Юрий Шель: «Небо до сих пор манит!»

…С Юрием Шелем, членом региональной общественной организации Ассоциация ветеранов ВДВ и войск спецназа, мы беседуем возле окружного военкомата, и это не случайно. Кажется, к нашему разговору внимательно прислушиваются основатель ВДВ, генерал армии Василий Маргелов и его сын, Герой России, полковник Александр Маргелов, мемориал в честь которых был открыт здесь год назад. Приближается 2 августа – День легендарной «крылатой пехоты»…

— Откуда начался ваш путь в небо?

— Я — деревенский парнишка, родился в Омской области. Мама была дояркой, отец – шофером. В юности мечтал стать электронщиком, поэтому поступил в колледж на электромонтера. Перед призывом в армию мне от военкомата предложили пройти двухнедельное обучение в ДОСААФ, где я совершил свои первые три прыжка.

— Получается, вы целенаправленно готовились к службе в десанте. Почему?

— Потому что ВДВ были элитными войсками — и тогда, и сейчас. И форма красивая, и все девчонки — твои… В общем, после призыва я попал в Литву, в 242-й учебный центр ВДВ.

— Какими оказались первые впечатления от службы? И насколько она оказалась сложной лично для вас?

— В первую очередь я ощутил силу и мощь нашей армии и нашего государства. Знаете, когда сразу тысяча парней одновременно совершает прыжок – это настолько красивое зрелище, что дух захватывает!

Что касается сложностей, то я оказался настолько хорошо подготовленным, что их особо и не почувствовал. Служить трудно, но интересно. Уже на второй день мне сказали, что через полгода, после завершения обучения, я останусь в Центре учить новобранцев. Конечно, сразу и спрос стал строже, и ответственность – выше. Учить и учиться пришлось всему. Даже тому, как правильно наматывать портянки – это только кажется, что просто. Зато сейчас, бывает, звонят мои бывшие подчиненные, ставшие майорами, а то и подполковниками, обращаются по-прежнему «товарищ сержант», и благодарят за науку.

— Не обидно было оставаться в «учебке»?

— Поначалу рвался, конечно, попасть «в войска». Наверное, хотелось мир посмотреть и свои силы проверить … Но отчасти мне это удалось. Перед демобилизацией, в 1993 году, подал рапорт с просьбой оставить меня на сверхсрочной службе. Прошел достаточно жесткий отбор в Рязани и на полгода отправился в Югославию. По контракту служил в штабной роте. Непросто было. Мы вели патрулирование, разминирование, иногда под прицелом снайперов с другой стороны.

— В период вашей службы Россия не вела «больших» войн – из Афгана мы уже вышли, а Чечня еще не вспыхнула. Вас огорчает, что не довелось повоевать?

– Нет, не огорчает. Хватило даже того, что увидел в Югославии, где после войны нам пришлось разгребать ее последствия.

— Почему именно ветераны ВДВ стали той силой, которая играет заметную роль в общественной, политической, экономической жизни нашей страны?

– Пока служишь, то не вполне ощущаешь силу десантного братства, и это осознание приходит со временем. А потом  понимаешь, что за два года настолько сродняешься с друзьями, что ради них готов не только подставить плечо, но и закрыть собственным телом. В десантниках очень сильны верность и чувство долга.

— Но в представлении большинства обывателей, десантнику присущи не только мужество, надежность, но и некоторая «безбашенность». Вы с этим утверждением согласны?

— Конечно, определенная «безбашенность» закладывается с первых дней службы. Вот этот мемориал Маргеловым, возле которого мы сидим, является тому свидетельством. На установку памятника нам ни копейки не дали, все сделали своими руками.

— Как складывалась ваша судьба после демобилизации?

— Ну, отдыхать «на гражданке» практически не пришлось. Сразу пригласили на телевизионный завод, откуда я уходил перед призывом, так что через две недели вышел на работу. Позже перешел на железобетонный завод.

— А как в вашей жизни вдруг возник Ханты-Мансийск?

— Меня отправили сюда в командировку, на стройку. Честно скажу, что прежде даже не знал о существовании такого города… В мае 2001-го года я приехал и сразу влюбился в Ханты-Мансийск – это правда! В его красоту, в чистоту, в людей. Тогда они доверчивей были, чем сегодня.

— Вы являетесь активным общественником, вместе с друзьями ведете большую работу в составе Ассоциации ветеранов ВДВ и войск спецназа. Зачем вам эти хлопоты? Мало забот в личной жизни и на рабочем месте?

— Главным образом, потому что нас беспокоит будущее подростков, нередко предоставленных самим себе. Нас часто приглашают в школы и даже детские сады, где мы рассказываем ребятишкам о правильном отношении — к людям, семье, Родине, об уважении к вечным ценностям. Дети впитывают все, как губка – слушают, интересуются.

Из числа наших подопечных уже несколько человек ушли служить в войска специального назначения, и Ассоциация неоднократно получала благодарственные письма от командования воинских частей. Конечно, в советские времена отношение к армии закладывалось со школы, хорошим стимулом была начальная военная подготовка. Но и сейчас правильная молодежь хочет служить.

— Чем является для вас 2-е августа?

— День воздушно-десантных войск для меня — святой праздник, пожалуй, главнее Нового года. В прежние, «доковидные» годы, 2-го августа приходило больше ста человек. Причем, если поначалу мы собирались одни, то в последние годы уже семьями — с женами и детьми. А потом и посторонние люди начинают подтягиваться – а можно к вам?

После приезда в Ханты-Мансийск я именно 2-го августа познакомился со всеми десантниками. Явился на «сковородку» в голубом берете, и ко мне сразу подошли – кто таков, где служил? И – все: я – свой!

— Скажите честно: в небо до сих пор манит?

— Конечно! Но мы и сейчас прыгаем, крайний раз — 30 апреля в Сургуте, вчетвером. Для меня этот прыжок стал семнадцатым.

— Но ведь страшно же заставить себя шагнуть в бездну?

— Помните, как в детстве все прыгали с забора или с сарая? Мгновение – и вот уже земля. А тут ждешь-ждешь удара, а его все нет. Страшно поначалу, а потом летишь, видишь это завораживающее зрелище, и тебя охватывают восторг и наслаждение. Это не передать словами!

— Чем занимаетесь в настоящее время, каковы ваши увлечения – кроме общественных обязанностей?

— Я работаю в дирекции по эксплуатации служебных зданий, люблю рыбалку, на которую обычно выезжаем семьей. Жена Екатерина трудится на госслужбе, старший сын Сергей живет и работает в Омске, Михаил учится в колледже, дочь Александра пойдет в третий класс. Уже два года, как являюсь дедом – растет внук Михаил.

— Сыновья не мечтают о ВДВ?

— Сергей стремился, но не прошел по здоровью, поэтому отслужил в ракетных войсках. Михаил очень хочет попасть в десант, он – спортсмен, занимается боксом.

— У вас есть возможность обратиться к своим товарищам накануне праздника…

— Хочу пожелать сослуживцам, друзьям, землякам крепкого здоровья, семейного благополучия и мирного неба! Чтобы все и у всех было хорошо!

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика