Дети Севера — фронту

Новомир Борисович Патрикеев

С заботой о юных

В воскресный день 22 июня 1941 года самаровские пионеры и школьники Витя Гусев, Толя Васильев, Сережа Лазарьков, Лель Свинцев и Ваня Сумкин собирали металлолом на рыбоконсервном комбинате. Услышав о начале войны, они побежали созывать жителей поселка на митинг. За два дня ребята собрали пять тонн лома — это был первый взнос детей Ханты-Мансийска в Фонд обороны.

Начались грозные военные годы. Несмотря на трудности, Коммунистическая партия и Советское правительство свято выполняли ленинский завет: все лучшее — детям.

Газета “Правда” писала в передовой статье: “Как бы, однако, мы ни были поглощены войной, забота о детях и их воспитании остается одной из главных задач”. И на первом плане — здоровье. Совет Народных Комиссаров СССР неоднократно издавал во время войны специальные постановления о летнем отдыхе детей.

В июне 1941 года открылся месячный пионерлагерь в Тром-Агане на 40 человек. 23 пионера Вершинской неполной средней школы отдыхали в лагере при интернате. Они часто бывали в лесу, занимались в хоровом и музыкальном кружках, слушали беседы о положении на фронте. В Ханты-Мансийском лагере отдохнуло 40 детей фронтовиков. Только Самаровский райпотребсоюз выделил им на путевки 750 рублей.

10 июля открылся заполярный пионерский лагерь в Яр-Сале на Ямале. В нем отдохнуло 30 детей. Начальником лагеря был комсомолец Н.А.Храпов, вожатой — Н.Акулова. Местные профсоюзные комитеты выделили лагерю 400 рублей.

В пяти лагерях Кондинского района, четырех — Сургутского и шести — Березовского отдохнули первым военным летом более 1000 пионеров. Отдых в лагерях сочетался с общественно-полезным трудом, военными играми и спортом, художественной самодеятельностью и чтением. В 1943 году ребята, отдыхавшие в пионерском лагере и на детской площадке Ларьяка, поймали 1500 килограммов рыбы и собрали 10 килограммов лекарственных трав.

Местные партийные и советские органы уделяли особое внимание питанию детей. По решению окрисполкома в Ханты-Мансийске летом 1942 года была открыта детская столовая. Многие дети фронтовиков ежедневно снабжались молоком. Проводились обследования красноармейских семей. Более 500 детей окружного центра только в 1943 году были обеспечены одеждой и обувью.

В школах Ямала были организованы бесплатные горячие завтраки. В 1943 году сельским школам Ямало-Ненецкого округа было выдано 1500 пар валенок, 2000 — пальто, 1800 пар кожаной обуви, около 3000 метров различной материи для пошива одежды и белья. В школах Салехарда остронуждающиеся дети фронтовиков получили 480 пар валенок.

Весной 1942 года жители Ханты-Мансийского округа приняли и окружили теплом 1150 детей блокадного Ленинграда. Для них было открыто десять детских домов.

Большую материальную помощь оказывало государство многодетным семьям. Летом 1941 года многодетная мать К.Е.Сумкина из Нялино через окружную газету благодарила партию и правительство за единовременное пособие — 2000 рублей. В ответ на заботу она сама вносила посильный вклад в колхозное производство, муж ее работал бригадиром рыбаков, старший сын Сергей рыбачил, четырнадцатилетний Степан был на разных работах, младший Леонтий — на прополке полей. Об этом же с благодарностью писала в конце войны жительница Самарово Маклакова, получавшая такое пособие с 1939 года.

В 1942 году рабочие Самаровского рыбоконсервного комбината взяли шефство над двенадцатилетним Ноилом Халитовым, обеспечили его жильем, одеждой, обувью, а мастер В.К. Чукреев обучил мальчика специальности слесаря.

Многое делалось по созданию необходимых условий для учебы детей. Учащиеся коренных национальностей находились в школах-интернатах на полном государственном обеспечении. На 1941-1942 учебный год государство ассигновало только одной Казымской национальной школе при культбазе 300 тысяч рублей.

Все школы Ямала организованно начали учебный год 1 сентября 1941 года. Изыскивались дополнительные возможности для расширения интернатов. В Яр-Сале под интернат передали жилой дом, что позволило нормально разместить 100 детей. Помещение Щучьереченского интерната расширили на 50 учеников за счет переоборудования Дома ненца. В поселке Вануйто открыли школу в помещении, предоставленном колхозом, что дало возможность не возить детей в интернат райцентра. При Мужевской средней школе построен интернат на 30 мест.

Ямальский райком партии провел обследование Пуйковской, Ярсалинской, Новопортовской школ и принял меры по укреплению материально-технической базы школьных интернатов.

В 1942-1943 учебном году на Ямале открылось семь новых начальных школ. Катравожская, Гыдоямская и Самбургская начальные школы реорганизованы в неполные средние, а Горковская, Пуйковская, Аксарковская и Новопортовская неполные средние — в средние школы. В следующем учебном году было открыто еще четыре начальные школы и две неполные средние. Средние школы появились в райцентрах Яр-Сале и Тарко-Сале.

В августе 1942 года было опубликовано письмо отдела школьной молодежи и пионеров ЦК ВЛКСМ “О работе комсомольских организаций по подготовке школ к новому 1942-1943 учебному году”, где перед комсомольцами ставились задачи развития всеобщего обучения, помощи школам в ремонте, подвозе топлива, оборудовании буфетов, столовых, военных и пионерских уголков или комнат; подбора, утверждения и обучения пионервожатых. Позже работе комсомола в школе было посвящено постановление XII пленума ЦК ВЛКСМ.

К этому учебному году в Ханты-Мансийском округе открылось одиннадцать новых школ. Окружком партии и окрисполком учредили для лучшей школы округа переходящее Красное знамя. Периодически проводились дни школьника. Например, 13 августа 1944 года по округу было собрано 17680 рублей на нужды школ. Комсомольцы Нахрачей собрали 8189 рублей, 84 килограмма продуктов и 100 предметов одежды. Комсомольцы села Кондинского (ныне рабочий поселок Октябрьское) внесли 4362 рубля, 70 разных учебных принадлежностей, десять килограммов крупы, напилили 14 кубометров дров.

Пионеры и школьники отвечали на заботу хорошей учебой, активной общественной работой и участием в общественно-полезном труде. В первом военном учебном году передовым в Ханты Мансийской средней школе был второй класс учительницы М.И. Бугровой, лучшие ученики — В. Кочнева, И. Смольникова, Ж. Устинов. В день Красной Армии классу вручили переходящее Красное знамя. Класс не только хорошо учился — дети послали на фронт более 50 теплых вещей и другие подарки.

Между школами Ямало-Ненецкого округа уже в первый год войны развернулось социалистическое соревнование, победителем в котором вышла Тамбейская начальная школа, которой было вручено переходящее Красное знамя.

В 1942-1943 учебном году из средних школ Ямала образцы высокой успеваемости показали Новопортовская и Мужевская средние школы. По итогам учебного года Новопортовской школе (директор Золотницкий Юрий Исаевич), занявшей 1 место, вручено переходящее Красное знамя. Из неполных средних школ победительницей вышла Шугинская школа Надымского района. Со стопроцентной успеваемостью закончили год Вануйтовская и Нангинская начальные школы этого же района.

Учителя Ямала воспитывали чувство патриотизма на всех уроках. Тексты диктантов преподавателей русского языка и литературы Е. Давыдовой, Е. В. Пономаревой, Л. С. Акимкиной, Э. А. Дмитриевой и других носили патриотический характер. Например, “Доблестная Красная Армия разгромит врага и полностью очистит советскую землю от немецко-фашистских захватчиков”, “Воины Красной Армии, помните, что вы защищаете свободу, честь и независимость своей Родины».

Большой интерес у младшеклассников Ханты-Мансийской средней школы вызвали рассказы об Александре Невском, о битве на Куликовом поле. Пионеры третьего “а” класса Неля Овсянкина, Вова Рубенчик, Эдик Чикирдин, Неля Пакина, прочитав рассказ писательницы Елены Кононенко “Красный галстук” о повешенном фашистами пионере, писали в окружной газете: “ Будем такими, как Владис. Мы будем расти смелыми и отомстим захватчикам”.

В 1942 году школьники округов приняли участие в областной выставке рисунков “Творчество детей на тему об Отечественной войне”, которая состоялась в Омском Доме пионеров.

Пионеры и школьники готовились к защите Родины. На состоявшейся 13-15 августа 1941 года учительской конференции Ямало-Ненецкого округа был сделан специальный доклад “Военно-физическое воспитание учащихся в школе и семье” . В школах Салехарда и поселков округа открылись новые кружки ПВХО, радистов, военно-санитарного дела, связи, группы самозащиты. В каждой школе были сформированы учебно-строевые подразделения, отделения, взводы и роты во главе с командирами. Введены уроки военного дела, которые вели командиры запаса, а позже — демобилизованные по ранению фронтовики.

Военрук Новопортовской школы Желябутский изготовил таблицы с изображением оружия, противогаза, гранат, сделал вместе с учащимися 147 топографических знаков. Он проводил уроки военного дела с выходом в тундру, где учащиеся учились рыть окопы, метать гранаты.

Военрук Ярсалинской школы Ожерельев сумел получить от охотников-тундровиков старую винтовку-трехлинейку Мосина образца 1891 года и две мелкокалиберные винтовки, сделал рисунки и макеты снарядов, мин, авиабомб и гранат. Заслуживал внимания и опыт оборонно-спортивной работы в школе райцентра Ныда.

Всю войну переходящее Красное знамя Ямало-Ненецкого окружкома комсомола и окружного спорткомитета за лучшую организацию военно-физического воспитания молодежи находилось в Шурышкарском районе. По оборонно-массовой работе среди детей первенствовали Мужевская средняя, Овгортская неполная средняя, Кушеватская и Азовская начальные школы. Здесь проводились стрелковые соревнования, военно-спортивные игры, лыжные переходы. Команда, состоящая из школьников и комсомольцев-колхозников райцентра, под руководством командира Артеева и политрука Чебышева совершила лыжный переход Мужи-Горки-Мужи. Расстояние в 170 километров было пройдено за 18 ходовых часов. В поселках на пути лыжники провели беседы о положении на фронтах и в районе, выпустили боевые листки, оказали помощь первичным комсомольским организациям и школам в налаживании военно-физкультурной работы.

В начале войны тридцать пионеров из Сургутского районного лагеря Ханты-Мансийского округа под руководством медицинского работника комсомолки Лежниной сдали нормы на значок “Будь готов к санитарной обороне” (БГСО).

Всю войну под руководством учительницы комсомолки Александры Британовой (Неруш) дети национальной школы при Казымской культбазе изучали противовоздушную и противохимическую оборону, стрелковое дело. К двадцать четвертой годовщине Красной Армии в Подгорной неполной средней школе было подготовлено около 100 значкистов ПВХО. Накануне этой даты двенадцать команд мальчиков и семь команд девочек из Ханты-Мансийской средней школы участвовали в лыжных соревнованиях, восемьдесят из них сдали нормы на значок БГТО.

Пионеры и школьники активно работали в оборонном обществе. Сорок учащихся Тюлинской неполной средней школы состояло в первичной осоавиахимовской организации. Под руководством участника Великой Отечественной войны Ф.С. Долгушина они овладевали специальностями наблюдателя, связного, разведчика, изучали стрелковое оружие, технику ходьбы на лыжах.

К апрелю 1944 года в организации Осоавиахима Луговской школы было 170 учащихся. 40 из них отлично сдали нормы на значок “Ворошиловский стрелок”. Здесь был хорошо оборудован кабинет военных занятий. 50 участников школьного лыжного кросса выполнили нормы значкистов ГТО и БГТО.

В начале 1944 года в школах округов были созданы физкультурные коллективы добровольного спортивного общества “Смена”. В честь двадцать седьмой годовщины Красной Армии 23 февраля 1945 года во всех школах Севера прошли массовые лыжные соревнования.

Все для победы

Когда страна поднялась на смертный бой с вероломными фашистскими захватчиками, советские дети не остались в стороне. Вносили свой посильный вклад в Фонд обороны и пионеры национальных округов.

В начале войны семиклассник Ханты-Мансийской средней школы № 1 Алексей Смольников (ныне известный московский поэт) принес в Государственный банк шесть серебряных монет старой чеканки. Ученик этой же школы Юрий Аксенов писал в окружную газету: “Прошу принять от меня на оборону нашей Родины облигации на сумму 100 рублей. Правительство построит новые самолеты, танки и разгромит фашистов”. Дети Ханты-Мансийска к началу первого военного учебного года сдали в Фонд обороны на 5000 рублей облигаций.

Шестиклассница Тюлинской школы Никурова сдала облигаций на 800 рублей, четвероклассница Ханты-Мансийской второй неполной средней школы Воронина — на 500, шестиклассница Максимова — на 100 рублей и золотое кольцо, ученик этой же школы Власов — два золотых кольца.

Осенью 1941 года пионеры Салехарда вместе с пионервожатыми провели четыре воскресника и заработали 1295 рублей. Эти деньги они сдали в Фонд обороны.

В начале 1942 года учащиеся Больше-Тарховской школы сдали в Фонд обороны облигаций на 860 рублей и 195 рублей.

Учащиеся Вампугольской начальной школы в честь двадцать четвертой годовщины Красной Армии брали обязательство повысить успеваемость, собрать по пять ведер золы, сдать нормы на значок ПВХО. Каждый пионер и школьник приобрел лотерейные билеты оборонного общества. Миша и Коля Скорняковы сдали в Фонд обороны облигаций на 90 рублей. Каждое воскресенье ребята готовили дрова для семей фронтовиков, помогали ухаживать за малышами.

Только в третьей четверти первого военного учебного года школьники из Цынгалов устроили три самодеятельных концерта, а вырученные деньги — 153 рубля — сдали в Фонд обороны. Они совершили тридцатикилометровый переход в поселок Филинский, где провели три вечера с рапортами о делах и концертами, выручка от которых также пошла в Фонд обороны. Ханты-мансийские школьники поставили концерт на военную тему, а деньги — 400 рублей — передали на строительство бронепоезда имени МОПР (Международной организации помощи борцам революции).

На следующий день после выпуска Военного займа 1942 года учащиеся Селияровской школы подписались на 790 рублей, в том числе Густав Шехирев — на 100 рублей, Таня Конева — на 50, Миша Змановский — на 50. Учащиеся Самаровской средней школы провели воскресник, а на заработанные 300 рублей приобрели облигации.

В марте 1942 года, поддержав инициативу саратовских комсомольцев, бюро окружкомов ВЛКСМ объявили месячник по сбору одежды, обуви, посуды, книг, учебных пособий для отправки в освобожденные районы страны. В это благородное дело включились и дети.

В Ханты-Мансийской средней школе было собрано 578 предметов одежды и 29 метров материи. Учащиеся Самаровской школы собрали 370 различных вещей и 100 учебников. 18 июля 1942 года состоялось собрание молодежи Ханты-Мансийска и Самарово в защиту детей от фашистского варварства. В обращении ко всей молодежи округа собрание призвало окружить заботой детей фронтовиков, взять шефство над детдомами и интернатами области, школами освобожденных районов.

В ответ на призыв учащиеся Самаровской средней школы собрали в фонд помощи освобожденным районам 1428 рублей, первоклассники Ханты-Мансийской начальной школы — облигаций на 980 рублей и 12 предметов одежды. Ученики Троицкой школы дали концерт в клубе “Рыбник” райцентра, вырученные 500 рублей передали в фонд помощи детям Запорожья.

8 ноября 1942 года дети Севера участвовали во Всесоюзном воскреснике “Пионеры — фронту” — заготавливали дрова для школ и семей фронтовиков, собирали металлолом, перебирали в хранилищах картофель и овощи, утепляли школы и скотные дворы.

К первому мая 1943 года учащиеся Урманной начальной школы собрали на оборону страны 700 рублей и облигаций на 650 рублей, сдали 30 килограммов сушеного картофеля, ребята из Саргатинской школы — облигаций на 500 рублей, Скрипуновской — на 1255.

Пионеры Севера вносили в Фонд обороны и заработанные средства. Накануне XXIV годовщины Октября учащиеся Перековской школы Ханты-Мансийска сдали 90 рублей, полученных за сбор металлолома. Пионеры и школьники деревни Большой Камень заработали на заготовке кормов и сборе ягод 140 трудодней, 300 рублей они внесли в Фонд обороны, на остальные отправили пять посылок бойцам. На один из воскресников вышли все учащиеся Толькинской школы Ларьякского района — их взнос в Фонд обороны за этот день составил 495 рублей.

Школьники Пуровского района Ямало-Ненецкого округа в 1943-1944 учебном году внесли в Фонд обороны 13556 рублей. Всего школьники Ямала отправили тогда бойцам 550 посылок, собрали и послали на Фронт и пострадавшему от фашистской оккупации населения более 2200 теплых вещей и другой одежды.

Активно участвовали пионеры округов в сборе средств на строительство боевой техники. Только учащиеся Сургутского района собрали в 1943 году 20759 рублей. Пионеры Нижне-Покурской школы внесли на строительство танка “Пионер Севера” 698 рублей. Пионеры Салехарда собрали на строительство танковой колонны “Малютка” 2740 рублей.

В условиях военного времени на счету был каждый кирпич, гвоздь, килограмм пакли, металла. В первое же военное лето пионеры округов усилили сбор металлолома. Среди активных сборщиков были ханты-мансийские ребята Виктор и Михаил Кузнецовы, сдавшие за день до 70 килограммов лома.

Бюро окружкомов ВЛКСМ объявили апрель 1942 года ударным месячником по сбору строительных материалов. Инициативу комсомольцев одобрили окружные комитеты партии. Активно включились в месячник пионеры Белогорской начальной школы Нина Звягина, Ида и Витя Моисеевы, собравшие 200 килограммов утиль-сырья, Нюра Иванова и Вена Лихачев из Троицкой школы, дети из Кирзаводской и второй Самаровской неполной средней школы. Первое место по итогам месячника заняли Самаровская районная комсомольская организация и Ханты-Мансийская средняя школа.

Только 9 июня 1942 года учащиеся Тундринской школы В. Тарасов, Т. Алимов, К. Вахрушев, Л. Журавлев собрали 336 килограммов лома и гвоздей. Не отставали и самые маленькие. Семилетний Вася Желудев из Белогорья собрал 50 килограммов металлолома и восемь килограммов гвоздей.

Пионеры и школьники собирали для нужд фронта и тыла грибы, ягоды, лекарственные травы. Летом 1941 года учителя и учащиеся Кондинской (ныне Октябрьской) средней школы заготовили четыре тонны ягод и центнер сухих грибов.

Учащиеся Нахрачинской (теперь Кондинской) средней школы отправлялись за ягодами каждый выходной день. Пионеры Быстринской школы Октябрьского района соревновались в сборе ягод и грибов — победили Рая Джемал и Клава Шемелева. Восьмиклассник Самаровской школы Костя Протопопов за 12 дней собрал и сдал сто килограммов грибов.

Осенью 1941 года пионеры Охтеурья во главе с А.А. Карелиной ежедневно собирали кедровые орехи. Выручку от сдачи центнера чистых орехов внесли на строительство авиаэскадрильи “Омский комсомолец”. В следующем году они собрали 200 килограммов ягод, 300 килограммов грибов и две тонны кедровых шишек. Лучшие сборщики — Коля Прасин, Ерас, Ваня и Мирон Сигильетовы.

Ребята из Вершинской школы во время летних каникул сушили брусничные листья у озера Пыжьян. С 20 июня по 20 июля 1943 года в окружную аптеку было сдано 300 килограммов лекарственного сырья.

В 1943-1944 учебном году учащиеся Тарко-Салинской школы Пуровского района заготовили 1060 кг ягод, 1844 кг кедровых орехов, 92 кг сушеных грибов, 35 кг черемухи и шиповника, а пионеры поселка Халесовая — 290 кг ягод, 76 кг грибов и 102 кг орехов.

8 октября 1941 года семиклассница Самаровской неполной средней школы Галя Змановская обратилась с призывом ко всем пионерам активно участвовать в сборе теплых вещей и посылок для бойцов. Учащиеся Коневской неполной средней школы после пионерского сбора на тему “Отечественная война и долг пионера” также призвали всех пионеров крепить связи с фронтом. Они направили бойцам посылки с туалетным мылом, носовыми платками, бумагой, карандашами, а в письмах рассказывали, как учатся, помогают колхозам и семьям бойцов.

“Дорогие старшие братья, — писали фронтовикам пионеры Карымкарской школы, — мы ежедневно читаем в газетах о ваших подвигах и радуемся вашим успехам. Бейте врагов беспощадно. Ждем вас домой и обещаем лучше учиться”.

Женя Пыгатов, Юра и Нестор Прасины, М.Мугульчина, А.Камина из Корликов собрали на посылку 98 рублей. Ребята из Батово послали раненым красноармейцам книги. Пионеры из Ханты-Мансийска Потанина, Мотошин, Родионова вышили кисеты и платки, отправили бойцам табак и мыло, скрипуновские школьники — рыбу и печенье.

Одним из интереснейших проявлений пионерской инициативы в годы войны было тимуровское движение. В июле 1941 года, как только отошли от причалов первые пароходы с будущими красноармейцами, тимуровцы начали шефство над их семьями. Ханты-Мансийские ребята обошли все дома ушедших на фронт, выяснили их нужды, запросы, оказали необходимую помощь. Пионеры Реполово закрепили за каждой семьей фронтовиков звенья, помогали готовить корм для скота, ухаживать за малышами.

Тимуровцы Елизаровской школы участвовали в ремонте колхозного инвентаря, вывозке навоза на поля. Девочки из команды Шуры Спиридоновой помогали женщинам-колхозницам ухаживать за детьми, читали им газеты и журналы. Младшеклассники Кышиковской школы провели за зиму семь воскресников в помощь семьям бойцов, вязали рукавицы, собирали удобрения. Лучшие тимуровцы — Л. Петелин, В. Цибилева, Н. Бухтоярова. Тимуровцы Самаровской средней школы вышли на воскресник по сбору металлолома. Только команды Харчевниковой и Липчинской собрали 332 килограмма металла.

В 1943 году в Ямало-Ненецком округе было 18 тимуровских команд, 2672 пионера-тимуровца, которые шефствовали над 214 семьями фронтовиков. Огромную помощь семьям красноармейцев, престарелым и больным оказывали 229 тимуровцев Салехарда. Они следили за чистотой квартир, носили воду, заготавливали дрова, водили детей в детские ясли и сады, писали на фронт письма. За годы войны школьники Ямала собрали в фонд помощи семьям военнослужащих 125 тысяч рублей.

В Ханты-Мансийском округе в 1943 году было 120 тимуровских команд. Активно действовали тимуровцы Учиньинской школы Кондинского района Н. Сафонова, Н. Грехова, В. Репин, Г. Якутович. Они возили по воскресеньям дрова, сено, воду, помогали семьям фронтовиков в других домашних делах. Пионеры-тимуровцы Луговской школы сделали игрушки для детского сада, поставили платный концерт, а выручку передали в фонд помощи семьям фронтовиков. В конце войны среди лучших тимуровцев п. Урманного были Зоя Фомина, Таня Турлакова, Аня Чукреева, Люба Борисова, Галя Манова, Мотя Шмигельская.

На охоте и рыбном промысле

Главной продукцией, которая шла из округов фронту, была рыба. В первые дни войны сотни пионеров и школьников заменили на путине ушедших воевать рыбаков. Ученики пятых-шестых классов Самаровской средней школы Ханты-Мансийского округа К.Липатникова, М.Ветлугаева, 3. Пуртова поступили работать на рыбоконсервный комбинат.

В Сытомино ребята создали бригаду по лову рыбы переметами. Пионер из Сургута Саша Нюгломкин за полмесяца поймал сетями 150 килограммов рыбы, пионер Саша Кинямин из д. Юган — 173 килограмма.

Во время второй военной путины участники слета пионеров и школьников Ханты-Мансийска и Самарово приняли обращение ко всем ребятам округа: «Пионеры и школьники вместе со всем советским народом помогают Красной Армии громить фашистов. Обком комсомола обязал каждого из нас, учащихся 4-7 классов, добыть по 10-15 килограммов рыбы, а в округе нас семь тысяч. Сургутские пионеры создали бригады и ежедневно ловят рыбу удочками, переметами, маленькими неводами. Объединяемся в рыбацкие звенья и мы. Вызываем на соревнование ребят из других районов».

Юные рыбаки округа быстро подхватили эту инициативу. По примеру восьмилетнего Фили Топчина из колхоза им. Кирова Краснодарского края, который стал известен всей стране, двенадцатилетний Коля Змановский из Скрипуново с начала путины вышел на лов. Во втором квартале он сдал 48 центнеров рыбы, а в третьем — 45.

Пионеры Миша Самарин и Витя Мотошин в счет плана колхоза “Заря” добыли на Кондинском сору тонну стерляди. Тринадцатилетний Паша Волков поймал более 20 центнеров рыбы. Пионерка Клава Лепешкина из Скрипуново — 18,5 центнера. Четырнадцатилетний Федя Баженов из Майковского колхоза стал пятовщиком на неводном лове. На сетном лове в Тюлях самостоятельно работали двенадцатилетние Б. Губин и Ф. Бабкин.

Учащиеся Самаровской школы организовали три рыбацких бригады, лучшей из них руководила вожатая Тоня Котельникова, удачливыми ловцами были Сережа Трифонов и Володя Смирнов.

Пионеры и школьники Самаровской второй неполной средней школы в начале 1942-1943 учебного года после уроков помогали рабочим рыбоконсервного комбината.

Перед началом третьей военной путины в апреле 1943 года проходил окружной декадник смотра готовности рыбаков. Первыми решили принять в нем участие пионеры Ханты-Мансийска. Ребята из средней школы звеньями и тимуровскими командами собирали паклю, проволоку, гвозди, металлолом, книги для рыбацких станов. Через окружную газету начальник штаба дружины Гоша Лоскутов, пионерские активисты Шура Яснова, Олег Балин, Т.Тарасова, Н.Родионова обратились с призывом ко всем пионерам округа последовать их примеру.

Летом ребята вышли на лов. Пионеры и школьники Нахрачей (теперь пос. Кондинский) за пять дней выловили в  фонд Главного командования 270 килограммов рыбы. АнтонАлексин из Алексинского колхоза с организованным им звеном школьников сдал в июле 443 килограмма рыбы, почти вдвое перевыполнив план. Красноярские школьники в июле-августе сдали 31 центнер рыбы. Звено пионеров, возглавляемое старейшим рыбаком А.В. Пахтышевым, ежедневно перевыполняло задание на 200 процентов. Пионеры и школьники Елизарово добыли за летние каникулы 475 пудов рыбы.

В Сургутском районе ребята поймали за лето 1000 центнеров рыбы, из них только учащиеся Зарямской школы — 260 центнеров. Двенадцатилетний пионер Платон Тайбин  из Пимской школы и десятилетний Валя Коновалов из ВысокогоМыса выловили по 25-22 центнера. Пионерки Ларьякской школы Лена Кунина и Клава Каштанова сдали в фонд Главного командования по 3500-3800 килограммов рыбы.

За успехи в рыбодобыче Омский обком ВЛКСМ наградил Почетной грамотой двенадцатилетнего пионера Павла Морохова из юрт Мулигорт. Организованное им звено сдало тонну рыбы в счет колхозного плана и 100 килограммов — в фонд Главного командования. Всего по округу в 1943 году было сдано школьниками в этот фонд 350 центнеров рыбы.

80 учащихся Сургутской и Черномысовской школ пришли летом в цеха рыбоконсервного комбината. На Самаровском комбинате работало 150 школьников. Фронтовая бригада ребят из Самаровской школы не отставала от взрослых. Когда кончились каникулы, работавшие на комбинате учащиеся призвали всех школьников округа хорошо учиться и продолжать помощь предприятиям рыбной промышленности.

При подготовке к путине 1944 года дети округа собрали 53 сети-режовки, много вершей, изготовили 3850 крючков и несколько тысяч других ловушек.

Все лето рыбачило звено чучелинских пионеров и школьников под руководством бывшего фронтовика Кузьмы Ивановича Чучелина. Дневные уловы здесь были не менее центнера. Добыв с 15 июля по 15 августа около 3 тонн рыбы, звено решило сдать еще полторы тонны.

Четыре месяца были на промысле учащиеся Пимской школы. Только звено Платона Тайбина добыло около 7 тонн рыбы. Десятилетний пионер из Больше-Ларьякской школы Гриша Прасин сдал 17 центнеров, его землячка Нина Натускина — полтонны.

Девочки не отставали от ребят. На Мало-Атлымском рыбозаводе рыбачило звено учениц Кеушинской школы, которым руководила опытная рыбачка Мария Федоровна Необутова. Школьное звено Надежды Бакай добыло в счет плана Сургутского рыбозавода 96 центнеров рыбы. Всего на путине 1944 года работало 130 звеньев юных рыбаков.

В 1943 году по инициативе Салехардской и Аксарковской средних школ развернулось движение ученических рыбацких бригад Ямала. На рыбных промыслах округа работало 1200 пионеров и школьников, сотни детей были заняты на обработке рыбы. Учащиеся Салехардской средней школы Юрий Гржегоржевский, Валентин Дзенис, Генрих Мингалев, Юрий Прибыльский, Лидия Рочева, Владимир Шахов, Маргарита Шиляева, Спартак Трандин и другие под руководством преподавателей Нины Леонтьевны Одинцовой и Якова Андреевича Реймера рыбачили на промысле Горно-Князевский по 12-14 часов в сутки, перевыполняя нормы добычи в полтора-два раза. Средства, заработанные на рыбном промысле и воскресниках в сумме более 200 тысяч рублей, школьники передали на строительство авиаэскадрильи “Ямальский комсомолец”.

Коллектив школы был занесен на окружную Доску почета с вручением переходящего Красного знамени. Юные рыбаки получили звание гвардейцев тыла, а наиболее отличившиеся — Почетные грамоты Салехардского горкома партии и горисполкома.

Учащиеся Пуйковской школы Ямальского района помогали на рыбном промысле Сюнай-Салинскому колхозу. Свой план рыбодобычи они перевыполнили в 2,5 раза. Во время весенней распутицы школьники на детских санках перевезли для рыбозавода 137 тысяч сетных грузил на расстояние более 2 километров.

В 1943 году школьные бригады этого района сдали в Фонд обороны 205 центнеров рыбы. За ударную работу на рыбалке и перевыполнение плана на 216 процентов ученица Ярсалинской школы Валя Самойлова была награждена Почетной грамотой райкома комсомола, а юный рыбак Алексей Хабибуллин — Почетной грамотой Омского обкома ВЛКСМ.

В колхозе имени Сталина Тазовского района ненецкие пионеры брат и сестры Петя, Оля, Молли и Нина Салиндер семейным звеном выловили и сдали в Фонд обороны тонну ценных сиговых рыб.

В сентябре 1943 года Приуральский райком ВЛКСМ доложил окружкому комсомола: «Комсомольцами и молодежью района выловлено за путину в фонд Главного командования 1717 центнеров рыбы, в том числе рабочими и служащими — 273, пионерами и школьниками — 614 центнеров. Секретарь райкома комсомола Пенькова».

Из приказа Народного комиссара рыбной промышленности СССР (ноябрь 1943 г.): «…юные рыбаки Аксарковского рыбозавода Ямало-Ненецкого округа Кузьмин Миша и Мирошниченко Ваня во время летних каникул заменили ушедших на фронт отцов и братьев. 15 сентября они выполнили годовой план для взрослых на 131,5 процента, личным примером увлекли на промысел еще 36 школьников’’. За образцовую работу Миша и Ваня были награждены значками “Отличник социалистического соревнования СССР”, а всем другим юным ловцам объявлена благодарность наркома.

В рапорте первой Тюменской областной комсомольской конференции (17-19 марта 1945 г.) юные рыбаки Ямала писали: “В путину 1944 года мы брали обязательство выловить и сдать в Фонд обороны 12 тысяч центнеров рыбы. Фактически сдали 13627. Сотни юношей и девушек завоевали звание гвардейцев тыла”.

К концу войны подростки составляли около одной трети всех рабочих, занятых на добыче рыбы. Только в особый фонд Главного командования молодежью округа было выловлено 25 тысяч центнеров рыбы.

А на охотничьи тропы вышли юные следопыты, чтобы дать Родине так необходимый в те годы валютный товар — ценную  сибирскую пушнину. Пионеры и школьники Реполовов 1942 году сдали 3956 шкурок водяной крысы. Ребята из Денщиковской начальной школы с 23 по 28 ноября провели пятидневку по отстрелу и отлову пушного зверя, вырученные от сдачи пушнины 200 рублей они передали на строительство танковой колонны “Омский физкультурник”. С начала учебного года Андрей и Октябрина Сивковы, Миша Пуртов, Нюра Молокова, Федя Голиков и другие юные охотники добыли пушнины на 1590 рублей.

Ярсалинский школьник Саша Кугаевский к 7 ноября 1942 года сдал на заготовительный пункт 19 шкурок горностая. За успехи в промысле он был награжден Почетной грамотой Ямало-Ненецкого окружкома комсомола, денежной премией и двуствольным ружьем. Денежную премию получил и юный охотник той же школы Сережа Самойлов. В Приуральском районе (Ямал) впереди были юные промысловики Щучьереченской школы, а в “личном зачете” победил ученик Товопогольской школы Ламдо, добывший ценной пушнины на 553 рубля.

В начале охотсезона 1943 года двенадцатилетние Сеня Бочкарев и Вася Сирин за три дня добыли 59 белок, шесть глухарей и двенадцать рябчиков. Сдав добычу в Самаровский заготпункт, они решили к 7 ноября добыть еще 250 белок.

Дети красноармейцев шестиклассники Ларьякской средней школы Миша Сигильетов и Владик Жилин хорошую учебу сочетали с успешной охотой. Миша поймал 17 горностаев и сдал пушнины на 270 рублей. Владик выполнил свое обязательство на 124 процента.

Пионеры Тюлинской школы Башмаков, Кобылин и Бабкин к 25 мая добыли 300 водяных крыс. Пионер Коля Змановский, выполняя наказ отца-фронтовика, сдал в Зенковский заготпункт на 123 рубля ценной пушнины и был премирован.

Витя Камин из юрт Сенти-Еганские Ларьякского района сдал в 1943 году пушнины на 3042 рубля, Николай Анемгуров из Усть- Топсуя Березовского района — на 1356, Физа Каткилева из Корликов — на 902 рубля.

В начале 1944 года редакция детского журнала “Дружные ребята” вместе с центральными охотничьими и заготовительными организациями объявила конкурс пионеров и школьников на лучшего юного следопыта и лучшую школу по сдаче пушнины. Претендент на это звание должен был сдать пушнины не менее чем на 126 рублей, а лучшая школа — добиться, чтобы охотой занималось не менее 10 процентов учащихся при хорошей успеваемости и наибольшей сдаче пушнины.

Одними из первых включились в конкурс пионеры Елизаровской школы Ханты-Мансийского округа, которые создали две охотничьи бригады из 25 человек и заключили договор с заготпунктом. Первым выполнил условия конкурса тринадцатилетний Толя Попов. Он ловил капканами горностаев и сдал пушнины к середине февраля уже на 200 рублей.

Участник конкурса пятиклассник Кеушинской школы Александр Своровский добыл в феврале 10 горностаев. Но рекорд побил пятнадцатилетний Даниил Кондин из юрт Соуслан (ныне Октябрьского района), он перевыполнил свой план в шесть раз и сдал пушнины на 1550 рублей.

Ученик Пельвожской начальной школы (Ямал) Тимофей Хунзи, включившись в конкурс, в четвертом квартале 1944 года добыл двух красных лисиц и пять горностаев.

И вот последний военный охотничий сезон. Ханты-Мансийский округ. Ученик Кедровской школы Сергей Мавлюкаев сдал в феврале на 212 рублей пушнины. Четырнадцатилетний Андрей Лысков из юрт Мулигорт (ныне Октябрьского района) к XXVII годовщине Красной Армии сдал пушнины на 745 рублей при квартальном плане 150.

На полях и фермах

3 июля 1941 года с обращением к советскому народу выступил по радио Председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин. В тот день, когда в п. Цынгалы пришла газета с его речью, около сорока пионеров и школьников готовились на берегу к лодочной прогулке. Председатель колхоза “Путь социализма” Шешуков прочитал им выступление. Серьезными стали лица детей. В ответ на подлое нападение фашистов они решили лучше учиться, изучать военное дело, помогать колхозу.

Вместо прогулки отряд отправился на заготовку кормов. С этого дня 25-30 школьников ежедневно выходили на луга. К 18 июля было заготовлено 12 тонн веточного корма. Хорошо поработали звенья Кати Исаковой и Клавы Овсянкиной, пионерки Августа и Тоня Яровы, Оля Соснина.

С 3 августа вышли на заготовку кормов пионеры и школьники с. Базьяны под руководством комсорга А. П. Башмакова, вожатого А. П. Губина и учительницы А. В. Аносовой. Учащиеся Перегребного за десять дней заготовили 20 тонн веточного корма, ребята с Большого Камня — 11 тонн. На заготовке кормов отличились пионеры из колхоза “Путь Ленина» Нарыкарского сельсовета В. Тарачев и А. Елахов, ученики Большереченской школы Ф. и Т. Пендаховы.

Многие ребята работали на силосовании кормов. Среди них школьники Покурского Совета, деревень Пасол и Вата под руководством Феди Каюкова, Вани Черкашина и Володи Мартынова, которые готовили ветки для силосования, возили к ямам траву; учащиеся Кедровской начальной школы заготовили 9 тысяч таловых веников. 60 пионеров Самаровского колхоза заложили несколько тонн силоса. Здесь для помощи колхозу была создана бригада под руководством пионера Саши Гордиенко. В ней работали Н. Красин, Ф. Соскина, Г. Подольская, П. Корепанов, И. Лазарькова, Т. Котельникова.

1200 школьников Микояновского (ныне Октябрьского) района заготовили 400 тонн кормов. В Сургутском районе первым военным летом 950 пионеров и школьников заложили 65 тонн силоса и заготовили 150 тонн веточного корма.

Активно трудились сургутские ребята и на колхозных полях. Пионеры районного лагеря пропололи и окучили все посевы колхозного картофеля. Ежедневно выходили на поля 24 четвероклассника Сургутской школы. Некоторые охраняли посевы. 25 пионеров и школьников д. Кушниково под руководством вожатой А. Кушниковой пропололи 17,6 гектара зерновых и картофеля. Передовики Клава Трифонова, Рая Тырикова, Катя Замятина, Маруся Трифонова, Толя Черкашин.

С первых дней войны школьники д. Сахали Сытоминского сельсовета пололи и окучивали картофель. Тося Аралова, Нюра Кугаевская и Вова Карташев за два дня окучили и выпололи полгектара картофеля. Бригады по прополке посевов и заготовке кормов Нижневартовской школы развернули между собой соревнование (директор школы А. Савин).

7 сентября 1941 года в Международный юношеский день 97 пионеров Самаровской школы с рассветом переправились через Иртыш, корчевали пни, готовили участок под посевы озимой ржи. Каждый заработал по 3 рубля 50 копеек. Деньги внесли в Фонд обороны. Учащиеся Селияровской средней школы вместе с учителями за день убрали весь колхозный картофель и засыпали его в хранилище.

Пионеры округов ухаживали за колхозным скотом. Зимой 1942 года пионеры и школьники д. Подгорное взяли шефство над колхозными лошадьми, заготовили для посадки центнер картофельных верхушек, собрали золу. Учащиеся Востыхоевской школы Самаровского района — шефы животноводов колхоза “Голос рыбака” — за несколько дней заготовили 500 килограммов таловой коры. Ребята из Зарямской школы Сургутского района за 5 дней наскоблили 850 килограммов тала. Ученик четвертого класса Паша Измоденов заготовил более 20 килограммов коры в день. Учащиеся Салехардской начальной школы шефствовали над жителями колхоза “Красный Октябрь”. К весне школьники Черного Мыса собрали для колхоза “Верный путь” 5 тонн золы, провели снегозадержание на полях, 40 человек ежедневно скоблили тал. По инициативе отряда Жени Красильниковой из седьмого класса пионеры Сургута собрали 52 центнера золы, каждый пионер школы заготовил по килограмму картофельных верхушек.

Семиклассники Селияровской школы во главе с директором П.Ф. Подчиваловым по воскресеньям работали в кузнице — отремонтировали 4 плуга и 8 борон. Мануйловские школьники шефствовали над колхозными телятами, готовили тал, собирали золу.

Ямало-Ненецкая окружная газета “Красный Север” 20 июля 1941 года сообщала, что бригада салехардских пионеров под руководством вожатой Тани Штейн работала на сельскохозяйственной опытной станции на прополке делянок с луком и капустой, уничтожала личинок капустной моли. Другая бригада из 40 школьников занималась прополкой полей Салехардского совхоза. Ученики неполной средней школы Салехардского рыбоконсервного комбината работали на огородах комбинатского подсобного хозяйства — так называемой неуставной артели “За освоение Севера”, помогали в уходе за посевами ученым опытной станции, заготавливали веточный корм для совхоза.

Несмотря на то, что на Ямале считанное количество колхозов занималось выращиванием картофеля и овощей (в Шурышкарском и южной части Приуральского района), в округе под руководством главного агронома Б.В. Патрикеева была разработана программа и организована 95-часовая учеба школьников по проведению сельскохозяйственных работ применительно к условиям Приполярья с двухнедельной производственной практикой.

Летом 1942 года боец-пулеметчик П. Подчивалов обратился через газету “Сталинская трибуна” к ребятам с призывом — помогать колхозам в выполнении плана. Пионеры и школьники продолжали работу на колхозных полях и лугах. 160 учащихся Ханты-Мансийской средней школы выехали в Зенково, Селиярово, Долгое Плесо на уход за посевами и заготовку кормов. Тюлинские школьники ежедневно выходили на поля, они пропололи более 50 гектаров зерновых. Гена Соскин и Леня Хозяинов охраняли посевы на площади 100 гектаров, следили за плотиной, Г. и А. Серебровы пасли колхозных коров.

Большую пользу колхозам приносили дети, собирая опавшие колоски на полях. Ребята из Елизаровской школы за 20 дней собрали 42 мешка колосков и столько же сгребли в копны. Колхоз намолотил из этого 75 пудов зерна. Третьеклассник Сережа Новиченко пахал, боронил, пас скот в колхозе и заработал за лето более 100 трудодней.

Все школы увеличили тогда свои посевные участки, только учащиеся Ханты-Мансийской средней школы собрали 7 тонн картофеля для своей столовой. На участке Перегребинской школы все лето трудились Лида Осинцева, Нина Остапенко и Клава Бобова.

Летом 1943 года школьники Спасского района Горьковской области призвали всех пионеров страны усилить помощь фронту. Этот призыв подхватили пионеры и школьники округов.

Среди первых были тюлинские ребята. Второклассник Митя Тюльканов, пятиклассники Виктор Першин и Степан Медведев боронили посевы, младшеклассники из бригады учительницы М.Н.Пластининой собрали 150 мешков колосков. Хорошо помогали колхозу учащиеся Саргатинской начальной школы Еня и Нюра Северовы, Клава Медведева, Леня Пастухов, Аркаша Тавлин, а Никиту Сотникова колхоз премировал ценным подарком.

Бригада учащихся Ханты-Мансийской средней школы работала в Луго-Филинском на вывозке снопов и ежедневно перевыполняла задания. Зоя Толстогузова к 23 августа заработала 60 трудодней, Лена Пак и Мария Ядрышникова — по 45-50. Ребята из Елизаровской школы заработали летом в колхозе 3263 трудодня. Всего по Ханты-Мансийскому округу в 1942-1943 годах 5712 пионеров и школьников заработали на колхозных полях 150000 трудодней. В эти годы 1675 учащихся Кондинского района, помогая колхозам, заработали 30000 трудодней, только на счету у ребят из Ягодинской школы было 10000 трудодней.

В последнее военное лето 1944 года на колхозных полях работало 3500 учащихся, они заработали 35000 трудодней. Только в школах Самаровского района было скомплектовано 200 бригад для работы на пахоте, бороновании, прополке.

В Коневском колхозе четырнадцатилетние Николай Паромов и Иван Конев за 25 дней сгребли на конных граблях 200 тонн сена, а затем научились работать на сенокосилках и стали косить, не уступая взрослым. Заменили взрослых на уборке и учащиеся Елизаровской школы Евдокия Булашева, Ольга Скрипунова, У. Кайгородова. Из собранных пионерами и школьниками Тюлей колосков колхоз намолотил полтонны зерна.

И сборы, и семинары

В грозные военные годы у пионеров округов активизировалась и внутриотрядная работа, регулярно проходили сборы, зажигались костры, укрепилась дисциплина и организованность. На сборах много говорили об учебе, хвалили отличников, обсуждали отстающих, которым постоянно помогали сильные ученики. Дети следили за событиями на фронте, слушали доклады, лекции, беседы о Красной Армии, событиях военного прошлого Родины. Все это создавало патриотический настрой.

В мае 1942 года Ханты-Мансийский окружком комсомола провел семинар вожатых отрядов окружного центра и села Самарова. Основные вопросы: “О военно-физкультурной работе среди пионеров”, “Работа вожатого в период весенних школьный испытаний”. К концу года в округе было 7616 пионеров.

Большее эмоциональное звучание приобрели пионерская символика и атрибутика; на военный лад — в штабы — были переименованы советы отрядов и дружин, введены знаки различия, возросла воспитательная роль вожатых-комсомольцев.

И здесь, наверное, самое удобное место для перехода к единственному в книжке авторскому отступлению, т.к. я стал пионером незадолго до введения вышеуказанного порядка. Это случилось на сборе отряда Салехардского городского пионерского лагеря на песчаном берегу реки Поляпты у большого трескучего костра. Нас, группу пионеров и октябрят, кружковцев Дома пионеров, возвращавшихся с прополки полей опытной сельхозстанции, пригласили к костру, а несколько наших ребят, будущих третьеклассников в том числе и меня — в строй принимаемых в пионеры воспитанников лагеря. Мы хором, вслед за пионервожатой, повторили слова Торжественного обещания и пошли домой пионерами.

А теперь о Доме пионеров, поскольку я практически вырос в нем. Во-первых, жил в трех десятках шагов от него, во-вторых, мама моя, Анфиса Кузьминична Пермякова, в 1936-1937 годах работала заведующей пионерским отделом Ямало-Ненецкого окружкома комсомола, а в 1938 году — директором того Дома. Это было типовое просторное здание постройки 1935 года со зрительным залом, сценой, спортзалом, комнатами для кружковой работы.

Иногда мама брала меня на разные массовые мероприятия: концерты, сборы, новогодние елки. Помню, запуск огромного, склеенного из папиросной бумаги воздушного шара, когда около Дома пионеров собралось много людей. Сделали “монгольфьер”, названный так в честь изобретателей, братьев Монгольфье, ребята из авиамодельного кружка.

Как и другие объединения оборонно-спортивной направленности, созданные в конце 30-х годов, авиамодельный кружок активно продолжал работать и в годы войны, тем более, что не требовал больших материальных затрат. Исходными материалами были деревянные рейки сечением, примерно, в один квадратный сантиметр (из них делали фюзеляжи) и сломанные лыжные бамбуковые палки. Из узких бамбуковых полосок толщиной около 3 миллиметров выгибали крылья и хвостовое оперение. Их обклеивали папиросной бумагой, приклеивали к рейке — и планер готов. Если к рейке снизу крепили с помощью полосок жести резиновый движитель, а спереди жестяной пропеллер, то стоило закрутить резиновый жгут до упора и “самолет” летел. Но чтобы знать размеры и место крепления составляющих, проводились соответствующие теоретические занятия. Война привнесла на них новые темы — изучение по специально изготовленным плакатам типов германских и советских самолетов, были завезены и плакаты с рекомендациями по уничтожению вражеских авиадесантов.

Естественно, что активизировался стрелковый кружок, где мы изучали материальную часть оружия, учились стрелять из мелкокалиберных и пневматических винтовок, участвовали в стрелковых соревнованиях, сдавали нормы на значок “Юный Ворошиловский стрелок”.

Работал физкультурный кружок, скорее, гимнастический: перекладина (турник), брусья, кольца, конь. Зимой, конечно, все вставали на лыжи, правда, в соревнованиях городского ранга пионеров далее, чем на двухкилометровую дистанцию не выпускали. В кружке юные лыжники “отрабатывали” скорость, а вот смелость — при катании с крутых гор, прыжках со снежных трамплинов.

Одно время я ходил в хоровой кружок, которым руководила хормейстер и пианистка по фамилии Лысенко, к сожалению, забыл имя-отчество — так давно это было. Пели мы фронтовые и патриотические песни…

С юными музыкантами вели занятия эвакуированные из Ленинграда замечательные педагоги — скрипач Николай Николаевич Левинсон и пианист Герман Вениаминович Гауфлер.

В годы войны в Доме пионеров появились более утилитарные объединения. Начну, пожалуй, с кружка юных рыболовов. Большинство салехардских мальчишек, начиная с первоклашек, а то и раньше, каждое лето становились рыбаками. Сначала ловили ершей на закидушки из 2-3 крючков с насаженными дождевыми червями. Ребята постарше ставили переметы на 15-20 и больше крючков. Вскоре после ледохода снасти бросали с лодок “заякоренных” недалеко от берега при помощи пары камней на веревках. А кто-то ухитрялся рыбачить со стоящих у причалов катеров и барж, если разрешали команды.

Но настоящее раздолье начиналось, когда в реку заводили десятки плотов. Здесь ловля ершей велась круглосуточно, поскольку солнце почти все лето не заходило за горизонт. А ближе к осени с тех же плотов примитивными удочками из палки, толстой хлопчатобумажной нитки — “нолевки” и крючка начинали ловить подросших щурят. Первоначальной наживкой служили белая пуговица и папиросный окурок, а затем в ход шли желудки пойманных рыбок. Вытаскивали щучек и при помощи укрепленных на палке проволочных петелек.

Война внесла свои коррективы и здесь. Изменились цели рыбалки — из развлекательной и домашне-полезной она превратилась в хозяйственно-политическую кампанию— лов рыбы в Фонд обороны. Улов принимали около городской пристани. Некоторые чемпионы добывали за ночь по 300 ершей. В сумме это были дополнительные консервы и рыбная крупа для бойцов.

А когда исчезли из продажи фабричные крючки, нитки и веревки, пришел в Дом пионеров один старик и стал учить нас гнуть крючки из раскаленных иголок, но они не имели жала или бородки, и ерши часто срывались. Зато другой тип крючка был с бородкой, его делали из гвоздей, расплющивая раскаленное острие и вырубая на нем зубец. Шляпка гвоздя позволяла крепить леску, хотя и не очень надежно. Научил он и вить веревки для сетной и переметной тетивы. Материалом служили распущенные рогожные кули. Более привычным было плетение поводков для переметов из волос конских хвостов. Они раньше применялись мальчишками для изготовления петель, которыми ловили куропаток и пуночек.

Кстати, с наступлением зимы большинство юных рыбаков переключалось на добычу куропаток — их тоже сдавали в Фонд обороны.

Довелось мне участвовать и в вылазках тимуровской команды Дома пионеров, и ходить в технический кружок, который вел ленинградский инженер Федор Федорович Фюнер.

Но Домов пионеров было в округах всего два, и основным полем пионерской работы была школа, поэтому неслучайно в начале 1944 года XII пленум ЦК ВЛКСМ отметил, что для дальнейшего улучшения обучения и воспитания учащихся большое значение имеет активизация работы комсомола в школе. Пионерским дружинам было предоставлено право рекомендовать на своих сборах лучших пионеров, достигших 14-летнего возраста, в ряды комсомола и установлено, что рекомендация дружины приравнивается к рекомендации одного члена ВЛКСМ.

Придавая большое значение воспитательной работе пионервожатых с учащимися младшего и среднего возраста, когда приобретаются первоначальные навыки поведения, дисциплины, уменья учиться и работать, пленум потребовал от комсомольских организаций уделить особое внимание руководству работой пионервожатых, оказывать им повседневную поддержку, помогать в повышении педагогических знаний.

В целях укрепления кадров пионервожатых пленум установил, что старшие вожатые утверждаются бюро обкома комсомола. Для подготовки и переподготовки кадров старших пионервожатых решено восстановить республиканские и межобластные школы, а в городах создать постоянные школы для учебы без отрыва от работы. Большой любовью и уважением детей Ямала пользовались пионервожатые Александра Касаткина (Салехардская начальная школа),  Анастасия Шахова из Надымского района, Мария Филатова(Катравожская школа-интернат), Константин Анагуричи (Ярсалинская неполная средняя школа). Активно продолжала работать уже известная читателям Фаина Сычева. В ее районе за 1943-1944 учебный год количество пионеров увеличилось более чем на одну треть.

В Ханты-Мансийском округе хорошо работала вожатая Епизаровской школы комсомолка Галя Коновалова. 56 пионеров дружины часто проводили костры и сборы, готовили пьесы, приглашая в школу родителей. Еженедельно собирались звенья для выявления и помощи отстающим, читки и обсуждения сообщений с фронта. Тимуровцы школы помогали копать огороды семьям бойцов, следили за малышами.

Активно действовал отряд Красноярской национальной неполной средней школы. Вожатая учительница Н. Васкакова в начале учебного года провела сбор, где пионеры решили бороться за стопроцентную успеваемость, повседневно помогать колхозу и семьям фронтовиков. 22 школьных тимуровца шефствовали над 12 колхозными лошадьми, заготовили 100 килограммов золы. После обследования ими семей красноармейцев нуждающейся Е.И. Пахтышевой был выдан центнер муки. За 3 месяца ребята внесли 340 рублей на боевые машины, купили на 400 рублей облигаций Военного займа, отправили в армию самодельные кисеты, платки, носки.

В начале 1944 года окружная газета “Сталинская трибуна” написала о работе пионеров Сургутского детского дома (секретарь комсомольской организации Кузнецова, старшая вожатая Шмачилина). Здесь регулярно проводились семинары отрядных вожатых, вопросы пионерской работы обсуждались на комсомольских собраниях, постоянно работал штаб дружины. Все пионеры учились на хорошо и отлично. Газета отметила также отряды Ханты-Мансийской средней школы (вожатая учащаяся педучилища Игнатова) и пятого класса Перековской школы (вожатая Соловьева), где была хорошая успеваемость пионеров.

В конце войны лучшей вожатой Ханты-Мансийской средней школы была восьмиклассница Лида Вершинина, работавшая в тесном контакте с учительницей Анной Ильиничной Пестовой и родителями. Из 40 пионеров отряда № 2 37 успевали по всем предметам. Лида подготовила беседы “О партизанском движении”, “О красном галстуке”, “О положении на фронте”. Всего в школе в это время было 330 пионеров.

А вот одна из последних страниц пионерской истории в годы войны. Состоялся слет юных пионеров Самарова и Ханты-Мансийска. Участники обсудили вопрос о подготовке к весенним школьным испытаниям, обменялись выступлениями самодеятельных артистов, фотомонтажами, выставками. К концу войны число пионерских отрядов в округе увеличилось до 247, а дружин до 43.

Из книги «Пламя погасших костров»

Из архива Натальи Румянцевой (Шадриной)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика