Как живется французским телкам в сибирской деревне?

Сегодня государство предлагает журналистам славить «человека труда», рассказывая о представителях нелегких профессий: слесарях, лесорубах, водителях. Спору нет, дело это действительно благое, а профессии – по-настоящему тяжелые. Но и они не идут ни в какое сравнение с участью (иначе не скажешь) российского крестьянина…

Токарь в 8 утра приходит на готовое налаженное производство, а в 17 ноль-ноль снимает «верхонки» и уходит домой. А крестьянин свой «станок» выключить вечером не может. Не может не думать ночью о захворавшей корове, неурожае картошки или взлетевших ценах на комбикорм. Чаще всего не может и уехать в отпуск, бросив на произвол судьбы свое хозяйство.

Главу крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ) из села Батово Ханты-Мансийского района я застал в тот момент, когда он мыл свой новенький кроссовер. Бросались в глаза его крепко сбитая фигура, пышные висячие усы и колючий взгляд. Заметив гостей, он не торопясь перекрыл воду в шланге, подошел и с достоинством протянул широкую ладонь. Представился: Аркадий Воронцов.

Неспешно, но уверенно шагал Воронцов по своему подворью, рассказывая об успехах и проблемах хозяйства. Точно также он идет по жизни, противостоя всем невзгодам. Похоже, заставить свернуть и уступить дорогу его не сможет даже попавшийся на пути танк…

Аркадий – потомок одного из двух древнейших родов – Воронцовых и Куклиных, основавших село. По преданию, не то в XVI, не то в XVII веке они вышли здесь на берег Иртыша, осмотрелись и, поплевав на ладони, взялись за топоры и лопаты. А так как приплыли они на долбленой лодке-бате, то и село получило название Батово.

В 1982 году Аркадий вместе с аттестатом о среднем образовании получил «корочки» тракториста, не одно лето отработал на покосе. Затем была учеба в автошколе ДОСААФ и армия. После демобилизации вернулся в совхоз «Реполовский», устроился работать водителем. Правда, уже через несколько лет настолько вырос, что был назначен управляющим Батовским отделением совхоза.

А потом государство вычеркнуло крестьян из списка живущих, полностью предоставив их самим себе. Совхоз обанкротился, на его останках в селе возник сельхозкооператив, председателем которого на 9 долгих лет стал Воронцов. Только дела у хозяйства шли ни шатко, ни валко. Не хватало оборотных средств для развития производства, так как банки не хотели иметь дела с кооперативом.

И тогда Аркадий решил взвалить все на свои могучие плечи. В 2009-м организовал КФХ, взял первый кредит, выкупил скот, три разбитых трактора, два стареньких автомобиля. И вот уже три года развивает свой собственный бизнес.

Сегодня в его хозяйстве содержатся 400 свиней и 180 голов крупного рогатого скота, посажен гектар капусты и 16 га – картофеля. Фермер активно занимается племенной работой – уже дважды привозил бычков и коров из самой Франции, последний раз – 31 голову. Французские телки неплохо адаптировались к суровым сибирским условиям и потихоньку начинают укреплять своим потомством местное поголовье.

В отличие от ряда других хозяйственников, Воронцов не закупает корма на стороне, а сам их активно заготавливает. Нынче поставили около 500 тонн сена, да с прошлого года осталось около 160 – и это при годовой потребности в 450 тонн. «Запас всегда нужно иметь, — улыбается в усы Аркадий. – Мало ли какие сюрпризы на следующий год погода преподнесет».

В крестьянско-фермерском хозяйстве кроме самих Воронцовых трудятся еще 17 человек. Им гарантирован полный соцпакет, средняя зарплата составляет 16-17 тысяч рублей в месяц – весьма неплохо для деревни. Конечно, были определенные проблемы с подбором кадров, но – справились. Кто хотел работать, но не мог самостоятельно избавиться от пристрастия к водке, тому помогли закодироваться. Своим работникам здесь бесплатно пашут огороды, косят сено. Воронцов своих не бросает…

Его главная опора – семья. Жена, Ольга Викторовна, заведует бухгалтерией, кадрами, занимается реализацией готовой продукции. В июне сыграл свадьбу сын Виктор. Сейчас строит в селе дом, не собирается никуда переезжать и активно помогает отцу. Это и называется – династия и связь поколений…

Мясо фермер реализует и на месте, в собственном магазине, и в Сибирском, и в Горноправдинске. По предварительным заявкам привозит его в столицу округа. Надо сказать, что прайс-лист с перечнем продукции хозяйства весьма обширен, а цены (учитывая высокое качество) достаточно демократичны.

Хозяйству активно помогают администрация района и правительство округа — субсидиями, дотациями на покупку племенного скота. Год назад здесь побывала губернатор округа Наталья Комарова, осмотрела подворье, поговорила с коллективом, подчеркнув, что власть и дальше намерена поддерживать сельхозпроизводителей – тех, от кого есть реальная отдача.

Вот только такая успешность Воронцова имеет и свою оборотную сторону, ведь за все приходится платить.

— В прошлом году мы с женой впервые за пятнадцать лет выехали в отпуск, оставив на хозяйстве сына. Так еле-ели вытерпели в санатории эти две недели, измучились от бессонницы, — признается Аркадий. – Мы ведь не привыкли сидеть без дела.

И вновь начинает рассуждать о крестьянских делах. Плохо, мол, когда хозяйство является многопрофильным – распыляются силы. Самым перспективным направлением, по мнению Воронцова, является мясное животноводство. Овощеводство тоже может приносить неплохие прибыли, но нет гарантий, что отдача будет соответствовать затратам. Скажем, в позапрошлом году удалось удачно реализовать картофель – его «на ура» забирали прямо «с куста». А в прошлом году закупочная цена упала чуть ли не в десять раз. Вот и ломай голову в думках о том, что лучше высаживать на полях в будущем…

Так и живет югорский фермер: кодирует от алкоголизма земляков, защищает от их же воровства свою капусту, активно помогает многочисленной дальней родне, растит французских телок, мечтает открыть в Ханты-Мансийске магазин, торгующий собственной продукцией.

Тем и живет настоящий человек труда…

2012

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика