Не забудем, не простим!..

В сутолоке небольшого, шумного, переполненного людьми вокзала я рассеяно скользил взглядом по стенам, говорящим кратким и ярким языком плакатов, по незнакомым лицам.

Рядом остановилась немолодая женщина, с правильным грустным лицом, с глубоко запавшими синими глазами под жалкими остатками ресниц. Поседевшие пряди русых волос, изрезанное ранними морщинами лицо, усталая фигура в шинели, — заставили меня всмотреться в нее пристальнее.

Память напряженно работала. Всплывали далекие полузабытые картины, яркие обрывки воспоминаний…

Далекое таежное село Полноват Микояновского района; стройная фигура девушки-лыжницы стремительно несется с горы навстречу буйному свежему ветру. Вьется столбом, искрится снежная пыль. Девушка озорно поблескивает синими, опушенными чудесными густыми ресницами, глазами, падает, барахтается и, увязая в глубоком снегу, звонко хохочет…

Маруся Молунова… «Нет, не может быть, — отгоняю от себя назойливые воспоминания. — Марии сейчас не больше 25 лет, а этой…»

Женщина, сидящая рядом со мной, тоже задумывается. Тяжело вздыхает, коротким резким движением смахивает с ресниц прозрачные, скудные слезинки.

Это она. Через 7 лет. Тоскливо заныло сердце, сами собой сжались кулаки.

Что стало с ней за эти годы?! Прерывистым шепотом, волнуясь от бури нахлынувших воспоминаний, рассказывает она о себе.

В первые дни войны ушла добровольцем на фронт. С сумкой медсестры вместе с бойцами шла тысячи километров. Севастополь, Симферополь, Одесса. Полуторамесячный кошмар немецкого плена. Это они, изверги, сожгли пушистые девичьи ресницы, ломали ногти, издевались, били… Убежала, ушла к партизанам. Седая, с окаменевшим сердцем, отвердевшим в боях, защищала она Сталинград. Четыре раза ранена. На ее счету 30 убитых немцев. На груди – орден Отечественной войны I степени, медали «За оборону Сталинграда», «За оборону Одессы»…

Вспоминаем Полноват, Василия Пернова, Ивана Конева, Галю Котовщикову, Лену Балину, многих других, с кем прошла беззаботная счастливая юность.

— Передавайте им привет, — говорит она на прощание.

Я передам. Я скажу им еще и то, что мы, бойцы Красной Армии, не забудем, не простим врагу сожженных ресниц, запавших глаз, усталых плеч Маруси.

Они еще получат сполна! П.И. Шаламов, полевая почта 31130-У

«Сталинская трибуна», 13.2.1944

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика