«Они вынесли все с честью…»

«Нашими родителями были Суховы — Андрей Матвеевич (28 ноября 1910 года) и Александра Андреевна (6 ноября 1911). Они оба родились в селе Спасском Верхне–Уральского района Челябинской области, папа — в семье крестьян, мама — в семье уральских казаков. Оба получили только начальное образование.

Родители вступили в брак 16 ноября 1929 года, а вскоре объявили о раскулачивании зажиточных семей на основании Постановления СНК и ЦИК СССР от 1.02.1930 г., утвердившего применение репрессий в отношении «кулаков». У семьи родителей отца конфисковали пятистенный дом, надворные постройки, пахотные земли, сенокосные луга, сеялки, веялки, просорушку, сенокосилку, самовязку, домашних животных. А в марте 1930 года мама, папа, мамин младший брат Петенька и бабушка Татьяна Михайловна (1878 г.р.) были высланы…

Мама рассказывала, что когда уезжали, то вдоль реки Урал стояла их техника, сделанная руками Матвея Александровича, как она говорила, у него были «золотые руки». А еще она говорила, что «мы им не были нужны, им нужна была наша техника».

Ехали они через Тобольск в теплушках, по дороге меняли на хлеб домашние вещи, которые успели взять с собой. Сохранилась только фотография тех лет, икона и распятие.

Привезли их на спецпоселение в поселок Перегребный Березовского района Тюменский области. Мама работала дояркой, папа на рыбучастке ловил рыбу. Условия были ужасными: грязь, холод, болезни, мама заболела бруцеллезом, заболел и умер младший брат Петенька, в 1933 году умерла бабушка Татьяна Михайловна. Врачей не было, да ссыльных и не спешили лечить.

Затем родителей вывезли в Остяко-Вогульск. Жили в бараках скученно, семью от семьи отделяли занавеской. Работали в центре поселка — валили лес, корчевали пни, строили дорогу Самарово – Остяко–Вогульск. В 1936 году родителей переселили в поселок Рыбный, который находился на окраине Самарово. Работали они в промартели «Пламя», находились под надзором, еженедельно отмечались в комендатуре на улице Пионерской.

Когда началась Великая Отечественная война, ссыльные были направлены на поселение в Самаровский район, в восьмидесяти километрах от Остяко-Вогульска. Жили поначалу в землянках, затем построили несколько домов и смолокурню на высоком берегу речки Согом и это место стало называться Смолзавод №2. Гнали скипидар, смолу для оборонной промышленности, для фронта, для Победы.

Работали на лесозаготовках, мужчины валили лес, корчевали пни, женщины пилили, кололи, складывали в поленницы, замеряли, сдавали приемщику. Норма выработки давалась на каждый рабочий день. Как писали в окружной газете, в августе 1944 года бригада рабочих под руководством Петра Ильича Струженкова выполнила принятые социалистические обязательства на 133 процента. Ловили рыбу для сдачи государству, делали бочки для засолки и перевозки рыбы. Не хватало хлеба, т.к. муку работающим и иждивенцам давали по норме. Собирали грибы, ягоды, ловили рыбу, дичь, держали домашних животных.

Здесь трудились спецпереселенцы — семьи Струженковых, Суховых, Ереминых, Сапегиных. С семьей Ереминых мы жили в одном доме, вход был отдельный, дом разделяла на две половины только русская печь. В доме было два окна, стол Ереминых стоял у одного, наш — у другого. Струганный, но не крашенный пол мыть надо было с песочком. На нашей половине стояли две деревянные самодельные кровати с занавесками, здесь мы играли. Папа нам делал деревянные игрушки, мама шила куколок. Над одной из кроватей были полати, там спали старшие братья.

Жили дружно. Женщины по очереди оставались дома присматривать за грудничками, старшие дети воспитывали и отвечали за младших, им говорили: «Вы же большие!». Природа в тех местах была потрясающей, в сараях под крышей тихо висели вниз головой летучие мыши, здесь же в воде плескались дети, на зеленой лужайке около дома резвились беленькие ягнята, а вверху кружились коршуны, высматривая добычу. Ватагой детей ходили по лесной тропинке мимо змеиных куч, оставшихся после линьки.

Медведи обитали неподалеку. Людей, к счастью, они не трогали. Однажды косолапый зашел в поселок, подошел к нашему дому и стал смотреть в окно с одной стороны, а моя сестра Нина — с другой. Потом он развернулся и ушел. Поселок стоял в сосновом бору, воздух был свеж и прозрачен, вода в реке коричневого цвета, и нам, детям, уезжать с такого приволья не хотелось, но надо было уже идти в школу. На спецпоселении мы находились до 10.06.1954 г.

Все семьи вывезли в поселок Рыбный. Нашу семью и Сапегиных поселили в барак, Еремины построили дом рядом, Струженковы тоже жили в доме. В 1964 году и наши родители построили большой, красивый, вместительный дом.

В дальнейшем мама и папа работали в промартели «Пламя» в Ханты-Мансийске, затем в геофизическом тресте. Мама и папа вырастили шестерых детей, имели 12 внуков, 20 правнуков. Несмотря на выпавшие на их долю испытания и лишения, они вынесли все с честью. Не потеряли веру в добро и до конца своих лет были оптимистами, отзывчивыми, светлыми людьми.

Мама была награждена медалями Материнства 1 и 2 степени, а также знаком «100-летие нефтяной и газовой промышленности 1864-1964 года».

Папа умер в 1968 году, мама — в 2007 году.

Все дети жили и работали в Ханты-Мансийске: Суховы Александр Андреевич, Борис Андреевич, Валентин Андреевич, Бронникова (Сухова) Клавдия Андреевна, Сухова Нина Андреевна, Щеголева (Сухова) Екатерина Андреевна. Троих старших братьев уже нет в живых…»

Клавдия Андреевна Бронникова

От редакции. Свои воспоминания Клавдия Андреевна записала 3 сентября 2022 года. А спустя полтора месяца, 24 октября, она, к сожалению, ушла из жизни.

Но мы, сегодняшние поколения хантымансийцев, всегда будем помнить и чтить память тех, кто своим потом и кровью строил наш город, кто заложил крепкий фундамент нашего сегодняшнего благополучия.

Вечная память людям, основавшим Ханты-Мансийск!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мысль на тему “«Они вынесли все с честью…»”

Яндекс.Метрика