Самодеятельный и профессиональный театр 30-х годов

Анатолий Иванов

Горячий прием гастрольных сценических коллективов в начале 30-х годов показал, что округ нуждается в собственном театре. Однако средств на создание или приглашение профессиональной группы тогда не нашлось. Нужно было проявлять свою инициативу в подготовке кадров для театра.

С 25 января по 5 февраля 1933 г. в Остяко-Вогульске проводилась запись всех желающих обучаться в создаваемой театральной мастерской (студии) при Гортеатре. Она проводилась “в конторе театра у т.Брудного”. Заметим, что театром здесь названо клубное помещение, в котором имелась сцена и можно было ставить спектакли не только самодеятельных артистов, но и профессионалов. Любопытно к тому же, что “театр” уже назывался “городским”, хотя Остяко-Вогульск до 1940 г. являлся лишь поселком. В этом заметно желание ускорить события. Занятия в студии планировались два раза в пятидневку, но ощутимых результатов не дали.

Средоточием театральной жизни в эти годы были Дом народов Севера, Клуб рыбников, Совпартшкола, Педтехникум и другие учреждения.

Сезон 1934/35 гг. в Доме народов Севера познакомил жителей пос.Остяко-Вогульск и села Самарово с рядом произведений советской драматургии и зарубежной классики: “Безумный день, или Женитьба Фигаро” Бомарше, “Дорога цветов” – комедия В.Катаева, в которой автор высмеивает приспособленчество, паразитизм, хлестаковщину, “Альбина Мегурская” Н.Шаповаленко о жизни польских повстанцев в сибирской ссылке.

Устраивались литературно-музыкальные вечера. Один из них посвящался А.С.Пушкину и состоял из чтения реферата и художественной части. Он был организован Окружной библиотекой. Она же устроила вечер к 17-й годовщине Красной Армии. В художественной части выступали драматический коллектив Дома народов Севера (ДНС) и учащиеся Тузпедтехникума, исполнив отрывки из пьес о гражданской войне.

В марте состоялся вечер смеха и юмора с показом нескольких миниатюр: “Великий шутник”, “Непреодолимый барьер”, “Оборотная сторона”, “Жена заведующего магазина”, “Свадьба” М.М.Зощенко.

17 мая был организован первый вечер национального искусства ханты и манси по большой программе: 1/ Старый быт ханты и манси в стихах и частушках; 2/ Новый быт в художественных произведениях; 3/ Колхозное строительство, воспитание кадров; 4/ Художественные произведения, переведенные с русского. Учащиеся самодеятельных кружков Педагогического и Медицинского техникумов, Совпартшколы и Курсов советского строительства были основными исполнителями программы, которая одобрена зрителями на состоявшемся обсуждении. В первом отделении была сыграна небольшая пьеса студента Жбанова на языке ханты. Автор показывает старый быт населения округа, вымогательские действия шаманов. Затем учащиеся техникумов, школы и курсов читали свои стихи, пели новые песни.

А.Губин писал в окружной газете, что вечер показал “чрезвычайно интересные процессы в творчестве народов ханты и манси, происходящие под влиянием культурной революции, совершающиеся сейчас в среде коренного населения округа” (“Остяко-Вогульская правда”, 20 мая 1935 г.). Существенным недостатком вечера корреспондент посчитал отсутствие переводов и пояснения происходящего на сцене, в чем нуждались тогда малограмотные зрители. Преподаватель Педтехникума Животников говорил о красочности национального творчества ханты и манси. Вечер явился первой попыткой отразить это искусство. Секретарь Окружкома ВКП(б) Широков сказал, что в округе должны быть театры ханты и манси.

В целях развития национальной культуры и художественного творчества народов ханты и манси Окружной отдел народного образования в июне 1935 г. объявил конкурс о жизни и быте трудящихся ханты и манси. Пьеса должна отображать: а) угнетение царским правительством и эксплуатацию кулацко-капиталистическими и шаманскими элементами трудящихся в дореволюционное время, борьбу трудящихся ханты и манси с гнетом и эксплуатацией; б) борьбу трудящихся в период Октябрьской революции за власть Советов, против родового феодального порабощения; в) борьбу трудящихся за укрепление Советской власти, за раскрепощение женщин, за культуру; г) борьбу за колхозы, артели, производительность труда, выполнение государственных планов улова рыбы, добычу пушнины. Пьеса может быть одноактной и многоактной, написана одним автором или коллективом, по постановке и декорациям простая и возможная в местных условиях, на сцене Дома народов Севера. Для награды победителей было выделено 16 премий.

Пьес в этом сезоне было поставлено немного. Наиболее значительный спектакль — “Далекое” А.Афиногенова. О нем М.Зыков писал: “Хорошая постановка в нашем Доме народов Севера — дело редкое. Постановка пьесы “Далекое” наголову разбивает все попытки объяснить прежние халтурные постановки тем, что, мол, у нас хороших спектаклей быть не может. Это, мол, вам не Москва! Тщательная работа драмкружка (руководитель тов.Потанин), привлечение в него наши культурные силы — все это позволило показать интересный, удачно оформленный спектакль. Конечно, актеры-любители играли не совсем ровно, придирчивый критик нашел бы много недостатков. Но, несмотря на это, спектакль получился интересным и увлекательным. Несколько досадных промахов снижали впечатление. Например, охотница Любовь Андреевна, которую Басманова играла неплохо, приходит из лесу с распущенными завитыми волосами. Это-то — в глухой тайге! Опытная охотница, она чистит “Винчестер” шомполом от дробового ружья, да еще навертывает на него чуть не полфунта ваты”. Это вызвало смех зрителей, среди которых имелось немало охотников. Радиоаппарат, замечает рецензент, не имел антенны, а у радиста не было наушников” (Там же, 21 февраля 1936 г.).

В марте 1936 г. поставлены водевили “Виц-мундир” П.Каратыгина и “Юбилей” А.Чехова, в апреле — “Женитьба” Н.Гоголя и “На дне” М.Горького, а в начале мая подведен краткий итог сезона.

“Трудящиеся Остяко-Вогульского национального округа не отстают от общего уровня развития страны. Мы имеем в округе десятки кинотеатров, клубов, красных уголков, в которых немало различных кружков самодеятельности. Драматическими кружками при Доме народов Севера руководят тт. Адамов и Потанин. Оба соревнуются между собой, и смело берутся за постановку пьес, которые под силу лишь профессионалам и опытным любителям. Но наши любители забыли главное — борьбу за качество. Посмотрев пьесы “Женитьба” и “На дне”, зрители остались недовольны игрой, которые переделывали бессмертные типы Гоголя и М.Горького на “остяко-вогульский” лад. Адамов, играя Кочкарева, плохо знал свою роль и свое место на сцене. Во время спектакля он продолжал режиссировать и суфлировать актерам, тоже не знающим ролей. В образе Луки (Потанин) зрители видели благодушного старичка, все время хихикающего, повторяющего слова по нескольку раз.

К числу ролей, просто и продуманно исполненных, можно отнести роли Сатина, Барона и Василия. Алеша был плох и почему-то без гармошки. Работы с ним режиссера не чувствуется. Актеры говорили и ходили, как автоматы, повторяя слова за суфлером, которого слышали даже на последних рядах. У многих не хватило пороха довести роль до конца.

Постановка таких пьес необходима. Зритель культурно вырос и предъявляет к актеру-любителю требования по повышению качества. Борьба за качество должна стать в центре внимания драмкружков” (там же, 10 мая 1936 г.).

17 мая 1936 г. в Доме народов Севера была показана еще одна классическая пьеса — “Без вины виноватые” А.Островского.

В тот же день в Совпартшколе слушатели исполнили несколько миниатюр А.Чехова. Инсценировки были сделаны “наскоро”, премьера состоялась без репетиций. В конце спектакля “в собственной композиции Макушкина и Ко преподносилась мелодекламация на тему песни о Степане Разине. Размахивая руками, с жестами и голосом пьяницы Макушкин старается перекричать хор «Одну ночь с ней провозился».

Вскоре зрители впервые увидели трамовскую оперетту “Дружная горка” В.Дешевова и Н.Дворикова. В ней пародировались шаблонные опереточные приемы и делалась попытка создать современную оперетту, героями которой были рабочие парни и девчата. Оперетту подготовил драмколлектив Самаровского рабочего клуба. У молодых исполнителей “были кое-какие угловатые движения, но чувствовался

спаянный умелой рукой руководительницы тов. Фроловой коллектив. Зрители остались довольны опереттой” (там же, 20 мая 1936 г.).

Вместе со всей страной трудящиеся округа готовились отметить 100-летие со дня смерти А. Пушкина. Д.Макушкин перевел “Сказку о попе и о работнике его Балде”, опубликовав ее в газете. В Самаровском колхозе “15 Октябрь” состоялся Пушкинский вечер: доклад о жизни и творчестве поэта плюс художественное чтение. 10 февраля 1937 г. в Горкино на вечере, посвященном Пушкину, студенты Педагогического и Медицинского техникумов и учащиеся средних школ Остяко-Вогульска исполнили несколько инсценированных ими сценок: “Татьяна и няня” из “Евгения Онегина” и “Барышня-крестьянка”, песни на стихи поэта. В Самаровском клубе рыбников на таком же вечере были показаны сцены из “Бориса Годунова”. Учащиеся фельдшерско-акушерской школы также инсценировали и исполнили “Сказку о попе…”

Ставятся пьесы из жизни других народов Севера, например, — “Чаучу” из жизни народов Чукотского полуострова.

В мае 1937 г. из Москвы в Омск выехала труппа организованного два года назад Заполярного театра Главсевморпути под руководством Н.Волконского. Это был 3-й сезон коллектива “в Арктике”. Маршрут труппы: Омск — Тобольск — Белогорье и далее вниз по Оби до Нового Порта. Отсюда по Карскому побережью, на остров Диксон, вверх по Енисею, в Дудинку и Игарку. Вместе с драматической труппой следовала концертная бригада. Поездка длилась 6 месяцев. Кроме спектаклей и концертов, артисты вели работу с участниками художественной самодеятельности, читали лекции по истории театра и т.д.

Летом того же года по решению Омского областного управления по делам искусств (тогда Остяко-Вогульский округ входил в состав Омской области) 3-й областной совхозно-колхозный театр выехал на полтора года для работы на Севере. В июле он обслуживал районы Ямало-Ненецкого национального округа, а после дал несколько спектаклей в Кушевате, Березове, Перегребном, Шеркалах, Кондинске, Белогорье и Реполове. В составе труппы: артисты Ольховская, Елисеева, Казанская, Усольцева, Иванов, Казанский, Егоров, Зозуля, Шубин, художник Панков, худрук и гл. режиссер А.Бердичевский. В репертуаре обоих коллективов — советская драматургия и классика.

11 сентября 1937 г. 3-й совхозно-колхозный Севера открыл зимний сезон в Остяко-Вогульске пьесой в стихах Виктора Гусева “Слава”, показав ее два раза подряд. В газетном отчете сообщалось: “Усердные аплодисменты зрителей в первые два вечера определили качество труппы. Артист М.Казанский в основном правильно подошел к передаче образа военного инженера Василия Мотылькова, прочувственно и правдиво сыграл роль. Этого нельзя сказать об А.Иванове (военный инженер Маяк), представившем своего героя типичным злодеем. Хороша была Н.Казанская (летчица Лена Медведева), если бы в сцене посещения Мотылькова в больнице не повела себя слишком сентиментально. Е.Елисеева, играя мать Мотылькова, проявляла то плавные старушечьи, то интенсивно-утрированные движения. Хорошо и правдиво сыграны роли профессора Черных (А.Бердичевский), комдива Очерета (С.Зозуля), заслуженного артиста Медведева, отца Лены (И.Прокаев), почтальона Студенцова (И.Егоров), младшего сына Мотыльковой Петра (П.Рябов). Остальные, особенно Г. Стрючков (корреспондент), были просто бледны”.

В заключение рецензент советовал: “Режиссеру А. Бердичевскому и исполнителям надо немало поработать, чтобы все образы были показаны сочно, умелое правдиво. Декорации, особенно в первой картине, неважны, их надо подновить и улучшить освещение».

И выражал надежду на будущее: “Первая постановка показывает, что 3-й совхозно-колхозный театр Севера сыграет полезную роль в культурной жизни Остяко-Вогульска!’ (там же, 16 сентября 1937 г.).

Вслед за “Славой” артисты показали русскую классическую пьесу “Горькая судьбина” А.Писемского (реж.С.Зозуля), пьесу, американскую пьесу из жизни медицинских работников “Люди в белых халатах” Сиднея Кингели (реж. М.Казанский), ранний советский детектив “Очная ставка” бр. Тур и Л. Шейнина и другие драматические произведения.

Об “Очной ставке” в газете говорилось “Это качественный спектакль (реж. А.Бердичевский). Ровно и правильно исполнил роль следователя Ларцева артист Михаил Казанский. Хорошо переданы образы портных Гуревича (Бердичевский) и Харитонова (Г.Гринев), жены Гуревича (К.Гринева), студента Ивашева и бригадира Кашурина (И.Егоров), доктора Ручьева (С. Зозуля), помощника Ларцева Лавренко (Н.Зикунов)”. Роли конструктора Кочина (вспомните кинофильм “Ошибка инженера Кочина”) и Краузе играл Г.Стручков (в шслбдней он был слаб). “Жизненно, до мелочей точно сыграл роль шпиона Галкина-Келлера артист И.Прокаев” (там же, 3 ноября 1937 г.).

7 ноября 1937 г. в Доме народов Севера состоялся второй вечер национального искусства, на котором была сыграна пьеса ханты Григория Лазарева “Под маской колхозника”. Пьесу показали товарищи автора по педучилищу. Она, подобно “Очной ставке”, тоже была на популярную тогда тему бдительности.

Профессиональный и самодеятельный театры начинают занимать важное место в культурной и общественной жизни округа.

Журнал «Югра», 2000, №6

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика