Описание поездки на р. Конду (Извлечения)

Дунин-Горкавич А.

В мае 1902 г. в печати появилось сообщение, что возникло ходатайство о постройке железнодорожной линии, долженствующей соединить Богословские заводы с Пермь-Тюменской железной дорогой. При осуществлении этого проекта реки Сосьва и Кама были бы соединены рельсовым путем. С первого взгляда на карту видно, что расстояние между Филькинской пристанью (на Сосьве) и верхним течением реки Конды — с небольшим 200 верст.

В настоящее время правильное движение грузов по транзитному пути Обь — Кама тормозится усиливающимся год от году мелководием р. Тобола и Туры. Чувствуется настоятельная нужда в изыскании другого, более удобного, пути, причем, естественно, является мысль, что для такого пути могла бы послужить р. Конда, если бы соединить верхнее ее течение с проектируемой железнодорожной линией. Но вот вопрос: что из себя представляет река Конда в отношении судоходства? Существующий скудный печатный материал о р. Конде не дает никакого ответа на поставленный вопрос. Да и собранные мною по этому вопросу предварительные сведения мало уяснили для меня сущность дела. Оказалось, что судоходство по р. Конде возникло недавно. До 1896 г. для инородцев, живущих по р. Конде, казенная мука, в количестве 7-8 пудов, ежегодно доставлялась на барже, приводимой в движение рабочей тягой.

Первый пароход, поднявшийся вверх по Конде, был «Доброжелатель» Обрубова, зафрахтованный в 1896 г. купцом Сыромятниковым для доставки казенной муки. Затем последовательно поднимались вверх по р. Конде следующие пароходы: «Три святителя» В. Я. Смороденникова и паровой катер Ширинкина «Коля», перевозивший товар тавдинского торговца Зуева. При этом «Коля» прошел по Конде осенью с осадкой на 5 ч [е]т[вертей], проследовав до р. Тетера. В следующем 1900 г. во второй раз заходил «Доброжелатель», проследовавший до с. Нахрачинского. В 1901 г. доходил до с. Болчаровского «Подарок» Андреева. Весной того же 1901 г. пароход торгового дома «М. Плотников и С-ья» «Березовец» с грузом казенной муки поднялся выше всех заходивших в р. Конду пароходов, именно до с. Леушинского, лежащего на границе Тобольского и Туринского уездов.

В июне 1902 г. тот же пароход «Березовец» должен был идти с грузом казенной муки в р. Конду до с. Леушинского. Крайне заинтересованный вопросом об изыскании более удобного направления транзитного пути, я воспользовался представившимся случаем, тем более что торговый дом «М. Плотников и С-ья» любезно предложил мне, если не встретится никаких препятствий, подняться по р. Конде далее с. Леушинского.

Отъезд наш из Тобольска состоялся 14 июня. «Березовец» вел на буксире две баржи с казенной мукой, для разгрузки которой делались довольно продолжительные остановки на некоторых попутных пристанях. Вследствие этого мы прибыли к устью р. Конды лишь 19 июня. В с. Базьяновском была оставлена одна из следовавших за пароходом барж. В ночь на 20 июня «Березовец», имея на буксире баржу на 7 четв[ертей] осадки, с 2500 п [удами] груза двинулся по Усть-Кондинскому сору. Дул попутный ветер, и поэтому пароход шел со скоростью 8 вер[ст] в час. К утру мы значительно подвинулись вперед, но в половине шестого встретилось непредвиденное затруднение. Дело в том, что весенний подъем воды значительно увеличил ширину Усть-Кондинского сора (до 5 верст), так что фарватер реки найти было довольно трудно. Плохо ориентировался в местности и взятый лоцман — болчаровский остяк. Вследствие этого пароход двинулся вперед неуверенно, часто натыкаясь на гривы. Приходилось делать частые остановки, бросать баржу и искать русло реки, которое к тому же в этой части, по словам лоцмана, извилисто. Положение ухудшалось вследствие усиливавшегося ветра, который поднял значительные валы, затруднявшие движение парохода. Потратив около шести часов на рекогносцировку и разыскание фарватера и найдя, наконец, последний, в полдень двинулись вперед. Через 1 ½ часа прошли мимо Камовских юрт — конечного пункта Усть-Кондинского сора, имеющего в длину 45 верст. Начиная от этих юрт было решено производить систематические промеры реки против населенных пунктов и более заметных мест. Промеры против ю[рт] Камовских дали глубину 12-15 аршин. За Камовскими юртами Конда мало-помалу теряет характер сора: берега сдвигаются, островков, усеивающих сор, попадается меньше. Приблизительно на половине расстояния от Камовских до Алтаевских юрт течение Конды имеет вполне речной характер. Берега довольно плоские, изредка попадаются береговые увалы немного выше сажени. С обеих сторон Конда окаймлена лесами; из лесных пород чаще всего встречается сосна, реже — береза и осина. Поражает обилие лугов. Они встречаются по обеим сторонам реки и оживляют пейзаж своей зеленью.

Утром 27 июня пароход прибыл в с. Леушинское. Село это расположено на яру до 7 саж[еней] высотою. В с. Леушинском должна была производиться последняя сдача казенной муки. Оставив здесь баржу для разгрузки, в 1 ч. 17 м. пополудни мы на «Березовце» отправились далее и поднялись по р. Конде до с. Шаимского, куда прибыли 28 июня в 10 ч. 27 м. утра. Таким образом, мне удалось подняться на пароходе по р. Конде на 705 вер. и достигнуть пункта, далее которого правильная навигация невозможна.

Пробыв в с. Шаимском около 2 час., мы в 12 ч. 25 м. пополудни отправились обратно вниз по Конде и в 7 час. утра следующего [дня] — 29 июня прибыли в с. Леушинское.

Баржа была почти разгружена, так что нам недолго пришлось ждать конца работы, и в 10 ч. 40 мин. «Березовец» снялся с якоря. Мы довольно быстро подвигались вперед, так как шли с пустой баржей и по течению.

Утром 1 июля мы прошли Камовские юрты и вступили в Усть-Кондинский сор. До сих пор, начиная от с. Леушинского, пароход шел со скоростью 10 вер. в час. Как и одиннадцать дней тому назад, Улъ-Кондинский сор неприветливо встретил нас. Небо хмурилось; изредка выглядывало солнце, прорывая пелену облаков. Дул сильный ветер, поднимая навстречу пароходу широкие волны и задерживая его ход. Усть-Кондинский сор широк, поэтому в сильную погоду волны на нем довольно значительны, так что нам пришлось закрыть окна в каютах. На этот раз мы благополучно продвигались вперед, не натыкаясь на песчаные гривы и откосы. Лоцман, наученный предыдущим опытом во время нашего пути вперед, прекрасно ориентировался в местности, и производимые через каждые 2 мин. промеры показывали глубину не менее 3 саж. В 4 часа дня «Березовец» вступил в Иртыш, и мы распростились с Кондой. <…>

Верховья Конды в Березовском уезде не заселены вовсе, в Туринском же уезде заселена не только Конда, но и ее притоки; в Тобольском уезде население группируется почти исключительно по берегам Конды и по речкам, впадающим в реку Юконду.

Конду заселяют вогулы, исключая нижнее течение, где, приблизительно от устья Вая, проживают остяки, составляя отдельную волость — Меньше-Кондинскую (Тобольского уезда).

В административном отношении вогульское население Конды делится на три волости: Верхне-Кондинскую и Больше-Кондинскую в Туринском уезде и Кондинскую в Тобольском уезде.

В описании экономического положения русских и инородцев, населяющих берега реки Конды, я коснусь только тех из них, которые проживают в Тобольском уезде, так как судоходная часть Конды находится главным образом в пределах этого уезда.

Волость Меньше-Кондинская. У остяков низовьев реки Конды, Меньше-Кондинской волости, земли поделены между отдельными селениями, причем владение сенокосами подворное, а остальными угодьями — общинное.

Русские живут в Меньше-Кондинской волости на правах арендаторов и платят кортом. Полный годовой арендный пай, состоящий в праве пользования, наравне с вотчинниками, сенокосными и рыболовными угодьями, звероловством и сбором брусники (причем бруснику могут собирать 2 человека), стоит 12 руб. При этом арендатор не имеет права один, без вотчинников, производить промысел и только для сенокошения избирает время сам. Права на бесплатное пользование угодьями русские не получают и в том случае, когда они живут в известной местности целые десятки лет.

Жители этой волости земледелием не занимаются, но разводят некоторые овощи. Впрочем, лет 10 тому назад была сделана первая попытка к земледелию в с. Болчарах.

Обыватели с. Болчар — остяки и русские — садят в огородах картофель, репу, лук, капусту и огурцы, но в незначительном количестве. Овощи вызревают вполне. В других поселениях (юртах) изредка садят только картофель.

Скотоводство ограниченное: лошади, коровы, изредка овцы. Скотоводству в данной местности благоприятствует обилие лугов, часть которых нередко остается неиспользованной. Луга — без кочек; из трав на них растут пырей и осока. Лошадей остяки держат до 10, коров — до 12 голов. Безлошадные — редкое исключение. Еще реже можно встретить остяка, не имеющего коровы. Овец держат только в с. Болчарах и ю. Летняя Пушта, от 2 до 10 голов. Разведению овец препятствуют охотничьи собаки, которых обыкновенно держат без привязи. Собак у каждого домохозяина имеется 2-3. Домашней птицы остяки не держат. Свиньи есть только в Болчарах у некоторых домохозяев, и то лишь по 2-3. Свиного мяса многие остяки совсем не едят. Продукты скотоводства — молоко, масло, мясо — потребляют сами. Лошадьми не торгуют.

Кроме двух русских торговцев из Меньше-Кондинской волости возят свои продукты для сбыта в Тобольск и более зажиточные остяки, прикупая иногда часть продуктов у однообщественников.

Главный контингент ямщиков, вывозящих кладь с Конды, составляют русские с берегов Иртыша. В незначительной степени в перевозке кладей участвуют и местные инородцы. Из промыслов главную роль играет рыболовство, затем сбор брусники и, наконец, звероловство.

На первом месте по значению для местных инородцев из рыб стоят щука и язь, затем следуют окунь, ерш, чебак, сорога; изредка встречается нельма, еще реже — налим. Зимой в чердаках попадается мелкая стерлядь и лобарь (мелкий осетр). Здесь много озер, изобилующих рыбой (щука, окунь, карась). Есть даже озера, в которых водится сырок.

Брусничный промысел довольно значителен. Брусника в описываемой местности собирается в борах. Население каждых юрт имеет свои боры, число которых достигает при некоторых юртах 20. Так как брусничник по истечении 5-6 лет стареет и дает мелкую и редкую ягоду, то для поднятия производительности ягодника боры весной, через 7-8 лет, выжигают. Хотя новый брусничник появляется в ту же весну, но ягоду дает только через 3 года. При богатстве края брусникой местное население не в состоянии использовать все брусничники. Поэтому право сбора брусники у кондинских инородцев арендуют крестьяне волостей Демьянской, Юровской и Уватской Тобольского уезда. Брусника продается на месте заезжим торговцам.

Из пушного зверя в последнее время стали добывать куницу, появившуюся в здешней местности года 2 тому назад. Соболя же здесь не водится. Лисицы добывают обыкновенно 1-2 шт. на хозяина, редко штук 5. Белки в осень бьют по 100-200 штук на ружье. Росомаху, выдру и медведя добывают редко. Чаще бьют лося, а еще чаще — оленя; последнего почти всякий. Сторожевой лук как орудие охоты здесь совсем не употребляется.

Утку добывают в плохах перевесами, на воде — пленками. Глухаря и тетерева добывают слопцами шт[ук] по 100 на хозяина, но не продают. Рябчика бьют мало, продают в незначительном количестве.

Волость Кондинская. У инородцев Кондинской волости замечается разнообразие в формах пользования угодьями. Так, в с. Нахрачинском и остальных юртах Кондинской волости, за исключением юрт Есаульских, владение сенокосами подворное, а рыболовными и звероловными угодьями, брусничниками и кедровниками (последних в с. Нахрачинском нет) — общинное. В юртах же Есаульских, хотя владение сенокосами, рыболовными и звероловными угодьями подворное, но пользование брусничником (он один в этих юртах) и двумя озерами — общинное. В с. Леушинском владение пахотными, луговыми и звероловными угодьями подворное, а остальными — общинное.

Русские, проживающие в с. Нахрачинском, платят инородцам за право жительства 3 рубля с души, причем им разрешается бесплатная пастьба скота и дроворуб. Права на бесплатное пользование остальными угодьями русские не приобретают и в том случае, когда платят аренду уже более ста лет. Между тем они участвуют в исправлении дорог и несут междудворную повинность. Русское население села Нахрачинского арендует угодья в других вотчинах. Годовая арендная плата на промыслы следующая: рыболовный (арендуют пески) до 20 р., сенокос 1 р. за 100 копен, брусничник 3-4 руб. с души, кедровый орех 4-5 руб. с души. За право охоты русские не платят, но должны давать пай из добычи, если на убитого зверя приходят инородцы.

Жители этой волости, так же, как и Меньше-Кондинской, земледелием не занимаются. Первую попытку в этой области сделал крестьянин Попов, который сеет хлеб (рожь, овес, ячмень) в вотчине инородцев юрте Вачкуровских. Хлеб вызревает вполне.

В с. Леушинском несколько домохозяев сеют хлеб: рожь, ячмень, овес. Урожай овса сам-6, ячменя сам-7, ржи сам-9-10.

Жители Кондинской волости разводят некоторые овощи. Обитатели с. Нахрачинского — русские и вогулы — садят в огородах картофель, репу и огурцы. В остальных поселениях этой волости все инородцы сеют только картофель.

В Кондинской волости овец держат все и во всех юртах, исключая юрты Панькиных. Продукты скотоводства потребляют сами.

Соболя и куницы здесь немного. Лося бьют мало, оленя — порядочно. Лука сторожевого как орудие охоты не употребляют.

В верховьях р. Конды есть приток — небольшая речка Нерех, в которой водятся бобры.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика