85 лет со дня основания Казымской культбазы

Е.Н. Зеева

Образованию национального села Казым предшествовала Казымская культурная база. Чтобы понять, какую значительную роль она сыграла в жизни коренных жителей, нужно прежде всего обратиться к истории края в целом.

Руководство страны в начале XX в. было крайне заинтересовано в дальнейшем освоении районов Обь-Иртышского Севера. В 1929 г. Центральный комитет ВКП(б) объявил в Сибири культурно-бытовой поход на переустройство быта малочисленных народов на социалистических началах, на борьбу с безграмотностью и религиозными пережитками, на перевод на оседлый образ жизни кочевого населения и улучшение санитарно-гигиенических условий жизни народов.

На обширной территории проживания северных народов властям трудно было контролировать все преобразования советской власти, поскольку большая часть населения была рассредоточена на сотни километров, отсутствовала развитая система путей сообщения. Для того чтобы проводить все нововведения среди коренного населения, необходимо было найти некий рычаг, который мог бы воплотить в жизнь эти преобразования.

И решение было найдено. Комитет Севера при ВЦИК постановил строить некие посёлки, которые могли бы стать центрами культурно-просветительской работы, а вместе с тем быть и контролирующим органом в деле проведения коллективизации. В том же 1929 г. состоялась экспедиция Казымской комиссии Уральского Комитета Севера по выбору места для постройки культбазы. Были избраны юрты Тоу-Курт на реке Амня, в семнадцати километрах выше впадения её в реку Казым, то есть на территории нынешнего села Казым.

Для осуществления поставленных задач по решению Комитета Севера в марте 1930 г. на территории Остяко-Вогульского национального округа, в бассейне реки Казым, силами жителей близлежащих юрт и спецпереселенцев была создана Казымская культбаза, которая стала одним из первых на Обском Севере центров культурно-просветительской работы среди коренного населения.

В задачи базы входило «поднятие культурно-политического уровня отсталых туземных народностей, повышение их материально-экономического состояния, внедрение советизации в тундре, работа с беднотой по отрыву её от кулацко-шаманского влияния и экономической зависимости».

14 ноября 1931 г. состоялось торжественное открытие культбазы, в которой начали функционировать Дом туземца, больница, школа-интернат, ветеринарный пункт, баня-прачечная, склады, ледник, кухня и три жилых дома, а также организован Казымский тузсовет.

Территория обслуживания культбазы составила около сорока тысяч квадратных километров, и уже к середине 30-х годов она стала политическим, экономическим и административным центром всей Казымской территории. В состав Казымского тузсовета входили юрты: Амнинские, Ильбигорские, Выгримские, Кислорские, Хуллорские, Помутские, Юильские, Нумтовские, а также не менее 40 человек спецпереселенцев. Казымской культбазе рекомендовалось перейти от кратковременных объездов юрт к систематическому и углубленному обслуживанию туземных населённых пунктов, проводя в них работу по всем отраслям.

Подобием первого сельского клуба стал красный чум. Своих помещений, кроме палаток из брезента, транспорта и лодок, у красного чума не было, в штате работали представители администрации тузсовета и культбазы, культработник-массовик, киномеханик с передвижной киноустановкой, медик, учитель и ветврач. Они посещали оленеводческие бригады, населённые пункты, проводили не только культурно-массовые мероприятия, но и помогали колхозам в их хозяйственной деятельности.

В начале 30-х годов центром культурно-просветительной, общественно-хозяйственной и политической работы в сельской местности являлась изба-читальня. Через избу-читальню распространялись газеты и политическая литература. При избе-читальне работали кружки художественной самодеятельности, устраивали концерты и спектакли, проводили беседы, лекции, показывали кино. Почти в каждом населённом пункте изба-читальня располагалась в деревянном, рубленом доме. Постепенно шёл процесс реорганизации изб-читален в сельские клубы.

В первое десятилетие XX века в Казымском тузсовете ещё не было ни сети здравоохранения, ни сети школ. Поэтому открытие школы-интерната было значительным событием в жизни коренного населения. Первым заведующим и одновременно учителем был Аркадий Николаевич Лоскутов. Обучение велось на хантыйском языке в одной группе самим учителем, а в другой — с помощью переводчика. При обучении по программе, разработанной на учительских курсах Сибкрая, пользовались русским алфавитом.

При школе начал действовать пионерский отряд, перед которым стояла задача как можно большего привлечения подростков к своей деятельности и цель «воспитания детей в коммунистическом духе». И если в 1931–1932 годах в организации было всего два пионера, то в 1934–1935 уже пятнадцать человек, а в 1937 – 1950 годах — пятьдесят.

Наряду со школой-интернатом на культбазе действовала и русско-зырянская школа. Из отчёта Казымскому тузсовету за 1934 год известно, что «на культбазе учёбой охвачены все дети школьного возраста в количестве 43 человек: русские, коми-зыряне и ханты».

Привлечение учеников школы-интерната к обучению было принудительной мерой воздействия на кочевников. Когда методы разъяснительной работы на местное население переставали действовать, работники культбазы применяли непопулярные методы для сбора школьников. У родителей отбирали ружья, а это в условиях суровой зимы обрекало кочевников на голод.

Кроме того, работники культбазы занимались «фабрикацией пакетов из Москвы от самого большого и главного начальника с директивами о введении всеобщего начального обучения в Приказымье». После того, как родители соглашались на обучение детей, эти пакеты «вербовщиками» тут же уничтожались. Администрация культбазы применяла в своей работе обман для оправдания своей деятельности вообще, так как Остяко-Вогульский окружной отдел народного образования по телеграфу два раза в месяц требовал сводки по охвату населения всеобучем.

В отчётах о работе заведующего школой А.Н. Лоскутова мероприятия по насильственному сбору детей в школу не были зафиксированы. Например, в рапорте Казымской культбазы IХ Берёзовской районной партийной конференции от 26 декабря 1931 г. речь идёт только о расстоянии, преодолённом сотрудниками культбазы для сбора детей в школу: «Организован культпоход под лозунгом «За грамоту казымских остяков» в составе трёх бригад численностью 10 человек, которые прошли пешком по лесотундре расстояние в 330 км. В результате чего школа-интернат укомплектована на 21 декабря детьми казымских остяков в числе 17 человек, чем положено начало народному образованию в Приказымье».

Эти равнодушные статистические данные совсем не отражали настоящую обстановку, настроения коренного населения, которые сложились в тот период на Казымской территории вследствие мероприятий, проведенных администрацией культбазы и тузсовета. От таких и многих других мер у национального населения сформировалось отрицательное отношение к школе и культбазе в целом.

Особое внимание уделялось здоровью школьников. С большим трудом медикам удавалось добиться посещения больницы коренными жителями. Задачи больницы сводились к профилатике и лечению больных, проведению просветительской работы.

Ещё больших усилий стоило медикам внедрить акушерские услуги женщинам. Известен факт, что первым роженицам, согласившимся родить в больнице, делались специальные подарки. Всё меньше женщины стали прибегать к помощи шаманов во время родов. Население периодически стало проходить медицинское освидетельствование с измерением роста, веса, окружности груди.

Культбаза привнесла местному населению не только медицинскую помощь, но и новые санитарно-гигиенические навыки: стали посещать бани, пользоваться специально для них закупленным постельным и нижним бельём. В интегральную кооперацию подавали заявки на покупку мыла, полотенец, железных печей, расчёсок и т. д. Было принято решение создать в отдалённых районах врачебные участки. Только в течение 1930 г. больницу посетили 6 474 человека, из них 3 344 ханты и ненцы.

Казымская культбаза сыграла большую роль в организации образования, здравоохранения и культурно-массовой работы среди коренных жителей Приказымья. Она стала административным и экономическим центром Казымской территории, несмотря на то что в деятельности работников культбазы была масса ошибок, недочётов и злоупотреблений властью.

Проходившие в начале 30-х годов ХХ столетия коренные преобразования на Казымской территории всё активнее вызывали недовольство местного населения. У них были свои требования, а именно: восстановить в избирательных правах и допускать на собрания кулаков и шаманов; не отдавать учиться детей и добиться закрытия школы; не работать на культбазе; рыбу, пушнину, оленей продавать кто сколько захочет, а не по заданию; обязать бедняков отказаться от помощи культбазы и переизбрать тузсовет, так как он не защищает интересы туземцев.

Казымская культбаза, являясь олицетворением проводимой насильственной политики «массового обобществления» среди национального населения, стала причиной недовольств, вылившихся в итоге в Казымское восстание.

Со временем жизнь в казымской тундре налаживалась. В 1936 г. в Казыме состоялась Первая Олимпиада хантыйского национального творчества. В 1958 г. в процессе объединения колхозов был создан колхоз «Правда» (с 1961 г. совхоз «Казымский»).

Казымская культбаза, как самостоятельное учреждение, просуществовала ровно тридцать лет. Тюменский облисполком 18 февраля 1960 г. принял решение о реорганизации Казымской культбазы с 1 марта 1960 г. Она была преобразована в «социально-культурное учреждение обыденного типа». Таким образом, подводя итог, можно сказать, что на первом этапе своей деятельности (30-е годы XX в.) культбаза сыграла большую роль в организации образования и здравоохранения коренных обитателей Казымской территории.

Нельзя опровергать, что, с одной стороны, создание культбазы всё-таки было положительным фактором в жизни коренных народов Приказымья. С другой стороны, её деятельность и другие реформы советской власти в 20–30-е годы ХХ в. привели к разрушению классической культуры коренных жителей…

2015

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика