Фашисты, политруки и верблюды с котиками

Довелось по случаю ознакомиться с рядом журналистских текстов на тему Великой Отечественной войны, которые изваяли мои коллеги из разных СМИ округа. Прочитал я их и прослезился — из-за обилия ляпов, ошибок и дуростей, которыми напичканы эти писания. Вы сомневаетесь? Тогда приведу несколько типичных образчиков сего творчества.

«…Особенно ярко запомнятся два парада. Один из них 24 июня — после Великой Отечественной войны, другой — в ноябре 41 года. И для нашего округа значимо, что участвовать в этих парадах пригласили бойцов из Югры».

Следует понимать, что солдатам на передовой вручали яркие цветные открыточки: «Уважаемый боец из Югры! Приглашаем вас принять участие в торжественном мероприятии по адресу: г. Москва, Красная площадь, которое состоится 7 ноября 1941 года»…

«…Дивизия, в которой он служил, должна была отправиться в Прагу. Но политрук получил сообщение — семеро человек, должны отправиться в Москву, на Парад Победы».

К сведению автора: институт политруков и комиссаров в Красной Армии был отменен еще в октябре 1942 года, т.е. за три года ДО описываемых событий. Кроме того, на Парад Победы отбирали по 2-3 лучших солдата от одного полка. Поэтому совершенно непонятно, почему некий проспавший три года политрук (скорее всего – роты) решает вопросы отправки семи человек (а это уже уровень командира дивизии!) в Москву. Впрочем, автора этих строк подобный абсурд ничуть не напрягает – потому что гладиолус…

«…22 июня, 12 часов 15 минут. По всесоюзному радио звучит обращение к советским гражданам министра иностранных дел Вячеслава Молотова».

И этому автору неведомо, что «министром» Вячеслав Михайлович станет лишь в 1946 году, а в 1941-м его должность звучала как «нарком» — «народный комиссар».

«…Михаил Силин, капитан первого ранга, командир стрелкового взвода 404-го стрелкового полка 636-й стрелковой дивизии 35-й армии».

Как говорит современная молодежь, упал под стол… Капитан первого ранга – звание высшего офицерского состава на ФЛОТЕ! Соответствует армейскому полковнику! И флотский каперанг никак не мог занимать лейтенантскую должность в пехоте! Это все равно что, скажем, Спивакова завтра назначили бы руководить деревенским авиамодельным кружком.

«…Сургутянин был командующим расчета реактивной системы залпового огня».

На самом деле у расчета реактивной системы может быть только «командир», а «командующий» – у крупного войскового соединения.

«…Был награжден многими орденами и медалями за отвагу, за боевые заслуги, орденом ВОВ»

Многим современным журналюгам (извините, но не могу назвать их журналистами!) невдомек, как правильно называются те или иные боевые награды, какие из них «За взятие…», какие — «За оборону…», а какие — «За освобождение…». И что никакого «ордена ВОВ» в истории отродясь не было!

«…В Риге было не менее страшно. Все фашисты, которые бежали, находились там, поэтому опасности было немало. В городе была целая шпионская сеть, фашисты хотели опять возобновить военные действия. Но наши войска находились там, проводили операции не дававшие этому произойти, и в итоге обезвредили врагов».

Куда там братьям Вайнерам с Юлианом Семеновым до изощренных вывертов логики автора данного текста! Куда и зачем бегали фашисты? Что они делали в Риге – шпроты ели? Как шпионы собирались «возобновить военные действия»?! И таких вот благоглупостей в текстах некоторых коллег – вагон и маленькая тележка.

«…Под Москвой сформировали, потом опять на учения отправили. Где железнодорожную станцию, где эшелон разбить. Снаряды по 120 килограмм весили».

К сведению автора: 120 кг весил снаряд уникального сверхдальнобойного длинноствольного 210-мм орудия на поворотном лафете «Колоссаль». Но советский солдат никак не мог нести службу при этом орудии, использовавшемся… немцами в 1918 году при осаде Парижа. А вес снаряда, скажем, одного из самых мощных орудий Красной Армии — 152-мм гаубицы — составлял «всего лишь» около 50 кг.

«…Бои шли не только в районе Ржева, но и в Московской, Тульской, Калининской, Смоленской областях».

Похоже, автору невдомек, что город Ржев как раз и находится на территории Тверской области, которая до 1990 года носила название Калининской.

«…Отдельные бойцы покидали передовую, каждую неделю в роте появлялись новые лица, в основном деревенские жители. Немцы не выдерживали нашего упорства, они бросали деревни и бежали на новые рубежи».

Каким образом покидали передовую отдельные бойцы? Дезертировали? Уезжали в командировку по обмену опытом? И зачем вместо них появлялись деревенские лица? Приносили самогонку на обмен? Или это были жители немецких деревень, которые почему-то «не выдержали нашего упорства» и то и дело появлялись в роте?

«…Во время очередной атаки красноармейцы потерпели неудачу, ход к отступлению был блокирован».

Очередная шарада: кто кого атаковал? Зачем, кто и кому блокировал какой-то подземный ход конем по голове?

«…Так, думал вермахт, вся техника встанет и Советский Союз падет».

Сидел как-то вермахт в пивнушке, сдувал с кружки пену и чесал затылок… Вообще-то вермахт – это вооруженные силы нацистской Германии, и «думать» может его командование, Генеральный штаб и т.д., но никак не сам вермахт! Заставляет задуматься и взаимосвязь между вставанием техники и падением Союза.

«…17 июля 1942 года у подножья рек Чир и Цимла произошло танковое сражение, которому советские войска не придали большого значения».

Опять двадцать пять… Да-а-а, думают «войска», это не сражение, а фигня какая-то! Ерундистика! Не стоит обращать внимания!

«…Отец организовал отряд, члены которого дежурили у магазина, не допуская мародерства, собирали трупы и сбрасывали с крыш фугасные бомбы».

Ага. Наверное, поднимали чудом неразорвавшиеся фугасы в тонну весом и швыряли вниз – для того, чтобы их взрыватели все-таки сработали и пара близлежащих кварталов обратилась в пыль. Или все-таки дружинники сбрасывали ЗАЖИГАТЕЛЬНЫЕ бомбы, а прекраснодушный автор зачем-то исправил их на ФУГАСНЫЕ?

«…Все делали в ручную. Вбивали забои, откатывали вагонетки».

Вообще-то, согласно словарям, забой – это «поверхность массива полезных ископаемых или горной породы, которая перемещается в процессе работ по выемке». Кто, куда и как мог его «вбивать»?!

«…Сургутские ветераны получили почетные ордена в честь 75-летия Победы… По распоряжению президента страны всем, кто причастен к общей Победе, вручили памятные медали».

Так все-таки ордена или медали? Или автор не отличает значок ГТО от Знака ордена Святого апостола Андрея Первозванного на орденской цепи?

«…Что мы знаем о нечеловеческом подвиге? Во время Великой Отечественной войны бок о бок с солдатами его исполняли животные. На фронте были полезны все — голуби, собаки, кошки, лошади, олени, лоси и даже верблюды. Наши «меньшие братья» передавали информацию по воздуху, тянули по бездорожью пушки и доставляли провизию. А ещё бесшумно подбирались к врагу и спасали жизни людей».

Мороз по коже… Кадры военной хроники: верблюды передают информацию по воздуху, голуби куда-то тянут по бездорожью пушки, олени бесшумно подбираются к врагу, а лоси спасают жизни. Но убей Бог, я не могу представить себе, чем на фронте(!) могли быть полезны кошки? Ловили фашистских мышей-шпионов? Втирались в доверие к котофилам-абверовцам и выведывали у них военные секреты? И последний вопрос к автору: как подвиг можно «исполнять»? Даже если он «нечеловеческий»?

Все это выглядело бы очень смешно, если бы не оказалось так горько.

За последние десятилетия в стране выросло поколение журналистов, которое худо-бедно научилось штамповать «тексты» об инновациях, пандемии и дефиците бюджета, но при этом напрочь отвыкло соблюдать незыблемое прежде правило журналистики — проверять и перепроверять полученную информацию. Тем более в такой щепетильной теме, как Великая Отечественная. Оно и понятно, последние ветераны – они же старенькие, поэтому вряд ли будут звонить в опростоволосившуюся редакцию и требовать опровержения лживой информации.

Так что вполне можно позволить себе написать текст о подвигах прадедов левой ногой, руководствуясь лишь отрывочными знаниями, полученными во время подготовки к школьному ЕГЭ и просмотра «киношедевров» Марюса Вайсберга и Константина Максимова.

Похоже, окончательно изживает себя институт редакторства, на смену которому приходит племя «медиа-менеджеров». Уходят старые газетные мастодонты, съевшие не одну сотню собак на правке текстов, и способные с ловкостью иллюзионистов отыскать одну-единственную неточность среди тысяч слов. Ну, а для редакторов новой фармации любая фактическая ошибка в столь далекой от «информационного сопровождения» теме, как Великая Отечественная война – не стоящий внимания пустяк.

Глупо взывать к совести, гражданскому долгу, ответственности перед памятью предков, профессиональной чести авторов, наконец. Эти понятия сегодня «не в тренде», а потому их можно пересыпать нафталином (забавно – а кто из современников помнит, что это такое?) и задвинуть на самую дальнюю складскую полку.

И сесть за куда более востребованный текст – например, о проблемах несчастных котиков.

Фото Олега Холодилова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика