Отвага – солдатская сестра

Анатолий Рябов

Не одно десятилетие знаком с Александром Зориным. На днях заглянул в книгу «Подвиг ваш — грядущему пример!», изданную Ханты-Мансийским городским советом ветеранов, где и увидел фамилию сослуживца. В книге перечисление наград фронтовика: орден Отечественной войны и медали «За отвагy», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», и это, по сути, вся информация. А между тем у ветерана за плечами насыщенная боевая и трудовая биография.

Саша родом из деревни Дергyново, что под Тобольском. Кроме Саши в семье подрастало еще 9 ребятишек. Лет с семи пришлось вывозить на поля навоз, с угодий — сено. Во всем помогать по хозяйству. Зато повседневный труд значительно повлиял на физическое развитие подростка.

— Шестиклассником в оборонном кружке познакомился с мелкокалиберной винтовкой, — вспоминает Александр Никитич. — Заметно вырос в глазах сверстников, тогда сдал норматив на значок «Ворошиловский стрелок» и «Готов к труду и обороне» (ГТО)…

Позади годы учебы в школе и Тобольском рыбном техникуме. С дипломом механика Александр только было приступил к работе на Микояновском рыбозаводе (п. Октябрьский), а тут война…

Вскоре 18-летнему юноше пришлось осваивать науку побеждать в Омском военно-пехотном училище. Будучи в училище, а затем на фронте, Зорин не раз вспоминал добрым словом наставников оборонных кружков, которые привили многие практические навыки. А вот с получением профессиональных знаний вышла неувязка. Через несколько месяцев учебы Москва позвала сибиряков на свою защиту. Присвоили курсантам старшинские звания и отправили в путь-дорогу.

Зорин оказался на Северо-Западном фронте, замполитом батареи. В ту пору бытовала не совсем веселая присказка — дескать, ствол у пушек длинный, а жизнь у расчетов короткая.

— Спустя месяц после боевого крещения, — вспоминает воин, — в одном из боев рядом со мной возник столб огня… И я потерял сознание. Оказалось, получил ранение в ногу и контузию. Когда очнулся — вокруг немцы.. Вот тогда-то сполна хлебнул горького и соленого…

Недолго пробыл в неволе воин, пока со второй попытки удалось бежать и даже перейти линию фронта. Казалось, раз попал к своим, все невзгоды должны остаться позади. Да не тут-то было. Бежавшими из плена занялся «особый отдел». Попали, что называется, из огня да в полымя. Нелепейший период разбирательства завершился отправкой в штрафбат.

— Состав нашей роты оказался разношерстным, — продолжает Александр Никитич. — Часть солдат — чем-то проштрафившиеся фронтовики, но немало людей с криминальным прошлым. В одну из ночей немцы воспользовались беспечностью боевого охранения, вырезали расчеты и умыкнули несколько минометов. Под покровом темноты, не без влияния «авторитетов», разъяренные допущенной наглостью противника, ринулись в атаку. Сходу захватили первую линию обороны и привели несколько десятков пленных…

В ночном бою Зорин пролил кровь, а после выздоровления оказался в пехоте под Сталинградом. На счету Александра Никитина восемь полученных ранений. Даже светлый день Победы он встретил в госпитале.

После войны вернулся в поселок Октябрьский к прежнему месту работы. Женился. Воспитал пятерых детей. С 1965 года проживает в Ханты-Мансийске.

2010

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика