Обдорская ярмарка

Исправляющего должность Березовского военно-окружного начальника рапорт

Во время бытности моей в Обдорском селении в минувшем январе месяце на ярмарке, следя за ходом торговли в Обдорске, я собирал сам лично и чрез чиновников земской полиции требующиеся предложением оного Комитета от декабря прошлого 1857 года за № 137 сведения. Из собранных сведений оказалось: 1-е. Коренными жителями Обдорского участка остяками и самоедами было привезено на ярмарку следующее количество товаров, а именно:

1) Звериных шкур песцов белых 5860 (полагая по 60 к. за штуку) — 3516р.

2) Недопесков, называемых синяками и крестоватиками, 3880 (по 70к. за штуку) — 2716р.

3) Песцов маленьких — щенят, называемых норниками и копанцами, 1052 (по 40 к. за штуку) — 420 р. 80 к.

4) Недопесков голубых 4 — по 3 р. на 12 р.

5) Лисьихшкур: а)белодушек 130 штук (по 3 р.) на 390 р.; б) сиводушек 21 (по 6 р.) на 126 руб.; в) крестоватиков бурых, черно-бурых, черных и прочих сортов дорогих лисьих шкур в привозе на продажу не было.

6) Горностаев 633 по 35 коп. на 221 р. 55 к.

7) Беличьих шкур 2640 по 10 коп. на 264 р.

8) Росомах 8 по 2 рубля на 16 р.

9) Выдр 4 по 5 руб. на 20 руб.

10) Волков 37 по 3 руб. на 111 руб.

11) Оленьих кож 5490 по 1 р. 40 к. на 7686 р.

12) Собачьих кож 19 по 60 коп. на 11 р. 40 к.

13) Лебяжьих шкур 100 по 35 к. на 35 р.

14)Неплюев 1083 по 2 руб. на сумму 2166 р.

15) Пешек 1729 по 40 коп. на 691 р. 60 к.

16) Песцовых лап 54315 по 3 коп. на 1629 р. 45 к.

17) Лисьих лап 308 пар по 30 к. на 92 р. 40 к.

18) Гагарьих шеек 2611 по 5 коп. на 130 р. 55 к.

19) Кысов (кож с оленьих коленей) 1460 по 5 коп. на 73 р.

20) Кож от оленьих лбов 1200 по 1 У2 к. на 18 р.

21) Подошв оленьих 284 по 1 к. на 2 р. 84 к.

22) Хвостов беличьих 2640 по У2 к. на 13 р. 20 к.

23) Хвостов песцовых 10600 штук, из коих 5800 от белых песцов, по 3 коп. на 318 р., от синяков и крестоватиков — 3800 штук по 1 7 2 к. на 57 руб. и 1000 штук от норников и копанцов по 1 к. на 10 р. Всего на 385 р.

24) Кож белых медведей 12 по 2 руб. 50 коп. на 30 р.

Съестных припасов:

1) Оленьего мяса 150 пуд. по 90 коп. на 135 р.

2) Куропаток 1800 штук по 3 к. на 54 р.

3) Рыбы: осетрины 50 пуд. по 2 р. на 100 р., нельмы 20 пуд. По 1 руб. 50 коп. на 30 руб., и разной другой, как-то: пыжьяна и сырка 100пуд. п о 50коп. н а 50р., муксуна2 0 пуд. по 1 руб. 2 0 коп. н а 2 4 р., налима 70 пуд. по 40 коп. на 28 р., щуки 100 пуд. по 30 коп. на 30 р. Итого на 262 руб.

4) Клею осетрового 7 пуд. 20 фунт, по 2 руб. за фунт на 600 р.

5) Ягод морошки 13 ведер по 20 коп. за ведро на 2 р. 60 к. Друтих ягод как-то: брусники, черной ягоды, называемой воденница, по случаю неурожая в ярмарку сего 1858 года не было.

Орехов кедровых 100 пуд. по 60 к. на 60 р.

Разных других товаров:

1) Мамонтовой кости 50 пуд. по 50 коп. фунт на 1000 руб.

2) Моржовых зубов 15 штук по 50 к. на 7 р. 50 к.

3) Разного птичьего пера, смешанного с пухом, 750 пуд. по 2 р. 50 к. на 1875 р.

4) Гнездового пуху 8 пуд. по 60 коп. за фунт на 192 р.

5) Моржового, тюленьего и морских зайцев сала на 30 руб.

6) Ворвани 50 пуд. по 1 р. 50 к. на 75 р.

7) Тисков (т.е. сделанных из бересты крыш для чумов или подвижных юрт) 30 штук по 60 коп. на 18 руб.

8) Губ березовых (для примеси к нюхательному табаку и делания труту) 1200 по 3 к. на 36 р.

9) Губ таловых 1500 штук по 1 к. на 15 р.

10) [В]отлипу (тонко строганный тал, употребляемый инородцами вместо салфеток и утиральников) 100 связок, заключающих в себе полпуда тяжести, по 30 коп. на 30 р.

11) Тагаров (ковры, деланные из соломы разных трав, довольно искусной работы) штук 40, смотря по величине и чистоте работы, от 40 к. до 1 руб. на 20 р.

12) Ремней моржовых 200 саж. по 3 коп. сажень на 6 р.

13) Оленьей упряжи на 400 оленей, полагая материал на лямки и ремни по 30 коп. за упряжь, на 120 р.

14) Деревянных шестов, заменяющих бичи при езде на оленях,

120 штук по 20 копеек на 24 р.

15) Корзинок или коробок разных видов и размеров, деланных инородцами из корней разных дерев, 12 штук по 30 коп., 40 и 50 к., смотря по величине, на 4 р. 80 к.

16) Гусей (верхнее платье из оленьих кож шерстью вверх с пришивными треухами, заменяющими шапку) 100 штук по 3 руб. на 300 р.

17) Малиц (платье из неплюевых кож шерстью внутри) 100 по 3 р. на 300 р.

18) Парок (верхнее платье, употребляемое более зажиточными инородцами и многими местными русскими жителями, из неплюев с узорами) от 6 до 12 руб., смотря по качеству и количеству употребленного материала и чистоты отделки, на 50 р.

19) Ягушек (женское платье в виде кацевеек из неплюев или пешек, подбитое каким-либо мехом) 50 от 2 до 3 р. на 125 р.

20) Пимов с чижами (остяцкая и самоедская обувь) 400 пар по 1 руб. на 400 р.

Оленей живых 300 штук по 3 руб. н а 900 р.

А всего на сумму 27419 р. 59 к.

Весь этот товар инородцами был продан по выше означенным ценам, остатку не было как потому, что цены эти сравнительно с предшествовавшими годами были довольно выгодны, так и потому, что увозить товары обратно для инородцев весьма затруднительно и даже невозможно, ибо они, выменяв все привезенное на ярмарку на товар, возвращаются в свои стойбища почти все с годовым запасом съестных припасов и других потребностей, заключающих в себе немалозначительную тяжесть, впрочем, если бы подобных затруднений и не существовало, те инородцы по свойственной им беспечности, мало заботясь о будущем, продают все хотя бы по самым низким ценам и вырученное употребляют нередко на прихоти свои. Привозимые на ярмарку товары не заключают в себе особенно хорошего качества, и товар вообще разделяют на следующие сорты.

Пушной товар зимней добычи почитается лучше и ценится дороже противу шкур зверей, уловленных в исходе зимы и весною; кроме того, есть еще подразделение сорта пушного товару, достоинство которого зависит от величины шкур, пушистости, цвета и хорошего сохранения оного.

В частности же говоря, песцовые шкуры разделяют на шесть сортов, кои определяют по возрасту добытых зверей, так, например: 1) песец старый белый толстый, ценившийся в прежнее время весьма дорого, по 1 руб. и 1 руб. 20 коп., и принимаемый по окладу в ясак 78 7 2 коп., но ныне уронивший свою ценность и покупаемый только по 60 коп., считается и теперь все-таки первого сорта; 2) песец белый тонкий, в прежнее время менее ценный толстого песца, а по нынешним торговым обстоятельствам продающийся дороже последнего; 3) недопесок синяк, ныне покупаемый почти по одной цене с белым тонким; 4) недопесок крестоватик, несколько менее ценный синяка; 5) норник, маленький недопесок, по виду и цвету мало различающийся от крестоватика, и 6) копанец, т.е. щенок менее норника и различающийся от него только тем, что он меньше и короче. Лисьи шкуры разделяются на следующие сорты: 1) черная шкура ценится весьма дорого от 20 до 80, даже до 100 руб., но таких сортов лисьих шкур в продаже не бывает; 2) черно-бурые от 20 до 60 р.; 3) бурые от 15 до 35 руб.; 4) красно-бурые в той же цене, что и бурые; 5)  полубурые несколько дешевле бурых; 6) крестоватые ценятся не менее как от 10 до 15 руб.; 7) сиводушка ценится не менее 6 руб., и 8) белодушки 3 руб. Кроме того, лисьи шкуры достоинством своим различаются и от способа, каким они добыты; пойманные капканами, тенетами и застреленные называются здесь полевыми, т.е. добытыми на поле, ценятся несравненно дороже тех, кои, будучи еще детенышами, вынуты из гнезда и вскормлены на домах, называемые кормленками, а сии последние в достоинстве и ценности имеют различие, происходящее от того, удачно ли были вскормлены и вовремя убиты. Выше показанная существовавшая ныне на ярмарке цена сиводушки 6 руб., а белодушки 3 руб., но как по изложенным здесь причинам они разделяются на разные сорты и имеют различное достоинство, то само собою уже разумеется, что неодинаковая на всех их бывает цена, есть сиводушки в 4 и 5, и 6, даже 8 руб., а белодушка 2, 3 и 4 руб., но в общей сложности в нынешнюю ярмарку пришлось за сиводушку 6 и белодушку З руб.

Оленьи кожи различаются между собою в достоинстве величиною и ценностью: те, кои поменьше или имеют на себе дырки, проеденные свищами, ценятся дешевле. Неплюевы и пешек кожи различаются в достоинстве и ценности по величине их и цвету шерсти: те, кои побольше или потемнее, почитаются лучшими и ценятся дороже; шкуры же прочих зверей особых различий, кроме тех, о коих выше объяснено вообще о различии достоинства и сорта пушного товару, не имеют.

Рыба разделяется на два сорта: рыба первого сорту почитается та, которая добыта в зимнее время из-подо льда, и второго сорта —добытая летом, сохранившаяся в садах и убитая осенью при наступлении морозов; впрочем, хотя первая рыба как совершенно свежая далеко лучше на вкус последней, но разницы в цене почти не существует.

Мамонтовая кость разделяется на несколько сортов: та почитается самою лучшею, которая сохранилась от гниения и не заключает в себе трещин, так что хотя в общей сложности выше показанная за фунт мамонтовой кости [цена] простирается только до 50 коп. (за фунт), но за самую лучшую кость платится по 2 руб. за фунт.

Гуси, малицы, парки, ягушки и пимы с чижами, составляющие инородческую одежду и обувь, имеют различие в ценности смотря по качеству и количеству употребленных материалов и от того, как тщательно они построены, например: самый лучший гусь продавали по 5, 6 и 7 руб., но зато было на ярмарке немалое количество гусей, дешевле показанной выше цены 3 руб.; так однако же что в общей сложности за гусь приходилось не более сей последней цифры; то же самое надо сказать о малицах, парках и ягушках.

Олений скот имеет тоже различные сорта: первого сорта олень считается тот, который сытный, сильный, годный для езды и употребления в пищу, и притом важенка (самка) ценнее и дороже, потому что от нее ожидается каждогодно приплод. Прочие же поименованные выше второстепенные товары, не различаясь между собой в достоинстве, на сорты не разделяются.

Мягкая рухлядь всех сортов, за исключением малой части, продаваемой для употребления местных жителей Обдорска и Березова, покупается обдорскими, березовскими и одним тобольским купцом Плехановым, отправляется для продажи в г. Ирбит на ярмарку; в прежние годы немалая часть рухляди, купленной зырянами, отправлялась ими за Урал в Архангельскую губернию, но в минувшую ярмарку сего 1858 года зыряне, приобретая у инородцев рухлядь, тут же, на месте, перепродавали местным торговцам на деньги или выменивали на товары, преимущественно на муку, в которой они в теперешнее время очень нуждаются по случаю бывшего у них неурожая хлеба.

Оленьи кожи преимущественно скупаются зырянами и вывозятся за Урал для выделки на имеющихся у них заводах на замшу, доставляемую ими на продажу в города Архангельск, С. -Петербург, Нижегородскую ярмарку и прочие места; малая часть только оленьих кож скупается местными торговцами — или для перепродажи зырянам, или на вывоз в г. Тобольск.

Рыба и все прочее съестное покупается на ярмарке русскими жителями с. Обдорского, г. Березова и зырянами для собственного употребления, впрочем, незначительное количество рыбы отправлено торговцами в город Ирбит и самая малая часть увезена за Урал зырянами.

В начале текущей зимы, в ноябре и декабре месяцах, зыряне, стараясь скупить как можно более рыбы, платили неслыханно высокие цены, так, например: за пуд осетра в Обдорске по 5 р. 15 к., в ярмарку же покупку рыбы зыряне прекратили, и потому она уронила прежнюю свою ценность более чем наполовину. Приезжающие на ярмарку зыряне покупают от инородцев товары исключительно сами, с первых рук, русские же, главные торговцы, редко покупают сами, а больше чрез своих приказчиков и служителей, и посторонних людей, нанимаемых ими на время ярмарки комиссионерами за условленную плату или из-за известных в пользу комиссионеров процентов по добровольной их сделке. Есть много таких мелочных торговцев, людей совершенно бедных, которые, взяв у главных торговцев хлеб и прочие потребности или когда и деньги, обязуются уплатить за все забранное купленными у инородцев товарами, и в сем случае приобретенный подобными жалкими торговцами барыш, как бы он по сумме его оборота значительный не был, но, в сущности, самый ничтожный, остается в его пользу, и главные торговцы имеют в этом тот расчет, что по выгодным для них ценам отпускают для местных торговцев товары и припасы и по сходным ценам принимают от них пушной товар и прочее привозимое инородцами на ярмарку. Немногие из местных жителей Обдорска и приезжающих туда на ярмарку из города Березова занимаются мелкою торговлею, есть в некоторой степени самостоятельные — заимствуясь только в части у главных торговцев, они скупаемое с первых рук сдают по выгодным ценам оптовым покупателям, барыш их при этом составляет не менее 10 процентов. Перекупом занимаются жители Обдорска, кроме купцов и их приказчиков, часть березовских мещан, казаков и крестьян, оптовые покупщики есть все березовские и обдорские купцы и главнее всех тобольский купец Плеханов.

2-е. В Обдорский край для продажи на ярмарке и [во] всякое другое время оптовыми торговцами приплавляется в каждый год из Тобольска и других мест на судах, каюках и барках и частью мелочными торговцами на лодках в июне месяце на продовольствие и потребности жителей края значительное количество хлеба, соли, мережи, бумажных и шерстяных товаров, железных изделий и проч., но большая часть оных, преимущественно хлеба и мережи и прочих рыболовных снарядов, продается в другое время — в начале лета и осенью по окончании рыбных промыслов. В настоящем году к ярмарке оставалось и привезено вновь из Березова и зырянами из Архангельской губернии следующее количество:

1) Муки ржаной 29666 пуд. по 40 коп. на 11866 р.

2) Пшеничной муки 465 пуд. по 1 руб. пуд на 465 р.

3) Крупчатой муки 100 пуд. по 1 руб. 43 коп. пуд на 143 р.

4) Хлеба печеного 6440 пуд. по 45 копеек пуд на 2898 р.

5) Соли 300 пуд. по 60 коп. на 1800 р.

6) Мережи 18200 саж. по 10 коп. сажень на 1820 р.

7) Сукна, бумажных и шелковых товаров и разных других мануфактурных изделий на 3340 р.

8) Сахару, чаю, картузного табаку и разных других колониальных товаров на 1662 р.

9) Разных железных и медных поделок, как-то: топоров, ножей, ножниц, капканов, ружейных замков, котлов железных и медных, колец и проч. на 895 р.

10) Свинцу 19 пуд. по 6 рублей 80 коп. на 129 р. 30 к.

11) Разных бакалейных товаров на 240 р.

12) Сельских произведений: масла, мяса, листового табаку, пеньки и проч. на сумму 1252 р.

13) Сельских изделий, как-то: чашек деревянных, чарков, бродней, чулков, ремней, поясков, крестьянского сукна и проч. на 2859 р. А всего на 29369 рублей 30 копеек.

В летнее время привозимые из Тобольска товары водою на больших судах, если бы они шли безостановочно, могли бы прийти в Обдорск по течению воды при благоприятной погоде в 15 дней, а при противной в 25 и более, на лодках в 12, 15 и 20 дней, на барках в 40 дней, но все суда и лодки в течение означенного срока не достигают Обдорска, потому что почти все суда останавливаются и выгружают часть товаров в городе Березове и других местах, лежащих на пути их следования, и приходят обыкновенно в Обдорск со времени отправки из Тобольска: суда в 30 дней, барки в 45 дней и лодки в 25 дней. В зимнее время товары привозятся на Обдорскую ярмарку только из Березова на оленях в течение 3 или 4-х дней и зырянами (более значительное количество) из Архангельской губернии. Доставляемые товары стоят торговцам на местах покупки по крайней мере на 12% дешевле тех цен, по каким они продаются, а провоз их обходится не более двух процентов. Зимой же хотя провозная цена и значительно повышается, так, что от г. Березова до Обдорска приходится платить по 40 и 50 коп. с пуда, но торговцы чрез то не терпят убытку, потому что провозную плату они вознаграждают возвышением цен на товары. Круглым числом чистой прибыли надо считать продавцам не менее 10 процентов.

Зыряне, преимущественно ижемцы, приезжают в Обдорск из Архангельской губернии Мезенского уезда из Ижемской волости на оленях чрез Урал разными путями, по которым никто из местных русских жителей никогда не ездил. Главный из этих путей (проход), начинаясь от слободы Ижемской и пересекая Печору у устья реки Ошкульск, потом дойдя прямым направлением до устья реки Сыни, разделяется на две дороги — одна идет по Уссе, а другая, направляясь по площади между Уссою и Уральским хребтом, соединяется сперва у р. [К…], дойдя до р. [Лемвы] несколько выше устья оной, поворачивает под прямым углом к Уральскому хребту и пересекает реки [Подояху] и Хоруту, тянется через Уральский хребет ущельем, откуда берет начало река Сынья, впадающая в Обь, чрез Уваловские юрты она ведет прямо в с. Мужи, чрез которое идет большая дорога из Березова. Кроме того, есть и другие пути, известные только зырянам и некоторым самоедам Березовской округи.

В предшествующие годы зырян приезжало на ярмарку от 40 до 60 человек, но в нынешнем году они наводнили собою село Обдорское так, что их насчитать можно было больше 205 человек, кроме малолетков и женщин. Причиною такого явления можно признать ощущаемый в настоящее время в Мезенском уезде недостаток продовольствия, но по собственным словам зырян, они охотнее стали посещать Обдорск и потому, что со стороны местного начальства не только не терпят никакого притеснения, но, напротив, оно оказывает им в торговле и во всем прочем покровительство.

По ввозу оборот торговли зырян на ярмарке простирается не более как до 5000 рублей, а по вывозу простирается до 15000 рублей, считая товары, купленные у инородцев и русских. Барыши они приобретают, как надо с достоверностию заключить, значительные, но в какой степени, определить невозможно, на их показания основываться нельзя, потому что они по недоверчивости и подозрительности, опасаясь наложения каких-то пошлин, всегда отзываются с невыгодной стороны о своей торговле.

Долг требует, однако ж, заметить, что посещение зырянами Березовского края весьма благодетельно для инородцев, так как, возвышая цены на местные произведения, они отнимают возможность у русских торговцев обманывать невежественных остяков и самоедов.

Кладь зыряне привозят и увозят на собственных оленях, полагая по 10 и 12 пудов на пару оленей (провозной платы у них нет, так как каждый торговец-зырянин употребляет своих собственных оленей). Кроме зырян в нынешнюю ярмарку было человек до 80 самоедов Архангельской губернии. Они приезжали для закупки муки и продажи своих произведений; большая часть их не имела билетов, и некоторые, считая себя коренными жителями Обдорского края, обращались к березовскому начальству с просьбой о разборе споров, происходящих на месте их жительства. Хотя мезенские самоеды приезжали на ярмарку из другой губернии и на весьма значительное расстояние, но чтобы они не имели ни малейшего повода думать, что их притесняют, в видах большего привлечения их посещать Обдорский край не было требуемого от них предъявления письменных видов.

3-е. На пушной товар цены весьма часто изменяются, то повышаясь, то понижаясь, — это происходит от того, в каком количестве пушной товар требуется в российские губернии и за границу. Во время продолжавшейся последней войны цены на звериные шкуры значительно понизились, по окончании же войны в ярмарку прошлого, 1857 года повысились и ныне не упали, кроме цен на беличьи шкуры; белый песец, приобретаемый прежде для кяхтинской торговли, от нескольких лет уронил свою ценность по случаю начавшихся и ныне продолжающихся в Китае беспорядков. Немало также зависит ценность товаров и от количества ввоза оных: чем меньше какого товару на ярмарке, тем выше обыкновенных на оный существуют цены, и наоборот. Приезжающие на ярмарку оптовые и мелочные торговцы большею частию имеют свои собственные амбары для складки привозимых товаров, а те, которые своих амбаров не имеют или считают неудобным или небезопасным хранить в оных товар, нанимают для этого помещение у местных жителей и платят за него от 10 до 40 рублей; товары, принадлежащие зырянам, все без исключения складываются в наемных помещениях; они доставляют их в Обдорск по первому зимнему пути, задолго до открытия ярмарки.

4-е. У остяков и самоедов не бывает никакого остатка от привезенных ими на ярмарку товаров; русские же непроданные в ярмарку товары хранят в своих амбарах, а некоторые из них и все зыряне складывают в наемных помещениях, оставляя на попечение местных жителей непроданный свой товар с правом при удобном случае сбыть по назначенным ими ценам. Русские оптовые торговцы все без исключения имеют безотлучно живущих в Обдорске приказчиков или нанятых лиц, в распоряжение которых и оставляют непроданный свой товар, впрочем, сами они по делам рыбопромышленности и прочим своим надобностям посещают Обдорск и не во время ярмарки (а некоторые живут здесь постоянно).

5-е. В недавнее время вся торговля инородцев с русскими производилась меною товара на товар, но в последние годы и преимущественно в нынешнюю ярмарку у многих инородцев были наличные деньги; на них они покупали у русских хлеб и прочие потребности и охотно принимали деньги за свои товары. Появление у инородцев (в нынешнюю ярмарку необыкновенно) значительного количества денег надо отнести к тому, что зыряне осенью скупали на месте их стойбищ много рыбы по весьма высоким ценам. При меновой торговле бывают весьма обыкновенные и простые условия: за вымениваемые товары дается известное количество хлеба или муки, мережи или прочих потребностей. Расчеты при таковом образе торговли инородцев между собою и русскими производились на песцов: ценность разных товаров определяется количеством песцов, каждый песец по нарицательной цене соответствует 3 руб. ассигнациями. Хотя употребление наличных денег вводится заметно на Обдорской ярмарке, но все-таки и в текущем году (несмотря на случайное появление у инородцев денег) главный сбыт товаров на Обдорской ярмарке производился меною, так как инородцы обыкновенно стараются продать часть своих товаров на деньги только в том случае, если они требуются на повинности или на уплату за казенную муку, и обыкновения один товар сбывать меною на товар, а другой исключительно на деньги нет — это они делают каждый по своему усмотрению или как случится.

При торговых сношениях с русскими почти всегда инородцы остаются у них в долгу и часто бывают неисправными плательщиками. При отсрочке платежа никаких в свою пользу процентов не налагают, и чрез то самое уже кредиторы бывают, по их расчетам, в некотором убытке, хотя бы должник и уплатил в назначенный срок.

Прежде русские торговцы охотно давали в долг инородцам различные вещи, в тех видах, чтобы после получать с них предметы их промышленности по низким ценам; но ныне немного есть таких зажиточных и верных плательщиков, коим можно охотно в долг поверить; каждый из русских, узнав опытом неблагонадежность на инородцах долгов, охотнее соглашается, не рискуя, отпускать инородцам свои товары на наличные деньги или на товары же, довольствуясь при этом незначительными для себя выгодами, чем отпускать в долг хотя бы на самых выгодных условиях. Если в настоящее время некоторые из русских всячески избегают отпускать инородцам в долг, то более из опасения, чтобы после не навлечь на себя неудовольствие должников, которые при малейшем поводе могут перестать их посещать и вовсе прекратить всякие с ними сношения, чрез что русские могли бы лишиться возможности получать свои долги, на которые не имеют никаких документов, ни юридических доказательств, что их долги будут когда-либо уплачены. Многие жители Обдорска и г. Березова-люди самого бедного состояния (нуждающиеся в дневном продовольствии), считают на инородцах по несколько тысяч рублей ассигнациями.

Русские, отпуская в долг инородцам товары на их потребности, записывают оные в книги или тетради, а инородцы дают им вроде расписок в получении товара — палочки с надрезами и зарубками наподобие римских цифр. Цифра 10 на палочках этих вырезывается совершенно сходно с римскою цифрою X, цифры же 1,2,3,4,5,6,7,8,9 означаются количеством надрезов в виде цифры 1. Нередко таковые заметки делаются на двух отдельных палочках, из которых одна оставляется у кредитора, а другая у должника, чаще же инородцы надрезывают знаки на двух сторонах палочки, потом раскалывают ее пополам: одну половину оставляют у себя, а другую (с такими же точно рубчиками) отдают кредитору. Случается, что недобросовестные инородцы, не желающие уплатить всего долга, срезывают знаки с палочек и таким образом уменьшают счет.

6-е. Письменных условий между хозяевами купленного на ярмарке товара и возчиками никогда не заключается, вычету из провозной платы возчиков за несвоевременную доставку никогда не бывает, потому что случаев неисправности со стороны возчиков не встречалось, да и едва когда-либо могут встретиться, потому что причин, препятствующих в исправной доставке, в зимнее время не существует преимущественно между Обдорском и Березовом, так как страна эта изобилует оленями, на коих кладь быстро перевозится из Обдорска до города Березова. Кладь везется из Обдорска частию на своих оленях, но больше на принадлежащих жителям Обдорска или инородцам, которые получают провозной платы от 40 до 50 коп. с пуда. Из города Березова товары доставляются обыкновенно на лошадях до с. Самарова, где большею частию передаются на руки других возчиков и доставляются до г. Тобольска; провоз клади от Березова до Тобольска обыкновенно обходится не дороже 50 коп.; в нынешнем же году, по случаю упадка лошадей в Березовском округе, встретится замедление в доставке клади, и провозная плата увеличилась до 1 руб. с пуда. Препятствие это, как неминуемое и неотвратимое, предвидят как хозяева клади, так равно и возчики, и не могут последние пред первыми быть в ответе, потому что они уславливаются сообразно неблагоприятствующим ныне на перевозе клади обстоятельствам. В настоящем году некоторые из торгующих, предвидя невозможность перевезти кладь в г. Ирбит обыкновенною дорогою чрез Тобольск, решили отправить ее туда совершенно другим, почти вовсе неизвестным им путем, по которому еще никто из здешнего края в Ирбит не ездил. Тракт этот пролегает чрез верховья р. Сосвы, Урал, Шапшинское селение Пермской губернии, вблизи Богословских заводов и г. Верхотурья, но существуют ли здесь препятствия в езде и перевозке клади, можно будет узнать от торговцев по возвращении их из Ирбитской ярмарки.

7-е. Корень лисиц черных, черно-бурых и прочих дорогих пород в Березовской округе хотя и не вывелся еще совершенно, но год от году делается меньше, и нет сомнения, что это происходит от того, что инородцы вынимают из гнезд лисят и вскармливают их на дому. О воспрещении сего я имел честь сделать представление 16 ноября 1855 года за № 1103, но разрешения еще не последовало. Здесь нелишне будет сказать о способе, коим инородцы достают маленьких лисят. Прежде я думал, что это делается случайно, но впоследствии удостоверился в противном. Все березовские инородцы из способа добывания маленьких лисят учредили промысел: лишь только стает снег, они отправляются отыскивать лисьи гнезда и забирают из оных всех найденных щенят. Будучи от природы беспечны и ленивы, инородцы, в особенности остяки, только и надеются на этот род промысла, не ставят капканов и самострелов и никогда не занимаются гоньбой лисиц в поле, потому что без особого труда надеются приобрести из гнезда маленьких лисят; вскормление же их не составляет обязанности промышленника, этим по большей части занимаются женщины, притом он так прост, что производится без особого труда: щенят садят в ящик с прорезанными сверху и снизу дырками, в первом для сообщения воздуха, а в последнем для истока нечистоты, изредка ящики чистятся; по мере того как лисята вырастают, их переносят в большие ящики и таким образом корхмят рыбою до наступления зимы, потом убивают; вскормленных таким образом лисиц бывает много не только в продаже, но и в ясаке. Удивительно, что лисица, всехитрый зверь, в этом случае совершенно проста, например, устроивши гнездо, она ежегодно щенится в нем, пока сама не погибнет, несмотря на то, что каждый раз забирается ее плод; это обстоятельство немаловажным поводом служит к тому, что все инородцы взялись за легкий способ вынимать лисят, между тем от такого промысла лисицы не только дорогих пород, но и самые простые значительно уменьшаются, что доказывается тем, что в прежнее время, лет десять назад, некоторые инородцы выкармливали от 50 до 80 штук лисят, а теперь те же инородцы находят и воспитывают не более 5 или 10 щенят.

Если не воспретить инородцам вынимать из гнезда лисят, то нет мудреного, что со временем зверь этот совершенно истребится подобно тому, как и бобры, водившиеся прежде в Березовском округе, теперь же их совершенно нет. Действительно, инородцы, будучи приохочиваемы выдаваемыми им похвальными листами и предоставленными наградами за пятилетний взнос ясака дорогими шкурами, нередко приобретают оные для положения в ясак от русских торговцев, а сии последние, по их показанию, для перепродажи инородцам покупают те в г. Ирбите на ярмарке и других местах, но едва ли это справедливо; правда, что некоторые торговцы пред началом Обдорской ярмарки получают по почте дорогие лисьи шкуры из Тобольска, но это не доказывает, что они приобретены на Ирбитской ярмарке, скорее можно думать, что шкуры эти покупаются у инородцев же Сургутского и Денщиковского участков заезжающими туда некоторыми тобольскими торговцами, вывозятся скрытно в Тобольск и там продаются купцам, имеющим дело в Обдорске, как-то; Плеханову, Нижегородцеву и другим, а сии для продажи самоедам присылают в Обдорск, но то, что эти шкуры покупаются в Ирбите, едва ли может быть верно, потому что там торговля рухлядью производится оптовая, розничная продажа оной едва ли бывает; нельзя полагать, чтобы из оптовых торговцев кто-либо решился раздроблять свою партию рухляди для того, чтобы продать одну или две черных лисицы; невероятность покупки лисиц для ясака в Ирбите подтверждается еще и тем, что такие шкуры продаются инородцам не всегда теми русскими, которые ведут торговлю в Ирбите, но и такими, которые дальше Березова не ездят.

И 8-е. Суеверных примет, по которым бы инородцы при отправке на ярмарку заключали о выгодном или невыгодном сбыте своих товаров, нет.

Изложив на все сделанные вопросы сведения, имею честь донести, что если бы дозволить до положения ясака русским покупать от инородцев пушной товар и разъезжать по их стойбищам во всякое время до положения ясака, то, конечно, как для русских, так и инородцев была бы неограниченно свободная торговля, но если им это дозволить беспрепятственно, то оборот ярмарочной торговли уменьшился бы на значительную сумму, как я доносил уже об этом г. начальнику губернии 10 февраля 1856 года за № 169, потому что русские успели бы до ярмарки скупить все что ни есть лучшее у инородцев и нельзя бы надеяться, чтобы ясак был вносим шкурами такого качества, как ныне. Что в настоящем году, как и прежде, на основании 98 ст. 2 тома Учреж. о сибирс. инород. и на основании журнала Тобольского общего губернского управления 4 января 1845 года за № 1 даже до открытия ярмарки и положения ясака предоставлена была инородцам свободная торговля всеми товарами, за исключением тех звериных шкур, кои принимаются в ясак, а по открытии ярмарки инородцам, не внесшим ясака, запрещено было продавать <нрзб.> лишь лисьи шкуры, с полным правом торговли всем прочим без всяких ограничений. Существующее на сей предмет правило в нынешнюю ярмарку исполнялось в точности, ибо хотя в губернском совете и состоялся 28-го апреля 1857 года за № 80 журнал об изменении этого правила, но впредь до утверждения оного господином генерал-губернатором Западной Сибири тем же журналом велено земской полиции руководствоваться в точности существующим правилом и об этом г. начальником губернии подтверждено мне от 2-го декабря за № 10011. Открытая торговля на ярмарочной площади и находящихся на ней амбарах всеми прибывшими на ярмарку русскими и инородцами в нынешнем году началась 9 января, за воспрещением, как выше сказано, инородцам, не положившим ясака, продавать лисьи шкуры, а до того времени они свободно производили торговлю с вышеупомянутыми для некоторых из них ограничениями только с тою разницею, что не на ярмарочной площади и не открыто.

К большему развитию ярмарочной торговли я не могу изыскать других средств, как только воспрещением русским выезжать с ноября месяца до положения ясака в инородческие стойбища и привлечением зырян приезжать на ярмарку в Обдорск, куда они, видя кроткое и ласковое обращение с ними местного начальства, начали в последнее время более стекаться. Почему для наблюдения, чтобы со стороны местной земской полиции и русских жителей, весьма недоброжелательно смотрящих на зырян, кои возвышают цены на товар и тем лишают местных торговцев значительных выгод, не было делано никаких притеснений, так равно и для наблюдения при положении ясака и повинностей не происходило излишних сборов и других злоупотреблений, я полагал бы необходимым, чтобы с последних чисел декабря до 16-го или 17-го января находился лично в Обдорске окружной начальник или земский исправник. Опыт последних трех лет доказывает, что необходимо наблюдать за производимыми с инородцев сборами преимущественно звериными шкурами и за продажею оных из казны в частные руки. В прежнее время оленьи кожи, составляющие до 1/3 всей суммы, на которую привозятся инородцами на ярмарку товары, продавались распоряжением инородной управы не дороже 1 рубля и даже дешевле, но когда в последние годы шкуры эти и прочее поступавшее в казну продается не иначе, как с формальных торгов, в присутствии моем и земских властей, цены значительно повысились, оленьи кожи проданы нынче по 1 р. 60 коп., все прочее тоже по выгодным ценам, так что от сбору на повинности остается в экономии до 960 руб., кои зачтутся в долженствующую поступить в будущем году с Обдорской волости сумму на отправление земской гоньбы. От сбора в ясак осталось в экономии 195 руб., и чрез выгодную продажу собираемых в ясак песцовых шкур приобретено выгоды казне до 120 руб. В начале ярмарки на шкуры недопесков, называемых синяками и крестоватиками, цены были чрезвычайно низкие, распоряжением начальства, возбудившим посредством произведенных на продажу оных торгов соревнованием между покупателями, повысились до весьма выгодной цены 70 к. и более, с которою инородцы соображались при продаже недопесков и в частные руки.

Исправляющий должность военно-окружного начальника майор Г. Колпаковский.

14 фев. 1858 года

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика