Сибирский плотник из Москвы

Фото автора

Скажете, что такого быть не может, ведь в столице живут исключительно чиновники, тусовщики и менеджеры? Значит, это счастливое исключение лишь подтверждает правило…

Анатолий Павлович Гусев – коренной москвич. Когда умер отец, оставив четырех разнокалиберных ребятишек, семье пришлось туго – от голода стало подводить животы. Последней каплей стал неизвестный карманник, укравший продовольственные карточки. На семейном совете было принято трудное решение и крестная увезла маленького Толю в Калининскую область, где было проще с продуктами.

Мальчику довелось закончить только четыре класса – учеба была для него непозволительной роскошью. Началась война, и ему пришлось идти на работу в мастерскую – шить обувь для фронта. Потом помотался по Союзу, вкалывал на целине, женился. А в 1961 году судьба забросила его в поселок Кедровый Ханты-Мансийского района.

Сейчас причина выбора Анатолием Павловичем именно нашего региона кажется анекдотом. Один добрый человек ему посоветовал: «Приезжай, у нас даже трамваи ходят!». Наивный коренной москвич, стосковавшийся по благам цивилизации, и предположить не мог, что речь идет о… речных трамвайчиках. По иронии судьбы, их серия, выпускавшаяся в Союзе с 40-х годов, называлась «Москвич»…

Полвека жители поселка видели Анатолия Павловича исключительно с топором в руках – хороший плотник свой инструмент холит, лелеет и не доверяет никому. О том, как работал бригадир, свидетельствует его орден Трудового Красного знамени и пять медалей. Половина зданий в Кедровом построено его руками – без огрехов и на совесть. Равно как половина сельчан ходила в отремонтированной либо пошитой им обуви – никогда Гусев не отказывал в помощи людям.

И ни минутки не сидел Анатолий Павлович без дела. Соседи вспоминают: «Мы утром только просыпаемся, а он уже из лесу с полными ведрами грибов возвращается. Когда спал человек?»

Вот так, в трудах да заботах протекала жизнь сибирского москвича. Как-то незаметно выросли трое детей, родились трое внуков и правнучка. Вышел на пенсию Анатолий Павлович, овдовел и остался жить с дочерью, Еленой Анатольевной. По образованию виноградарь, она до сих пор работает сестрой-хозяйкой в местной больнице. Вдвоем коротают свой век. Несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, Елена Анатольевна успешно управляется с хозяйством.

В их маленьком домике светло и уютно, печные бока изукрашены яркими петухами, за окошком безбоязненно терзают кусочек сала синички. Ласковая черная собачонка лижет руки незнакомому человеку, зато здоровенный наглый котяра, осознающий себя местным царьком, урчит и толкается – видимо, вызывает меня на бой.

Анатолий Павлович стесняется заезжего журналиста и больше молчит. Заскорузлые мозолистые пальцы 85-летнего старика (уберите от монитора ребятишек!) сжимают папиросу – в день он выкуривает пачку «Беломора». «Да еще и пивко стал попивать, — смеется дочь. – В жизни спиртного не употреблял, а сейчас иногда пригубливает».

Вопрос о том, как им помогают местные власти, очень удивил Гусевых. А что, должны помогать? Так ведь они и сами еще живы и почти здоровы, у Елены Анатольевны есть силы и печку растопить, и снег отбросить, и вкусный обед приготовить. А если что посерьезнее нужно сделать, так внуки из Хантов приедут – всегда помогут.

Так вот и живут помаленьку в маленьком заснеженном поселке славные люди Гусевы, москвичи, ставшие сибиряками.

2014

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика