Географ глобус про… менял. На фотокамеру

В разные годы в Ханты-Мансийске жили уникальные люди – краеведы, фотографы, натуралисты – изучавшие историю и природу Югры. Они трудились тихо и незаметно, но их вклад в дело сохранения духовного богатства неоценим. Назову лишь несколько имен: Юрий Гордеев, Новомир Патрикеев, Хрисанф Лопарев, Анатолий Лахтин – каждый из этих энтузиастов достоин благодарности потомков. На мой взгляд, к этому списку можно причислить и Андрея Бородина, старшего научного сотрудника отдела природы Музея Природы и Человека…

Я поведу тебя в музей!

…Смотрю на собеседника, увлеченно рассказывающего о прелестях букашек и значимости грызунов, и не могу отделаться от мысли, что передо мной – этакий современный Жак Паганель, для которого в жизни нет ничего важнее Знания. Где-то в параллельной Вселенной обитают «стендаперы» и «звезды» шоу-бизнеса, существуют биткойн и нано-технологии, а в его сказочном мире невесомо порхают бабочки и предаются пылкой любви бурозубки…

Детство Андрея прошло в поселках Кышик и Пырьях, затерянных в таежных урманах Ханты-Мансийского района. Отец работал бригадиром в леспромхозе, мама – завхозом. После окончания педагогического факультета университета наш герой три года отработал учителем географии и биологии в школе, где ему очень нравилось.

А потом в его жизни появился Музей Природы и Человека.

Сегодня основная функция Бородина в стенах учреждения – обеспечение изучения той составляющей, которая первой закреплена в его названии – Природы. Он — специалист в области орнитологии и энтомологии, а также териологии – науке о мелких млекопитающих. Кандидатская диссертация, над которой он работает, носит название «Мелкие млекопитающие пойменного комплекса слияния Оби и Иртыша».

– Мелкие мышевидные и насекомоядные млекопитающие – индикатор окружающей среды. Так как жизнь у них короткая и смена поколений происходит часто, то животные быстро реагируют на внешние изменения. Некоторые виды играют весомую роль в жизни людей. Например, водяная полевка – переносчик туляремии, поэтому вспышка численности приводит к эпидемии этой инфекции, как это случилось в 2013 году. Увеличение количества этого вида имеет цикличность, поэтому научные исследования могут помочь вовремя отреагировать на заболеваемость, — увлеченно рассказывает собеседник.

— На поиски млекопитающих я не хожу, выбираю какой-то биоценоз или биотоп, где и делаю отлов животных. На основе этого отлова изучаются экологические показатели, материал анализируется, пишутся статьи, — продолжает Андрей. – В рамках исследования я подготовил коллекцию черепов мелких млекопитающих – более трех тысяч. Впрочем, это еще не очень много для того чтобы говорить о биологическом виде в целом.

Гарпия большая, Parnassius phoebus и прочие «фотомодели»

Сейчас в стенах музея работает выставка «Эффект бабочки», на которой можно полюбоваться замечательными фотографиями Андрея Бородина, сделанными во время полевых работ и экспедиций. Это – еще одна ипостась нашего героя, проявившаяся в тот момент, когда появилась современная цифровая техника, позволяющая фотографировать насекомых. Его первая персональная выставка «Маленькие обитатели лесов и лугов», где были представлены несколько десятков работ, долгое время путешествовала по всему округу в качестве передвижной.

— Материала много накопилось, поэтому, когда родилась идея создания «Эффекта бабочки», подобрал для нее то, что было «в закромах». Основная идея заключается в том, чтобы совместить в одной экспозиции фотографии типичных растений нашего края и их опылителей – бабочек, реализовать своего рода «концепцию луга», — кивает на стены со своими работами Андрей. — Съемка для меня — не просто хобби, а один из методов изучения природы. И вообще, я не фотограф, я – биолог, поэтому всегда стремлюсь сделать не просто красивый и узнаваемый, но и информативный снимок. И подхожу к фотографированию как к процессу научного документирования, обязательно фиксируя место и время съемки.

Будучи по натуре деликатным и скромным человеком, лишь при взгляде на «героев» своих фотографий он увлекается и начинает с плохо скрытой любовью описывать их экстерьер, особенности поведения и перипетии личной жизни. В его речи то и дело возникают то гусеница Parnassius phoebus, чью кормовую базу в предгорьях Приполярного Урала, оказывается, составляет родиола розовая, то голубянка весенняя, чей портрет имеет «определенную художественность», то песчаная оса со своими интересными привычками.

На вопрос о лучшем из своих снимков герой всерьез задумывается, а потом отрицательно качает головой:

— Лучший снимок я еще не сделал. Может быть, никогда так и не сделаю. А нравятся многие. Безумно рад, например, что удалось снять гусеницу гарпии большой. Посмотрите, какая у нее выразительная защитная поза, которой она пытается меня напугать!

Честное слово, таким увлеченным людям остается только позавидовать…

На пути познания мира

Задачи Андрея, как сотрудника Музея, не ограничиваются только научными изысканиями и фотосъемкой. Вернее, совсем не ограничиваются. В функции Бородина и его коллег входит и организация выставок, и проведение экскурсий, и лекционная работа, и комплектование фондов, и формирование музейного пространства. И в реализацию каждого многокомпонентного направления надо вкладывать силы, время, энергию.

Вкладывать душу.

— Хорошо, когда работа приносит радость и удовольствие, когда каждый день становится ступенькой на пути познания мира, — говорит наш герой. – К сожалению, большинство современных людей не видит, не чувствует и не понимает природу.

Пандемия «Ковид-19», разразившаяся на планете в прошлом году, внесла свои коррективы в основное — научно-популярное – направление деятельности музея, и в большей степени заставила уйти в цифровое пространство, искать новые формы и методы работы.

Прежде я считал, что каждый человек, имеющий отношение к музейной работе, должен в глубине души мечтать о совершении научных открытий, способных в чем-то перевернуть представление человечества об окружающем мире. Впрочем, услышав такое предположение, Андрей лишь засмеялся:

— Научные открытия? Ну, на всех биологов новых видов флоры и фауны уже просто не хватит. А маленькие открытия случаются – это результат каких-то наблюдений, дополняющих научную картину мира. Вообще, не стоит замахиваться на то, чего не сможешь сделать, поэтому я в большей степени считаю себя популяризатором науки, чем ученым.

О тотемных животных

По собственному признанию собеседника, именно работа является для него главным увлечением в жизни. Достаточно сказать, что уже несколько лет он практически не выезжал из региона — часть полевых исследований, необходимых для подготовки диссертации, приходится проводить именно за счет собственных отпусков.

Хорошую физическую форму, необходимую для постоянных полевых работ в суровых природных условиях, помогает поддерживать спорт. На протяжении двух десятков лет Бородин занимается борьбой, рукопашным боем, джиу-джитсу, в свое время даже работал инструктором тренажерного зала. На пару с товарищем они еженедельно проводят интенсивные тренировки, на которые «периодически подтягиваются» и друзья-приятели, увлеченные единоборствами.

— Люблю читать, предпочитаю историю и фантастику, хотя в последнее время в большей степени перешел на аудиокниги – это позволяет и слушать, и попутно заниматься чем-то еще. А вот телевидение совсем перестал смотреть – не интересно.

Напоследок поинтересовался у Андрея: кем он себя позиционирует при наличии столь большого количества «сущностей» и на какого представителя животного мира похож по внутреннему мироощущению? Ответ нашего героя удивил и позабавил:

— Ну, с философской точки зрения я – человек. С профессиональной — биолог и натуралист. Вообще я — не публичный человек, у которого тщеславие компенсируется самоиронией. А что касается «похожести», то я часто употребляю одно выражение: еж – птица гордая, не пнешь – не полетит…

Прощаясь, Андрей торопливо пожал руку и не оглядываясь заспешил обратно к своим бабочкам и бурозубкам…

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика