Березовский дневник

Н.Л. Скалозубов

20 марта 1906 приехал в Березов, отвели квартиру в д. Шаховой…

26 марта. Казымские остяки в Березове из Сухих юрт, Сорым-юрт… У них куплены две куженьки за 10 коп.

27 марта. С Э.И. Пугачевским разговор о заморе. Местами жители применяют такой прием для лова рыбы. Во время замора рыба стремится к живцам — местам, где из горы бьют ключи, или в устья речек. В этих местах рыбы скопляется такое громадное количество, что от теплоты [их] тел лед тает и рыбу можно прямо вычерпывать. В это время на нее охотятся лисицы. Ищут такие места и люди. Но часто влияние речек и ключей распространяется на более или менее значительное пространство, и рыба не скучивается в одном месте. Чтобы заставить ее скучиться, промышленники прекращают свободный доступ свежей воды в реку, устраивая ряд плотин вколачиванием жердей в две стены поперек устья и с засыпкой промежутка их землей.

28 марта. Никита Аристархов Батманов, зырянин грамотный, дававший некоторые сведения по языку Якобию. Филипп Иванов Онуфриев, зырянин, тоже грамотный.

29 марта. Остяки на оленях откуда-то с прогулки в мешках везут белую для печей глину.

Зимой, как слышал врач М. В. Малинин, иногда со снегом падает красный песок. Полосы кремового цвета на снегу обратили на себя мое внимание. Не водоросли ли это?

В полицейском управлении оказались посемейные списки, новые для всего уезда. Я решил при содействии ссыльных товарищей их обработать. Составил формы.

6 апреля. Вчера собрание коммуны, кончившееся расколом. Баллотировался вопрос, допускать ли личное знакомство с полицией членов коммуны? Пять голосов, я в том числе, высказались против. Выхожу из организации.

7 апреля. Пятница Святой недели у священника Георгия Ивановича Поникаровского. Жители Березова ранее были богаче, очень многие имели крытые лодки, плавали на промысла. Опустошительные пожары разорили народ, он лишился кредита и спустился со степени самостоятельного. Сохранилось немного богачей — Добровольский, Нижегородцев, Корепанов. Огородничество жалкое. Но местные обыватели и не чувствуют в овощах потребности, удивляются, как это приезжие скучают о картофеле, капусте. Тем не менее если бы кто занялся огородничеством и сумел в особых непромерзающих погребах сохранить овощи до Великого поста и весны, когда все продукты, запасенные с пароходов, истощаются, то нашел бы им сбыт. В Полновате (на Казыме) новый священник из простых людей занялся огородничеством, прекрасно родится репа. Он раздавал ее казымским остякам и велел варить в котле и есть. Кушанье так понравилось, что сразу возник спрос на репу. С таким же успехом, вероятно, пойдет и морковь. К пище местное русское население очень невзыскательно. Хлопот лишних не любит, предпочитает всему сырую мороженую рыбу с чаем и хлебом. Квасов не делают, пьют воду. В лесу, если негде достать воды, собирают и едят водяницу — она утоляет жажду.

В Ишимском уезде крестьяне примечают, когда появилась на снегу вошь — снег быстро растает. 6 апреля на левом берегу Вогулки на снегу я заметил массу подур. Но при пасмурной погоде их уже не оказалось, попадали лишь одиночно, а вчера в негустых местах я насчитывал 30 и более штук на 1 квадратную четверть.

9 апреля. По Вогулке в 3/4 версты от города три остяцких юрты. Говорили с хозяином одной — пришел давно с Сосьвы. Никаких угодий здесь не имеет, за место платит по 1 руб. в год в Казымскую управу писарю Едренкину. Податей сходит ныне 11 руб. 50 коп. с души, а прежде было 8 и 9 руб. Скота, кроме двух собак ездовых, не имеют. Бедность.

Женщины умеют делать обувь и платье из оленины, плести ковры из травы, старик делает из дерева ножны и ложки. Последние охотно покупают самоеды, за 4 штуки пару пимов дают. К сожалению, не через кого эту мену производить. Купцы не дадут того, что получат в обмен. Вотлиб делают и из тала, и из сосны, и из березы.

13 апреля. Встретился с Кузьмой Ларионовичем Курьи Ножки. Причиной обеднения Березова ставит наплыв промышленников в низовья Оби, которые своими неводами задерживают всего сырка, при подъеме его (вонзь). Березовцы на осетра не охотятся, он идет стрежнем глубоко. Сырок рыба маленькая, он жмется к мелким местам. Поэтому длинными неводами его легко перехватить. На Ляпине осенью вылавливается масса сырковой икры (до 700 пуд., кроме того, что съедят). Благодаря заграждениям рыбе не дают покойно сложить икру там, где это ей удобно, поэтому и невыловленная икра, вероятно, массой погибает.

Крупные промышленники не позволяют с ними конкурировать мелким: они везут прямо на север товары и раздают их инородцам по цене более низкой, чем мелким промышленникам в Березове.

Вчера Ф.Н. Рожковский готовил на озере шалаш для битья уток. По местному праву охота на уток на известном озере принадлежит первому, выстроившему здесь шалаш.

Сегодня на озере близ кладбища Курьи Ножки уже убил утку. Озерко это летом высыхает.

У зырянина Никиты Аристарховича Батманова. Старики вышли из-под Ижмы — 400 верст от моря. Там тесно стало, хлеб негде сеять, все болота. Живут там зыряне справно, хорошие дома, все ремесленники, оленей водят. Русских мало, говорят только по-зырянски; по-русски здесь учились. Косят там горбушей. Здесь живут по паспортам — в мещане не принимают и угодий не дают. Солдат ставят по месту родины. Здесь разными работами занимаются — плотники, коров держат, рыбачат. Оригинального рисунка чулки шерстяные; кроме естественной белой и черной шерсти употребляют крашенную в желтый и коричневый цвет. Для желтого цвета идет трава… в ее отваре варится шерсть в желтый цвет.

У женщин хранятся и употребляются старые костюмы, сарафаны, кокошники. Лица очень красивые. Зырянских девушек охотно берут в жены русские — они скромны и очень работящи. В Березове зырян до 30 семей.

У Григория Васильевича Кузьмина. Отец его был инородческим писарем в Сартынье. Сын вырос среди инородцев, кончил уездное училище, а затем все на охоте, рыбной ловле, с оленями. Сообщаемся. Много интересных подробностей о местной промышленной жизни.

Начало промысловому лову мелкой сосьвинской сельди положил Сибиряков, объявивший за нее цену 3 руб. и приславший бочонки. Обладал средствами и рисковал, принимал рыбу и всюду ее отправлял, пока к товару этому не присмотрелись. Развилось дело, которое в настоящее время кормит березовцев. До сего сельдь инородцы употребляли на юколу — сушеную для своего употребления. Теперь эта ценная рыба продается, на юколу идет язь. Сельдь очень жирна и вкусна. Монополисты рыбники-пароходчики устанавливают цену не по возможности сбыта, а по улову, понижая ее произвольно при богатом улове. Нынче Голев-Лебедев выручил всех, назначив цену 3 руб. 50 коп. пуд, а рыбники требовали скинуть еще и с 2 руб.

Отчего Березов обеднел? Прежде город служил торговым центром; сюда стекались инородцы со всего Севера, т.к. только здесь можно было достать и купить что нужно. Конечно, инородцев эксплуатировали и жить было можно. Очень многие имели свои каюки и вели самостоятельно рыбное дело. Постепенно, однако, торговые пункты распространились по району, торговля появилась в Обдорске, Мужах, Сартынье и др. местах. Источник доходов иссяк, и жители целиком очутились в кабальной зависимости от тобольских рыбопромышленников, которые снабжали их товаром и всем необходимым для организации промыслов, но зато требовали расчета не деньгами, а рыбой по той цене, какую сами установят. Цена эта назначается смотря по улову такая, чтобы совершенно промышленников не разорить, но и не оставить им ничего лишнего. Неблагоприятные по улову годы, не позволяющие рассчитаться с кредиторами рыбой, запутывали промышленников в их сети. Выхода не было. Даже и вольные работники выхода не имели. Попробовал раз С. П. Шахов не согласиться на предложенную цену за сельдь и погрузил ее на борт парохода рыбопромышленника, тот взял, довез, но затем потребовал за провоз по 1 руб. с пуда! В бойкое время, когда снаряжаются артели на промысел, денег достать решительно неоткуда. Кузьмин приводил случаи, когда ему, чтобы рассчитаться к сроку, пришлось отдать серебряное блюдо, стоящее 150 руб., за 50 руб., за 200 руб. на 2 месяца уплатить процентов 60 руб. При таких условиях, конечно, до крайности трудно вести дело. Необходим организованный кредит. Оборот капитала в этом деле требует не менее 1 года. Но при организации кредита приходится считаться еще с очень важным обстоятельством. Рыбное дело — дело совершенно верное, если его рассматривать в более или менее продолжительный период. Но по отдельным годам успех лова бывает очень неодинаков — все зависит и все определяется состоянием воды. Промышленник весной все приготовил для промысла: снасти, рабочих, ждет начала работ. Время приходит, а вода так высока, что лов делается невозможным.

Приходится ждать осени — второго сезона, но и осень может быть различна, может благоприятствовать и неблагоприятствовать лову. Поэтому нередки годы, когда даже затраты на снаряжение промысла не окупаются. Очевидно, и кредит должен с этим считаться. Теперь, как ни безжалостен тобольский рыбопромышленник, но в это время он все-таки щадит своего поставщика, не зорит его, т. к. это не в его выгодах. Неумолимое требование расчета в это время свело бы на нет все благодеяние кредита. Необходимо, чтобы кредитное учреждение было устроено в Березове, чтобы на периоды, когда всякое сообщение с Тобольском прерывается, здесь был запас денег. Если некоторые пытаются кредитоваться в Тобольском отделении Гос. банка, то встречают противодействие со стороны членов учетного комитета, из которых некоторые сами ведут дела на Севере и. не допускают, туда конкурентов.

Кузьмин является резким противником мнения, что на количество рыбы, на успех лова ее влияют способы и приемы этого лова. Природа производит рыбу, и природа ее губит, а не человек. При необъятности водных пространств и редкости населения человек не в состоянии ни уменьшить заметно количество рыбы, ни воспрепятствовать ее ходу. Вот, например, говорят: сора нельзя загораживать. Но, во-первых, годных для загораживания соров по удобству устья ничтожная часть, во-вторых, для этого употребляется трехперстная мочальная мережа, свободно пропускающая всю молодь, в-третьих, наконец, и запоры вещь настолько сложная, что далеко не всегда и лишь при строгом неослабном наблюдении удается удержать рыбу, которая пользуется всяким случайным крупным отверстием, чтобы выйти. Замечено, что часто, становясь хвостом к подошве мережи, она действует им как рулем, пробивает отверстие в иле и уходит. Необходимо также благоприятное стояние воды; если вода поднимается, заграждение оказывается бесполезным.

Почему в большую воду нельзя или трудно добыть рыбу? В нормальные годы поднимающаяся вода затопляет соры, из которых каждый представляет собою большую плоскую впадину, неглубокую, с рукавом, соединяющим ее с рекой. Сюда заходит рыба пастись. Дно сора покрыто «мураком» — невысокой зеленой мелкой травой. Дерно плотное. Илу нет, так что и при погоде вода так прозрачна, что видно дно. Главную пищу рыбы составляет, видимо, эта трава, которую она щиплет, стрижет. Потом настриженные кусочки травы массами прибиваются к берегам. Когда вода дрогнет и пойдет на убыль, рыба быстро собирается и уходит. Когда сор обсыхает, дно его покрыто зеленым калом рыбы. В сорах ловят сетями, которые на тетивах опускают, и гуляющая рыба в них запутывается. Края соров — веретья — летом покрываются высоким пырьем, сам же сор все время покрыт мелкой травой. Она местами «руном» отделяется от земли. Если это «руно» высушить, то им хорошо обертывать голые ноги перед одеванием бродней, оно прекрасно предохраняет ногу от холода. Вообще, мелкое измятое руками сено идет для этой цели. Завертывают слоем его голые ноги, сверху онучи, потом бродни, и ноги зябнуть не будут. В годы высокого стояния воды, когда и берега соров затоплены, лов бывает неудачен, т. к., во-первых, погода препятствует постановке сетей; во-вторых, рыба широко расходится, и в каждом данном месте ее трудней поймать; в-третьих, течение, быстреть воды не позволяет ставить сети. Поэтому при высоком стоянии воды добывается лишь ничтожное количество рыбы.

Почему мелкие сельдяные сети не вредны для молоди прочей рыбы? При ловле днем молодь в сети не попадает; при ночном лове действительно масса ее попадает в мотню, но очень простой прием существует, чтобы освободить молодь, отделить ее от сельди. Мотню на короткое время выбрасывают на берег, потом в воду на мелкое место и мотню открывают: сельдь очень нежна, она на воздухе быстро засыпает и при вторичном погружении в воду вся всплывает вверх — ее счерпывают, молодь же другой рыбы быстро оправляется и уходит.

Правый, высокий берег Сосвы, Оби — материк, левый, низменный, где вода в высокие воды разливается на 70 верст, — луговой, или «войта». Высокие бугры на болотах, поросших мелкой сосной, на которых растет олений мох, называют хамзы.

Перевесы играют громадную роль в обиходе березовцев. Весною наступает до начала рыбного сезона в мае пустое время, рыба не ловится, мяса достать трудно, цена его возрастает иногда до 5 руб. пуд. Естественно воспользоваться перелетом птиц к северу, чтобы заготовить для своих домашних потребностей вкусного мяса. Этой цели служат перевесы. Для постановки их делают просеки в материке в лесах, в войте в тальниках. Просеки эти делаются сажени в 24 ручных шириною по направлению к N и NW. Пользуясь выдающимися по высоте деревьями по краю просеки, к вершинам их привязывают шесты с блоками на вершинах, на этих блоках перевешивается сеть, перегораживающая просеку поперек. Днем птицы (утки) отдыхают на озерках, образовавшихся от таяния снега; в 12 часов ночи (по другим [свидетельствам], до 12, а с 12 до двух утихает) начинается лет, птица массами поднимается, с шумом, криком, высоко над лесом, но часть- — отдельные небольшие стайки — поднимаясь, встречают просеки и направляются по ним, ударяясь в растянутые сети, которые при этом быстро опускаются, запутывая их в свои петли. Птицу быстро вынимают и надкусывают зубами затылки у шейки. Лову благоприятствуют ночи теплые, когда небо на горизонте покрыто облаками, заслоняющими лучи зари. При ясном небе птица видит сети и не долетает до них. Попадают в. сети не только утки, летящие с юга, но часто и гуляющие, возвращающиеся по просеке назад. Возле Березова около 100 просек. Просеки эти очень легко испортить — стоит срубить деревья, служащие для подвязывания шестов, стоит начать вблизи их рубку леса на дрова, например. Если есть две просеки, то часто заложение третьей между ними уже портит обе первых, и все три оказываются негодными. Т.к. мещане Березова пользуются угодьями в казачьих землях на неопределенных правах и лесное ведомство пытается приучить их к попенной оплате за лес, то и просеки для перевесов оказываются как бы в ведении казны, и лесничий при помощи лесника может делать те или иные распоряжения, которые могут отразиться на успешности лова неблагоприятно. Хорошо еще, что ныне сам лесник заинтересован в этих перевесах. Поэтому-то на совещании о нуждах березовцы и указывали на необходимость признания важности просек для промысла и на охранении их законом от умышленной порчи. Лет уток продолжается около 10—14 дней, но самый сильный лов дня два.

На Оби и Сосве метляк падает два раза. Первый — черный, мелкий «вонжевой»— в июле, второй — белый, большой — в конце августа и сентябре; его ест язь, а т.к. он прибивается водой к берегу, то и язь в это время по ночам около берегов хорошо ловится.

Город Березов состоит из жителей трех категорий — казаков, мещан и зырян. Казакам подтверждены их права на владение землею, которою они пользовались. С этой целью около города Овешковым обойдено пространство на 20 верст в квадрате, но межи эти не утверждены еще. Так как фактически мещане и казаки пользовались угодьями всегда вместе, то возникает недоразумение, как же будут пользоваться землею и водами мещане? Казаки уже начали требовать от них арендных денег. Зыряне, как живущие по паспортам, совсем не имеют доли в угодьях.

В Березове два оленевода — Добровольский и Кузьмин.

Различают две разности оленей — избных, с одной стороны, и тундренных и уральских — с другой, а кроме того, лесных, или диких. Избной олень пасется около юрт, от комара, овода бежит на курево, поэтому он не так чист, шерсть закопчена дымом. Тундренной и уральский белы как снег, лесной серого цвета, среди них нет ни черных, ни белых, ни пестрых, туловище тоньше. Северный тундренной олень меньше и уральского, и избного. Тогда как на малицу избного неплюя и уральского идет 4 шкуры, обдорского — 5. Несколько отличен олень на Лозьве, он похож на лесного, серый, но крупнее его.

Работают олени до 13—15 лет. Теление начинается с 23 апреля, средина теления — 9 мая.

Самец оленя называется хар, кастрированный — быком, или хопт, самка — важенка (по-сосвински, невисами), однолетний олень — пешка, или пазы, двухлетний самец — сурди хар, двухлетняя самка — сурди.

Рога у самцов сваливаются к весне, у важенки отпадают, когда она отелится. Самка носит плод около 9 месяцев.

В течение зимы олени под Березовом пасутся, служа для езды, в первой половине марта они формируются в стада и угоняются на Урал. Стадо вверяется опытному пастуху, лучшими считаются самоеды, затем зыряне и, наконец, остяки. За этот летний пастбищный сезон пастух получает по 60 коп. с головы. На всем своем. При перекочевках впереди стада пастух едет в нарте, олени идут за ним. Достигая удобного для пастьбы места, пастух ставит чум, а олени разбредаются по пастбищу. Главную пищу оленя составляет олений мох, ест олень также древесный мох, осенью на сорах — траву мурок. Избные олени привыкают ко всякой пище, едят помои, рыбу. Уральские или тундренные к этому корму не прикоснутся. Но особенно падки олени, на несчастье пастухов, на грибы березовики (необходимо иметь в виду, что грибами называют лишь грибы трубчатые, пластиночные носят свои названия — грузди и проч.); особенно много остается грибов под снегом, когда осенью ударят морозы и падает снег, так что грибы не успевают сгнить. Эти грибы олень чует под снегом, стадо разбегается широко, и собрать его бывает очень трудно. Когда пастух видит, что место истоптано, он собирает стадо и покидает чугор — так называется это использованное оленями пастбище; по-остяцки оно называется «сали-сярык». Как же собрать стадо оленей, иногда состоящее из 600—1000 голов, когда оно разбредется по пастбищу? Для этой цели пастуху незаменимую службу служит собака. Пастух налегке на нарте окружает чугор, стараясь охватить объездом все пространство, занятое оленями, чтобы ни один не остался за этой линией. Когда это сделано, в середину стада пускается собака, которая громким лаем пугает оленей; они бросаются по направлению, указанному выступившей вперед нартой пастуха. Нередко группа оленей отбивается от стада в поисках грибов или по другому случаю; по Небрежности пастух не заметит этого и пересечет след — тогда эти олени остаются и приходится возвращаться на чугор, вновь объезжать его.

Очень дорого ценятся оленеводами быки, имеющие способность уводить с собою таких отбившихся оленей и присоединять их к стаду. Стоит такого быка оставить на чугоре, и пастух спокоен, на следующий день он возвратится в стадо с отбившимися. Такой бык ценится до 100 руб.

Цель отгона оленей на Урал, между прочим, заключается в том, чтобы защитить их от овода и комара. К этому времени стада уже на горах, где в лощинах лежит снег. Спасаясь от комара и овода, олени забираются в снег. Находящиеся внутри погружаются в снег, а крайние начинают бегать кругом их, неподвижный холодный воздух приходит в движение, разгоняет комаров, которые поднимаются кверху и облаком носятся над оленями. Когда крайние устанут бегать, они ложатся внутри круга, а отдохнувшие начинают кружиться.

Т.к. отел застигает оленей при перекочевках, то самкам приходится беречь телят от непогоды, буранов. Старые это делают искусно, молодые же часто не умеют защитить теленка от холода, и он погибает. Шкурка, снятая с новорожденного оленя, называется «пешкою», а с теленка меньше года — «неплюем».

У Кузьмина в стаде из 180 голов 70 важенок, 60 быков, остальные — молодые олени — «мань сали». Один самец покрывает 50 — 60 самок.

Хороший хозяин, равно как и пастух, знает каждого оленя. Каждому оленю дается имя — название какой-нибудь вещи. Составляется опись стада, именник. По этому именнику и принимается от пастуха стадо. Чтобы отделить из стада оленей данного хозяина, арканом ловят их по одному, сваливают и связывают им по паре ноги (переднюю и заднюю), и когда все олени одного хозяина перевязаны, остальные угоняются, а тогда и связанным дают свободу. Метки кладут на ушах надрезами.

Врагами оленей являются волк и медведь, особенно первый, затем болезни, чаще всего копытная. Между копытами — язвы, нога опухает, и олень погибает. Реже, но зато гораздо опустошительнее холеры — «худая болезнь». Олень вдруг останавливается, распухает и падает. Оленеводами овладевает паника, единственное средство — бежать от места, где застигла зараза, бежать через воду. На Лозьве и Сосве холеры не бывало. Наконец, третьей болезнью, сравнительно редкою, является сбрасывание ногтя — копыта сходят, олень лишается возможности передвигаться. Если бы не эти опустошительные болезни, то оленеводство могло бы сильно развиться.

Интересен способ передвижения грузов на оленях из Сартыньи на Никито-Ивдель. В попутных юртах останавливаться со стадом оленей нельзя, для ночлега выбирается хорошее место для пастьбы. Распустив оленей, провожатые груза устраиваются на ночлег, раскладывают костер, кипятят в котле чай. Закусывают строганым мороженым мясом. Для спанья набрасывают веток и около костра ложатся. Ночью несколько раз приходится вскакивать и согревать себя движением и работой. Остяки рекомендуют такой прием одевания на ночь, чтобы было тепло. Они совершенно догола раздеваются, из гуся делают род мешка, затягивают шнурком отверстие чепчика, кладут гусь на землю и залезают в него ногами вперед так, чтобы подолом можно было с головой закрыться. Под голову кладут полено. Т.к. длина гуся меньше роста человека, то приходится лежать в нем скорчившись. Холод совершенно не берет. Г. В. Кузьмин это испытал и теперь иначе и не ночует на морозе.

Теперь мне понятно значение меховых мешков, которые я видел в Красноярском музее. Охотники на лося отправляются на лыжах в одном суконном гусе, а им приходится подряд несколько ночей проводить на морозе. Они ложатся на ночь около костра и в течение ночи то и дело ворочаются к огню то одной, то другой стороной. Лучше костра приспособление для более равномерного горения; на хворост кладутся два дерева, одно на другое, между ними растопка. Когда костер разгорится, огонь охватывает деревья и в том месте, где положена растопка. Близость деревьев не позволит гореть им пламенем, они в месте соприкосновения будут гореть медленно и отдавать тепло равномерно…

Из оленьего рога приготовляется прекрасный, очень прочный клей. Им остяки склеивают свои шесты для управления оленями. Для приготовления клея куски варятся в котле.

15 апреля. Березов. Очень тепло. Через Сосву и Вогулку переправляться можно с трудом, вода прибывает. На кладбище в снеговой воде и рядом на снегу очень много мелких жуков-хищников. Появились муравьи, крупные мясные мухи.

16 апреля. Клей этот не разбухает от воды и столь крепок, что склеенная им вещь легче изломается в свежем месте, чем в месте склейки.

Кости оленя иногда приберегаются на случай голодных годов, их толкут и варят с мукой в «бурдуке».

Из черемухи на Сосве женщины делают лепешки размером в 1 четверть в диаметре, высушивают их и едят как лакомство, даже продают.

Прежде, когда спички еще не распространились, для добывания огня пользовались сосновой корой и серой. Завертывали в нее разожженный трут и раздували огонь.

Перевесы около Березова расположены все в 40-верстном квадрате, проектированном для казаков; просеки эти устроены давно, Но ним нет уже даже пней, почва совершенно чистая. Просеки эти составляют собственность разных лиц, переходят по наследству и продаются. Цена 20—50 руб. Лучшие просеки и большинство их находятся в материке; в тальниках мало. Березовцы добиваются, чтобы права их на перевесы были законом признаны.

Олень при наступлении весны стремится на Урал, скучает по нему; он привык к месту, где происходит отел. Поэтому если задержать уральского оленя на лето, то он потеряет в теле. Если нужно приучить оленя к летовке в тундрах, то для этого отделяют молодых, еще не телившихся. При каслании продолжительность остановок стада для пастьбы зависит от удобства места, богатства его мхом, от погоды, т. к. если быстро наступает тепло, то надо спешить на Урал, пока пропускают речки; таким образом, стоянки бывают от недели до месяца. Уральский олень на чугорах хорошо наедается, жиреет, если только не гоняется за грибами.

Говорят, столь же охотно он отыскивает толстых белых «червей», которые в березниках под дерном (личинка майского хруща?). Мухоморы, говорят, иногда едят медведи и от этого дичают.

Чтобы собрать стадо, разбредшееся по чугору, поступают так. Двое пастухов, начиная с одного конца, отправляются с собаками в разные стороны кругом чугора на нартах, стараясь охватить кольцом все стадо.

Ловят оленей из стада ременным арканом из кожи хора — тынзяном — длиною в 15 сажен. Аркан оканчивается косточкой, имеющей отверстие, сквозь которое продевается свободный конец аркана. Образуется подвижная петля. Бросание аркана требует особой ловкости, которой не всякий достигает. Чтобы легче ловить оленей, стадо осторожно окружается арканом, связанным из двух [тынзянов]. Обходя стадо, делают спираль с постепенно уменьшающимся диаметром — таким образом удается подойти к оленям очень близко и тех, у которых висят колотушки, взять рунами. Колотушка — это недлинная палка, которую привязывают на недлинном же ремне через шею, она путается между передними ногами и не позволяет оленю свободно бежать.

Приучают к запряжке в нарты оленей молодыми, до двух лет. Прежде всего привязывают ему на шею на длинной веревке лесину — олень начинает неистово носиться, бегать кругом. Так оставляют его на сутки. Потом привязывают его сзади нарты и ездят. Олень упирается, но веревка его тянет, и постепенно он привыкает бежать за нартой. Тогда его запрягают в нарту между двумя опытными быками или в паре с хорошим быком. Главное — приучить к езде по лесу, где олень может заскочить за дерево, испортить, упряжь, поломать нарту. Нарочно выбирают такую дорогу, где препятствия в виде загораживающих ее деревьев часты. Молодой олень то и дело заскакивает за деревья, ушибается, царапается и в конце концов научается бояться дерева и отстраняться от него. Для запряжки употребляются как быки, так и важенки, но первые гораздо спокойнее, тогда как важенки часто путаются в упряжи. Особенно ценятся быки-передовики, запрягаемые в переднюю нарту, которые хорошо слушаются управления и идут без дороги.

Обоз оленей на Сосве состоит обычно из 4 нарт. В нарты запрягается по 3, 4 и 5 оленей. По лесу ездят на паре. Нарты употребляются трех видов: тяжелые обозные, легкие и сани на высоких копыльях с задками — самоедские нарты, ерн-сун (сун — нарта). Груз рассчитывают на пару оленей 10—12 пудов. В начале пути приучают оленей делать в сутки 15—20 верст, потом прибавляют ходу. При теплой погоде идут день и ночь, отпуская оленей отдохнуть под утро, и делают в сутки 50, 60 и даже 100 верст. В холод (40 и более градусов) приходится идти медленней, осторожней, т.к. дерево становится от мороза хрупким и от резкого толчка полозья легко ломаются.

Полозья нарт делаются обычно еловые, копылья и верхние части — березовые. Если случится поломка, обоз останавливается и ищут кремлевую ель, она растет над ручьями и речками, поднимаясь дугой кверху. Та часть древесины, которая находится с выпуклой стороны ствола, обладает драгоценными свойствами. Вытесанный из нее полоз разогревают у костра и дают ему тот изгиб, какой нужно, — получается необыкновенно прочный полоз. Древесина в этой части желтого цвета, толщина 2—3 пальца. Из этой кремневой ели остяки делают себе луки сторожевые, если кремневой ели нет, делают полоз из березы. По-остяцки эта кремневая ель называется кызкан.

Из болезней, упомянутых у Дунина-Горкавича (Тобольский Север), Кузьмин не слыхал только о подъязычных червях. Легочная болезнь называется хопсимоз (легкое — болезнь), внутри легких гной.

Пёшка различается; самая мелкая, с только что родившихся и погибших телят, идет на шапки, треухи. Пешка с убитого теленка, не достигшего возраста одного года, очень ценится. В Мужах бьют нынешних телят 1 октября — получается крупная пешка, из нее шьют гуси, малицы, идет она и на замшу, т.к. свища в ней нет. Таким образом, теленок дает до 7 руб. (одна шкурка стоит 3—4 руб.).

Осенняя постель — с оленя, битого после линьки, шерсть тонкая, идет на панды, на ягушки, стоит 6 руб. Мясо продается по 2 руб. пуд. Бычья туша весит 4—5 пудов, важенки — 3—4 пуда.

Кисы — шкурка с ног — ныне до 1 руб. Лоб — штука 20 коп. В лесах здесь и на Сосве масса дикого оленя. Этот олень, составляющий предмет охоты остяков, летом на Урал не уходит, но собирается в особых излюбленных им местах, такое есть по Сосве верстах в 70 вверх.

Подобно оленю, и лось совершает кочевки. Для своих пастбищ он выбирает гари, где много березника, который служит ему пищей. Это обстоятельство знают остяки и иногда нарочно жгут лес, чтобы вызвать появление березы.

Для охоты лесной район остяки между собою поделили. Охотник идет по тропе, руководствуясь «тесом»— знаками на деревьях. Между юртами есть граница, которой руководствуются охотники… Обнаружив лося, остяк располагается здесь, выжидая благоприятной для охоты погоды. При обычных условиях на лыжах лося достичь нельзя. Нужно, чтобы после небольшой оттепели заморозило и образовался наст. Когда лось бежит по насту, то сильно ранит ноги и скоро устает. Между тем это состояние снега наиболее выгодно для лыжной ходьбы. Велико бывает разочарование и негодование остяка, когда, дождавшись этого момента, он направляется к лосям и оказывается, что уже кто-то потревожил их, и лоси разбежались. Неприкосновенность вотчины нарушена, и охота испорчена. Остяк охотно принимает в компанию товарища, который непременно подчиняется общему плану охоты, самовольное же вторжение в вотчину считается преступлением. И вот в суд поступают жалобы. Судья отклоняет: дичи в лесу много, на всех хватит.

17 апреля. Сеть для ловли птицы называется перевес, а самая просека — «перевесье», задняя часть просеки, где лес уже мелкий, называется «трубой».

Вопрос о мерах против хищнического истребления рыбы. Г.В. Кузьмин полагает, что никаких мер не надо — сама природа об этом заботится. Когда бывают большие воды, промышленники сидят без рыбы, в эти годы рыба имеет полный простор размножаться. И действительно, после высоких вод появляется такая масса молоди, что, например, в прошлом году из Сосвы ведра воды нельзя было зачерпнуть без того, чтобы в нее не попали мульки.

Сырок идет метать икру в Ляпин, в Сынью в октябре. Язь и щука поднимаются по Сосве в самые мелкие речушки в вершины; когда потом они идут обратно в мае, то ловят запорами и сетями.

Кроме замора, по рассказам самоедов, иногда масса рыбы гибнет при таких обстоятельствах: иногда вода вверху Оби уже взяла силу, поднялась, у Обдорска же еще мороз, тогда вода идет поверх льда и с нею на лед выносится масса рыбы. Когда лед сломается, он поднимается, вода скатывается, и рыба остается вверху.

Об одновременном закидывании неводов с двух берегов известен лишь один случай у Плотникова где-то на одном из песков. Загораживание соров не может принести никакого вреда, т.к. 1) лишь ничтожная часть их настолько удобна, что дозволяет городить; 2) далеко не каждый год вода дозволяет городить.

Мережа для невода заказывается остякам. Выдается по 10. ф [унтов] конопли; из того количества, смотря по добросовестности остяка, за 3—4 руб. выходит 10—15 ручных сажен длины и 120—130 ячей ширины. На небольшой невод надо от 6 до 8 мереж.

Окончание следует…

1912г. Берёзовская заготконтора, слева Первов Максим Кузьмич, Первов Михаил Максимович

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика