиссии и организаторы военно-физкультурной работы при комсомольских ячейках. Комсомольцы Севера изучали историю Красной Армии, проводили военные игры, создавали кружки военных организаторов и стрелков.

Например, в селе Кондинском Березовского района комсомольцы сами приобрели мелкокалиберные винтовки. Каждый комсомолец отчислил в фонд обороны по 2 процента месячного заработка. Организаторами оборонной работы были бывшие красноармейцы комсомольцы Воротников, Слободсков, Буторин, Проскуряков. В Самарово, Березово и Обдорске практиковались торжественные проводы призывников в РККА, военные походы и вылазки.

Военное воспитание связывалось с физкультурой — проводились занятия спортивных секций, спортивные вечера, соревнования по легкой атлетике, гребле, борьбе, футболу. Так, президиум Сургутского райисполкома, обсуждая отчет о работе райсовета физкультуры, отметил «значительный подъем интереса молодежи к физкультуре».

В план физкультурного кружка Обдорской школы промысловой молодежи на декабрь 1930 г. были включены спортивные игры, волейбол, вылазки на лыжах, настольный теннис, общая физподготовка, беседы врача и контрольное занятие по прыжкам.

В 1930 г. в Обдорске было пять спортивных кружков, где занималось 198 человек. В межсоюзном кружке весь состав (32 человека) был комсомольским. В колхозном спорткружке из 72 участников было 14 комсомольцев и 60 процентов составляли девушки-коми. За год число физкультурников увеличилось более чем вдвое, в т.ч. девушек — на 75 человек, молодежи из коренных национальностей — на 70 человек.

В 1930 г. комсомольские организации Севера внесли свой вклад в строительство дирижаблей «Клим Ворошилов», «Осоавиахим», «Правда» под лозунгом: «Каждый комсомолец вносит не менее двух рублей!» В пользу авиации проводились субботники, платные концерты и спектакли. Был проведен специальный месячник «Лошади для обороны».

Организационно-политическое укрепление комсомольских организаций, трудовая закалка молодежи позволили в 20-е годы развернуть разностороннюю и плодотворную работу по коммунистическому воспитанию молодежи. В это время сложилась система политического просвещения и марксистско-ленинского образования молодежи. Повышение общеобразовательного уровня шло не только путем ликвидации неграмотности, но впервые в истории молодежь северных народностей стала получать среднее и высшее образование в специальных учебных заведениях. Разнообразнее стали формы оборонно-спортивной и культурно-просветительной работы. В тайге и тундре появились новые, более действенные очаги культуры: культбазы и красные чумы, радио- и киноустановки. В активную общественно-политическую жизнь стали широко вовлекаться национальная и женская молодежь, пионеры и школьники.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика