«Лучше пьяница, чем богомолка»

Светлана Поливанова, фото Олега Холодилова

15 июля 1944 года началась полномасштабная операция по насильному депортированию  последователей так называемой «Истинно-православной церкви». Берия предлагал Сталину насильно депортировать последователей ИПЦ из 87 населенных пунктов и 538 хозяйств в Сибирь, указывалось общее число подлежащих депортации — 1 673 человека. Тогда, в 1944 году в Самарово (ныне Ханты-Мансийск)  прибыл целый теплоход ссыльных  последователей ИПЦ. Среди них жительница окружного центра Анна Степановна Шушунова.

«Нашу семью гоняли власти с 1919 года. В основном за веру. Отец – Степан Михайлович был репрессирован, отбывал 8-летний срок в Воркуте, всего отсидел в тюрьмах 18 лет. Мама – Анастасия Васильевна пела в церковном хоре с 12 лет. Потом была старостой. Вся ее жизнь была связана с храмом. У нас вообще все в роду пели. Пел и старший брат отца – Павел Михайлович. Рассказывали, что когда он солировал, в церкви гасли свечи и дребезжали окна. Расстрелян в 1937 году.
Старшего брата Николая, 1922 года рождения, посадили в тюрьму за то, что читал духовную литературу. Умер в тюрьме, в Мордовии. Второго брата – Василия Степановича посадили за то, что возил передачи родным в Воркуту и Красноярский край. Мама тоже претерпела заключение, отсидела два срока.
В нашей семье молились всегда. Когда закрыли церковь, собирались еще в Рязанской области, где мы жили, на молитву тайком. Придут комсомольцы с обыском. Порвут книги, которые обнаружат. Потом мама снова все книги соберет. И снова на молитву на всю ночь. А утром встанем – в сенках то кучка картошки, то крынка молока. Господь не оставлял.
Когда маму первый раз арестовали, жили с бабушкой. В 8 лет пошла по миру, так как были разутые и раздетые. Второй раз маму арестовали, когда мы были уже здесь, на Севере. Всего в нашем роду расстреляно и репрессировано 16 человек. Раскулачили, посадили, из домов повыгоняли. У матери было шестеро детей. Мы остались на улице. А всем жителям деревни наказали : если только примите и вас тоже выгоним. Мама с двумя люльками обошла за зиму всю деревню. Все боялись нас принимать.
Презирали нас с детства. Когда мой брат Андрей Степанович решил жениться, снохе многие говорили: «Зачем ты за богомола пошла замуж?» Вспоминаю, как в юности один парень решил познакомить меня с родными, а его родители, как узнали, что я верующая – так и возмутились: «лучше пусть пьяница будет, чем богомолка». Вот так и жили».

Анна Степановна отошла ко Господу. Кажется, с такими людьми уходит целая эпоха.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

2 комментария “«Лучше пьяница, чем богомолка»”

Яндекс.Метрика